“Либо ты станешь лауреатом, либо останешься армянином”

Архив 201003/04/2010

Артист эстрады, юморист, ведущий, конферансье, тамада Карен АВАНЕСЯН — человек известный. Заслуженный артист России. Дипломант Всесоюзного конкурса артистов эстрады. Постоянный участник популярных телепрограмм “Смехопанорама”, “Аншлаг”.

Снялся в ряде кинофильмов. С 1991 г. по 1997 г. был конферансье в сольных концертах Распутиной, Леонтьева, Понаровской и других артистов. Его хобби — рисование шаржей на друзей и коллег, фокусы и путешествия. В настоящее время Карен Аванесян — актер Московского театра юмора “Кривое зеркало” Евгения Петросяна. Карен — частый гость в Армении. И в этот раз он решил порадовать своих поклонников первоапрельским концертом в Оперном театре.
— Вы юморист, пародист, шоумен, актер… Какая сфера для вас важнее?
— Я буду откровенен, мне интересно все. Почти все актеры нашего жанра, музыкальных жанров работают на корпоративах. В такое непростое время мы не гнушаемся и этим. Конечно, приятнее и проще выступать, когда дарят цветы, а не гремят ложки-вилки. Но я считаю, если во время свадьбы или юбилея, когда люди кушают, а ты их заинтересовал и тебя слушают, значит, ты добился своего, значит, ты победил толму, хашламу, шашлыки и прочее. Конечно, я с удовольствием выступаю на концертах. Недавно открыл для себя мир кино. Поскольку я снимался в комедийных ролях, начиная с фильмов “Импотент”, в котором я играл арабского шейха, “Новый одеон”, “Ультиматум”, “Курортный роман”, то зарекомендовал себя как комедийный герой. А тут звонят с НТВ и предлагают попробовать себя в роли армянского мафиози в сериале “Жизнь — поле для охоты”. На эту роль только из Армении приехали человек восемь. Совершенно, казалось бы, неподходящая для меня роль, НТВ отвергло меня, сказали, мол, ты человек примелькавшийся, тебя видели в юмористических проектах и люди воспринимают как юмориста, а здесь должен быть образ зловещий. Страшный, авторитетный мафиози. Но свита делает короля. Друзья втихаря решили снять пробу — меня загримировали. Получился такой седой, с тяжелым взглядом мафиози. Я знал некоторых таких людей, знал их манеру говорить. Пробу показали НТВ. Меня тут же утвердили. Да, кино мне интересно. Я хочу быть везде и попробовать себя во всем. Я не хочу сейчас выходить на сцену просто ради андекдотов, ради того, чтобы просто смешить. Мне уже это не интересно. Наверно, возраст такой пришел. Анекдоты можно рассказывать в кулуарах, но на сцену выходить… Если я вышел с монологом, то обязательно в финале я показываю какую-то грустинку, идею, ради чего я, собственно, вышел. Многие актеры стараются делать последнюю фразу ударной, чтобы грохот, смех, и ты уходишь королем. Для меня важнее заставить людей задуматься. Мне не нравится лагерный смех. Если нет изюминки в номере, я его просто не беру.
— Какой вы по жизни? Какое место юмор занимает в вашей повседневной жизни?
— Иногда скучный, иногда занудливый, об этом никто лучше моей жены не знает, но чаще я позитивный человек. Я умею радоваться, умею веселиться, люблю праздники и часто сам их устраиваю независимо от календаря. Типа, сегодня 1 апреля, давайте разыгрывать друг друга. Для меня первым апреля может стать любой день, если мне захочется кого-то разыграть. Я это сделаю с удовольствием, но так, чтобы человеку не было больно. Я в жизни очень разный. Меня даже в одной статье назвали армянином, который уходит по-английски. Дело в том, что я в любой компании стараюсь быть своим, но если это не мой круг, мне не интересно, я тут же найду повод уйти. Порой делаю вид, что мне позвонили. Юмор для меня — это не только ремесло, которым я занимаюсь, зарабатываю на хлеб, это еще и мое мировоззрение, это моя определенная защита в жизни. В России меня узнают практически все — внешность такая. А вот в Армении мне удается ходить неузнаваемым. Я сначала удивлялся, потом мне сказали: “Карен, ты же попал в страну своих двойников”. Если бы я был блондином с голубыми глазами, как Дима Харатьян, то, наверно, меня здесь бы узнавали.
— По сути, вы стали главным лицом армянской национальности на русской сцене, создали потрясающий образ кавказца… Что значит для вас армянское начало?
— У меня не было другого выхода. С моей внешностью читать на русские темы монологи — это безумие. У меня другая идеология, другая внешность, и я, естественно, выбрал образ кавказца — маленького гордого человечка со своими проблемами. А армянское начало во мне, конечно же, идет от родителей. В 85-м, когда я участвовал в конкурсе артистов эстрады, Иван Васильевич Брунов сказал гениальную разу: “Аванесян, сегодня решается главный вопрос: либо ты станешь лауреатом, либо останешься армянином”. Так получилось, что я стал лауреатом не в 85-м, а в 87-м. Тогда я приехал из Баку и уже навсегда остался в Москве. Армянское начало — это не только знание обычаев. Я живу в России по российским законам, я не имею права приходить в чужой монастырь со своим уставом, это неправильно, это нельзя, но в то же время в моем доме, в моей крепости я живу по законам своего народа. Мы соблюдаем традиции, отмечаем национальные праздники, говорим на армянском и на нашем карабахском наречии. Я ощущаю себя армянином, и это чувствуют окружающие.
— Способен ли юмор примирить народы, стереть грани национальных различий?
— Я искренне считаю, что может, потому что юмор объединяет людей. Когда люди смеются, у них нет агрессии. Мне нравятся анекдоты на национальные темы. Мне говорят — зачем ты рассказываешь про грузин, евреев и других? Но анекдоты никогда не разделяют людей. Человек с юмором посмеется. Юмор если не примиряет, то точно исцеляет людей в нравственном плане.
— Юмор юмором, но вот с каким девизом идете по жизни?
— Я называю себя кентавром: чтобы жить как человек, надо работать как лошадь. Оптимист, всегда надеюсь на лучшее. Я абсолютно не играю, люблю удивляться и удивлять. Недавно у меня появилась новая страсть — фокусы, которые я привожу из разных стран. Вот из Лас-Вегаса привез целый чемодан фокусов и трюков и начал показывать моим друзьям. Очень сильно огорчаюсь, если меня разоблачают. И радуюсь, если мне удалось кого-то обмануть, рассмешить фокусом. Я хочу, чтобы люди смеялись. Очень болезненно отношусь к критике наших юмористов, в адрес которых говорят, что сейчас уровень юмора не тот. Вранье все это. Уровень юмора, в частности, в России достаточно высок. У нас смеются над ситуацией, над остроумием, над словом, над фразой. Слава богу, мы не дошли до американского юмора, когда торт в морду и всем смешно. Да, конечно, у нас часто бывает юмор ниже пояса, но публике и это нужно. Я стараюсь не допускать пошлых номеров, у меня есть свои убеждения: я армянин, выступающий на русской сцене, я не имею права допускать этого, также я должен говорить грамотнее любого русского, потому что, повторюсь, я армянин на русской сцене.
— И, наконец, традиционный вопрос — без него никак — над чем сейчас работаете?
— Жду, чтобы наконец-то состоялись съемки фильма “Роза ветров” Армена Ватьяна, который специально написал роль спившегося барда для Алексея Кортнева, другую — для меня. Это роль такого Санчо Пансы, армянина, который всегда с ним рядом, утешает его и вдохновляет на лучшее. Есть еще один проект — Офелии Петросян — “Армянский папа мой”, в котором у меня тоже есть роль. Когда я прочитал сценарий, я содрогнулся. Есть вещи, которые я знал, но не видел. В ее проекте я воочию увидел землетрясение. Для меня это больная тема, так как моя жена из Гюмри и она тоже потеряла родственников. Это проект поистине международного масштаба, если дали свое согласие сниматься Михаил Горбачев, Николай Рыжков, звезды советского кино, не говоря уже о зарубежных актерах. Прошло столько лет, но еще ни одного игрового фильма не снято об этом, хотя и требует память. Завершаем немножко грустно, но, надеюсь, я вдоволь повеселил людей на своем концерте.