Лицо современного нацизма

Архив 201021/12/2010

17 декабря в Москве в Совете Федерации России под председательством руководителя Верхней палаты российского парламента Сергея Миронова состоялась Международная конференция “Мир без нацизма — глобальная задача всего человечества”. В работе конференции приняли участие видные политические деятели, депутаты Европарламента, руководители международных антифашистских, антинацистских правозащитных организаций, известные религиозные деятели из 47 стран мира.

Участников форума приветствовал президент Дмитрий Медведев. На конференции выступил и председатель партии “Национальное единение” Арташес Гегамян. Он был верен своему принципу: на международных форумах защита интересов армянской государственности — дело чести любого политика, будь он во власти или в оппозиции.

Прежде чем обратиться к актуальным вопросам формирования мира без расизма, нацизма и ксенофобии и рассматривать эту проблему в качестве глобальной задачи человечества, а также определить роль международных организаций в пресечении этих человеконенавистнических проявлений, необходимо изначально дать характеристику тому миру, в котором мы живем.
Уже ни у кого не вызывает сомнений, что доминирующим процессом развития мировой экономики на грани XX-XXI веков является глобализация, которая привела к усилению взаимозависимости различных сфер нашей жизни: экономики, политики, идеологии, культуры, социальной сферы, экологии, безопасности и др. Позитивные последствия глобализации в масштабах мира распределяются неравномерно, и в итоге в выигрыше оказываются, как правило, индустриально развитые страны. При этом в определенной мере ущемляются интересы широких слоев населения, в особенности в странах, не входящих в число государств, где проживает “золотой миллиард”. Углубление разрыва в экономическом и социальном развитии между богатыми и бедными странами способствует значительному увеличению миграции населения из бедных стран в экономически развитые государства. Причем можно утверждать, что этот процесс уже вышел из-под контроля национальных правительств и международных организаций.
Так, по оценкам экспертов ООН, общее число международных мигрантов к концу нынешнего года достигнет 214 млн человек, при этом удельный вес беженцев в их общей численности в т.г. составит 8%, или 17 млн 120 тыс. человек. В 2010 году наибольшее число международных мигрантов будут сосредоточены в Европе (70 млн человек), несколько меньше — в Азии (61 млн человек) и Северной Америке (50 млн человек). При этом в 2010 году 75% от их общего числа будут проживать в 29 государствах, в том числе в США — 20% международных мигрантов мира (42,5 млн человек). Российская Федерация по этому показателю занимает второе место. Здесь их удельный вес составит 5,7%, или 12,3 млн человек, а третье место за Германией — соответственно 5%, или 10,7 млн человек. Во Франции в настоящее время проживают 6,7 млн мигрантов, в Великобритании — 6,5 млн, Испании — 6,4 млн, Италии — 4,5 млн, Украине — 5,3 млн, Казахстане — 3,1 млн, Швейцарии — 1,8 млн, Нидерландах — 1,8 млн человек.
Наличие такого числа мигрантов оказывает существенное влияние на экономику стран их происхождения. Так, доля общемировых денежных переводов, направляемых мигрантами в развивающиеся страны, в 2007 году составила 246 млрд долларов США, что более чем вдвое превышает объем всей международной помощи, предоставляемой этим государствам на развитие. По оценке ООН, сумма денежных переводов мигрантов, поступивших в 2007 году в развивающиеся страны, составила 1,9% их ВВП, а в развитые страны — 0,4% их ВВП. В ВВП Ливана денежные переводы составляют 24%, Иордании — 22%, Молдавии — 34%, Таджикистана — 45%. Вместе с тем, учитывая, что денежные средства, переведенные через неформальные каналы или переданные через третьих лиц, необязательно находят свое отражение в системах банковской отчетности, принято считать, что реальные объемы денежных переводов существенно выше приведенных оценок. Мировой финансово-экономический кризис имел значительные негативные последствия для мигрантов. Произошло снижение их заработной платы и ухудшение условий труда, сокращение социальных выплат. Это отрицательно отразилось на качестве жизни и здоровье мигрантов, зачастую обернулось потерей ими рабочих мест, особенно в сфере строительства, промышленности, услуг, розничной торговли.

В этих условиях значительно возрос риск дискриминации и ксенофобии по отношению к мигрантам, потому что местным населением они ошибочно воспринимаются как рабочая сила, отбирающая у них работу, особенно в низко квалифицированных секторах рынка труда. Таким положением дел в своих корыстных целях пользуются политические силы, которые среди населения своих стран подчас нагнетают расистские, нацистские и ксенофобские настроения по отношению к мигрантам. Как ответ на проявление нацизма и ксенофобии в разных регионах Европы спонтанно возникают массовые протестные выступления граждан, в числе участников которых большой удельный вес составляют международные мигранты. Вследствие этого наблюдается возвращение безработных мигрантов в страны своего происхождения. У себя на родине они сталкиваются с плохими экономическими условиями (высокий уровень безработицы и бедности), что в свою очередь расшатывает экономическую и социальную стабильность в этих странах. На этом фоне европейские страны одна за другой отказываются от принципа политкорректности, а политики все чаще говорят о таких вещах, о которых раньше на публике стеснялись говорить, как-то: об угрозе потерять европейскую идентичность. По их мнению, эта опасность во многом исходит от международных мигрантов. Так, недавно президент Германии заявил, что ислам уже стал частью его страны. В дальнейшем опрос общественного мнения в ФРГ показал, что политические деятели, выражающие опасения по поводу иммиграции, пользуются широкой поддержкой населения.
Во время конференции молодежной организации Христианско-демократической партии в Потсдаме, состоявшейся 16 октября, канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила: “В начале 1960-х наша страна пригласила иностранных рабочих в Германию, и сейчас они здесь живут. Некоторое время мы сами себя обманывали и говорили себе: они у нас не останутся, когда-нибудь они уедут, но так не произошло и, конечно же, наш подход состоял в мультикультурализме, в том, что мы будем жить рядом и ценить друг друга. Этот подход провалился, совершенно провалился”.
Отметим, что последние исследования о наличии в Германии ультраправых настроений свидетельствуют о том, что к иностранцам не испытывают симпатий почти 70% немцев, при этом около третьи находят положительные стороны в национал-социализме, нацизме.
Вокруг миграционных процессов еще более интересные события разворачиваются во Франции. Не прошла без внимания президентская инициатива Николя Саркози об определении национальной идентичности граждан Франции, которая в конце 2009 года вылилась в бурные и широкомасштабные дебаты. Они дали мощный импульс последующим общественным обсуждениям на сайте правительства страны, посвященным этой проблематике. Главной целью развернувшихся дискуссий было: найти определение тому, что же такое “быть французом”. Эту инициативу остро раскритиковала левая оппозиция, которая обнаружила в этом признаки расистских речей.
Тем не менее в июле 2010 года, вопреки протестам руководства ЕС, президентом Саркози было принято решение, в соответствии с которым во Франции до октября т.г. должно было быть снесено более 200 нелегальных цыганских лагерей. Приказ французского президента явился еще одним свидетельством отхода европейцев от традиций мультикультурализма и политкорректности.
Подытоживая сказанное, можно сделать вывод: проблема международных мигрантов таит в себе опасность заражения европейского общества расизмом, нацизмом и ксенофобией — недугами, которые в той или иной форме могут охватить весь европейский континент, а их последствия — непредсказуемы. И первые рецидивы этого уже наглядно проявились у руководства Турецкой Республики. Так, в марте т.г. премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган, отвечая на вопрос корреспондента BBC, заявил: “Такого (имел в виду признание парламентами ряда государств геноцида армян 1915-1923 г. в Османской империи — А.Г.) мы не потерпим. В Турции находятся около 170 тысяч армян, 100 тысяч из них нелегально зарабатывают в ненавистной им Турции и 70 тысяч являются нашими согражданами. Я не обязан нелегалов держать на своей родине… Депортировать армян нам не составит никакого труда”. Здесь не столь существенно то, что Эрдоган втрое увеличил число армян-нелегалов, проживающих в Турции, и вдвое превысил число армян, являющихся гражданами этой страны. Не удивляет и тот цинизм, когда турецкий премьер-министр, будучи прекрасно осведомленным, что его страна на незаконном основании завладела как минимум 95 тыс. кв.км территории Западной Армении, сегодня объявляет о том, что Турция является запретной территорией для проживания армян. Это кощунство не удивляет, потому что оно выдержано в известных традициях Османской империи. Здесь потрясает, что спустя 95 лет после геноцида армян в Османской империи руководители современной Турции и сегодня грозятся новой депортацией армян. Напомним, что в результате преступной политики младотурок погибли более 1,5 млн армян, а свыше полумиллиона моих соотечественников, спасаясь от турецкого ятагана, нашли убежище в России, арабском мире, Франции, США, Аргентине, Уругвае и других странах. При этом слова премьер-министра Турции были настолько вопиющими, что бывший министр труда этой страны Яшар Окуян, оценивая заявление Эрдогана, сказал, что с юридической точки зрения это уголовно наказуемое деяние и признание, подлежащее рассмотрению в Верховном суде.
В откровенно нацистском духе были выдержаны и недавние выступления президента Азербайджана Ильхама Алиева. Так, 15 октября он в своей нацистской, по своей сути, антиармянской риторике договорился до того, что заявил: “современная Армения создана на исторических азербайджанских землях”. На форуме с журналистами армянской диаспоры президент Армении Серж Саргсян справедливо заметил, что по антиисторической логике азербайджанских лидеров святыни Армении и Нагорного Карабаха — Святой Эчмиадзин, Севан, один из древнейших городов мира с 2792-летней историей Эребуни-Ереван, Арцахская (Карабахская) область Армении, о которой еще в первом веке до Рождества Христова упоминал Страбон, ее христианские церкви Амарас, Гандзасар — также провозглашены азербайджанскими. Такова сегодня государственная идеология Азербайджана. Таково лицо современного нацизма. В этой связи выглядят поверхностными и декларативными резолюции и решения, принятые международными организациями: Генассамблеей ООН, парламентскими ассамблеями ОБСЕ и Совета Европы, Европарламентом. Ведь принимались они в отрыве от анализа глубинных причин, порождающих расизм, нацизм и ксенофобию. Не анализировались, в частности, последствия миграционных процессов, которые во многом создают благодатную почву для проявления этих страшных недугов XXI века.
Хотелось бы особо подчеркнуть, что установление мира без расизма, нацизма и ксенофобии, безусловно, является актуальной и глобальной проблемой человечества. И ответственность за ее решение — наш общий долг.

Арташес ГЕГАМЯН,
председатель партии
“Национальное единение”