Лишился дома и здоровья, но сдаваться, кажется, не собирается

Архив 201112/07/2011

В абсолютно патовую ситуацию попал ереванец Цолак Тангамян. Покупка дома обернулась для него крупными неприятностями. Да что неприятностями — трагедией. Против него возбудили уголовное дело, и он на этой почве потерял здоровье. Плюс ко всему сегодня ему отказывают в амнистировании, хотя оно как нельзя лучше “подходит” к его статье…

Черная полоса в жизни Цолака началась три года назад, сразу же после того как он, отец многодетного семейства, желая улучшить свои жилищные условия, купил квартиру. Купил, надо сказать, честь по чести — оформив по всем законам сделку о купле-продаже. При этом жилье ему порекомендовал вполне “официальный” брокер — 2-х комнатная “хрущевка” на ул.Каджазнуни устраивала покупателя по всем показателям. Вскоре продавец и покупатель ударили по рукам в нотариальной конторе, а чуть погодя в кармане у Тангамяна оказались документы о регистрации в кадастре. Единственное условие: стороны договорились, что прежние хозяева еще некоторое время побудут в доме уже в качестве квартиросъемщиков. “Моя доброта вышла мне боком, — рассказывает Тангамян. — По прошествии 14 месяцев, в течение которых прежние хозяева припеваючи жили в моей квартире, меня вдруг вызвали в Арабкирский отдел полиции”. Оказалось, что экс-жильцы Ованнисяны подали жалобу на Цолака. В своем заявлении они указали, что Тангамян обманул их — вынудил подписать договор о купле-продаже взамен отданных в кредит денег.
Так начались хождения Цолака по мукам. Месяцы напролет полиция собирала материалы по этому делу. Последнее переходило от одного полицейского ведомства в другое, от одного следователя к другому. Но что интересно: несмотря на наличие всех документов о купле-продаже, чаша полицейских весов с самого начала клонилась в сторону экс-хозяев. Тангамян рассказывает, что его “сканировали” вдоль и поперек — выясняли, чем занимается, к кем ведет дружбу, с кем говорит по телефону. В итоге против него возбудили-таки уголовное дело по статье 213 — ростовщичество. В результате всей этой волокиты и нервотрепки у Цолака сдало здоровье — 23 июня его прооперировали в связи с проблемами с дыханием, а сегодня ему назначена другая операция — на сердце… В итоге ему пришлось-таки сдать позиции. В письме президенту Сержу Саргсяну он пишет: “06.06.2011 г. я подал заявление на имя старшего следователя следственного управления Еревана Г.Манукяна (в данный момент расследование ведет именно он), в котором отметил, что, несмотря на полное несогласие с предъявленными мне обвинениями, из-за серьезных проблем со здоровьем не в состоянии более участвовать в дознании и давать объяснения. А потому не возражаю против того, чтобы уголовное преследование было прекращено на основании применения ко мне амнистии”.
Впрочем, эта фактическая капитуляция также не помогла. Со дня подачи этого заявления прошло 20 дней, а “позитивного” сдвига в делах Тангамяна все нет. Несколько дней назад ответчик получил письмо, в котором говорилось, что прокуратура возражает против изменения обычного хода следствия, так как материальный ущерб истцам еще не возмещен. “О какой компенсации может идти речь? — вопрошает в письме президенту Цолак Тангамян. — Если будет доказано, что я не покупал квартиру, а оформил ее против ссудных денег, тогда прежние хозяева через гражданский суд должны потребовать назад свою недвижимость. Тогда причем тут уголовное дело?” Поэтому, считает Тангамян, один из подпунктов последней амнистии, в котором говорится о том, что она не применима к лицам, не возместившим материального ущерба и коим оперирует прокуратура, никаким боком не может относиться к его делу…
Остается отметить, что Тангамян уверен, что растягивание дела преследует одну цель — добить его здоровье. Он утверждает, что таким образом ему мстят за то, что он не принял молча ситуацию, в которую его поставили, а обращался к разным высокопоставленным госдеятелям, коим поведал о грязных играх, которые вел прежний состав следователей. Вот и в письме президенту он рассказал, что его пытались заставить отказаться от квартиры и даже называли сумму, отдав которую он бы откупился от обвинений. Тем самым предъявил серьезное обвинение конкретным лицам…