Левон АЛТУНЯН: “Слова “нет” в компании “ИНГО АРМЕНИЯ” не существует!”

Архив 201227/12/2011

2011 год стал переломным годом страхования Армении и, соответственно, для армянских страховых компаний. Благодаря внедрению ОСАГО (обязательного страхования автогражданской ответственности), объемы оборотов компаний увеличились многократно, как и, соответственно, численность их сотрудников. Вместе с этим бурное развитие сферы в очередной раз выявило ряд системных проблем в стране, к которым теперь обратились и страховщики. О некоторых из них в интервью “НВ” рассказал исполнительный директор страховой компании “ИНГО АРМЕНИЯ” Левон Алтунян.

— 2011 год заканчивается. Наверно, он выдался не простым, учитывая введение ОСАГО?
— Если подходить к вопросу глобально, то этот год конечно же стал уникальным как в истории страховании Армении, так и нашей компании. В этом году мы выросли так, как никогда уже не будем расти в будущем. Еще чуть более года назад нас, сотрудников “ИНГО АРМЕНИЯ”, было 30 человек и еще около полутора десятка агентов, а сегодня нас 170 человек и 1240 агентов. То есть по агентам мы имеем чуть ли не 100-кратный рост, а по штату — почти 6-тикратный. Если экстраполировать эти проценты на сегодняшние цифры, то ясно, что на 600% мы больше никогда не вырастим за год и не будет в Армении компании с 120 000 агентами. Потому, еще раз подчеркну — год был уникальным. И если когда-нибудь в будущем мы посмотрим на срез дерева “ИНГО АРМЕНИЯ”, то наверняка этот кружочек — зона роста 2011 года будет самым толстым.

— Такой беспрецедентный рост был вызван внедрением автогражданки?
— Да, конечно. Рост был вызван началом громкого, общенационального звучания института страхования в Армении. Собственно, этот институт был внедрен 15-16 лет назад и развивался все это время эволюционно — на 15-20% в год. И точно так же росла и наша компания. Прошлый год стал революционным и он повлек за собой бурный рост всех страховых компаний и нашей в частности.
— Однако количество, как известно, не всегда — качество…
— Да, и подобный быстрый рост выявил институциональные проблемы в стране. В первую очередь, и я думаю, что это будет основной темой наших встреч и бесед в прессе и на телевидении в будущем году, мы будем последовательно говорить о проблемах образования в стране. Они есть, и к сожалению, их звучание не становится тише. Как был у нас кадровый голод, так и остается, как тратим мы на поиски одного талантливого или хотя бы хорошо образованного сотрудника около полугода, так и продолжаем тратить. Потому мы в качестве варианта представим свое видение ситуации. И не обязательно, чтобы это видение прорыва будет патриотическим и я не думаю, что наши рецепты будут лежать в плоскости немедленного улучшения отечественного образования.
Возьмем, к примеру, медицину и перечислим отцов-основателей современной армянской медицины. Это профессора Еолян, Петросян, множество других знаковых имен. Их всех объединяет учеба в зарубежных центрах образования. Какой из мировых образовательных центров сегодня представлен в Армении на уровне организаторов здравоохранения или образования? Боюсь, вопрос окажется риторическим. Статистика показывает, что выпускники такого рода центров в основном представлены у нас в сфере банковского и финансового менеджмента. Поэтому сферой наших социальных интересов — нашей части социальной ответственности мы будем видеть именно в этом направлении. В частности, сегодня мы занимаемся строительством медицинского центра. Естественно, что сейчас мы набираем тех врачей, которые к нам обращаются и показывают себя с самой лучшей стороны. Но в то же время мы смотрим в завтрашний день, и весь будущий год будем заниматься поиском молодых и талантливых студентов мединститута, которых мы с 4-5 курсов направим на обучение за рубеж.
— Когда войдет в строй упомянутый медицинский центр?
— В качестве амбулатории центр, а он называется “Медасист”, уже работает около года. Сейчас он расширяется, и я думаю, что в будущем году откроется в нем и дневной стационар с самым современнейшим оборудованием, аналогов которому в Армении либо нет, либо — единицы.
— Помимо кадров, наверняка есть еще и немало других проблем, поднятых волной первого года ОСАГО. Но для начала хотелось бы узнать, как вы оцениваете закон об ОСАГО и его первый год в Армении?
— Во-первых, о законе. Без реверансов к создателям закона должен сказать, что если пренебречь некоторыми нюансами, которые затрудняют предоставление идеального сервиса населению, а именно запрещают производить выплаты без выезда на место происшествия и без расследования дела, что, впрочем, естественно в первые годы существования закона, то во всех остальных вопросах закон можно считать совершенным. Такие слова редко можно услышать от исполнителя закона, но по закону ОСАГО — это так. Создателям удалось учесть все те неудачи и ошибки, которые случались в странах, вводивших подобный институт, и включить в него механизм противодействия всем этим неудачам. Закон действительно регулирует абсолютно все взаимоотношения его субъектов во всех плоскостях. Что касается работы закона, то он состоялся и в этом, причем с каждым месяцем все больше и больше. Если по состоянию на конец августа мы имели 47% убыточности (страховых выплат от всех собранных сумм) по ОСАГО, а по состоянию на октябрь — 54-57%, то к середине декабря я даже боюсь делать прогнозы. Такое ощущение, что прибыли не останется вовсе. Если обычно мы обслуживали от 14 до 25 аварий в сутки, то за последние 10 дней эта цифра возросла до 50-60, а в день выпадения снега и вовсе — до 90 аварий.
— Таким неожиданно большим выплатам способствовал факт более ранних наступлений холодов?
— Этому в первую очередь способствует низкая профессиональная и дисциплинарная подготовка армянских водителей. Зима просто выявляет эти проблемы.
— Вы считаете, с этим можно что-то сделать, учитывая коррумпированность данной сферы?
— Можно что-то сделать со всем. Можно даже работать и в коррупционной среде. Как? Если не удается ее устранить, нужно ее сделать просто экономически невыгодной. Например, если многие люди могут покупать права за несколько сотен долларов, то нужно довести цену этой взятки до абсурдно высокой — скажем до 5 тыс. долларов или 50 тысяч. В итоге выгоднее станет учиться. Опять же некоторые не захотят учиться и купят права за абсурдную цену, но таких уже будет единицы. Т.е. критическая масса водителей будет хорошо подготовлена.
— “ИНГО АРМЕНИЯ” большое внимание уделяет медицине. Сказывается, что вы бывший медик?
— На самом деле большое внимание медицине я уделяю не как бывший медик, а как настоящий страховщик. За последние 15 лет деятельности компании (кстати, 2012-й год — год 15-летия компании и он будет отмечаться на протяжении всего года), мы в области корпоративного медицинского страхования вышли на лидирующую позицию с большим отрывом от страховой компании, идущей на втором месте, и планируем это лидерство сохранять. Но, учитывая достаточно узкий, к сожалению, армянский рынок, одним из потенциальных и основных направлений компании мы видим ритейл — розничную продажу медицинских полисов. Именно с этой целью “ИНГО АРМЕНИЯ” уделяет большое внимание медицине. Что это значит? Быть в постоянном поиске кадров, поиске грамотных схем менеджмента и провайдеров медицинских услуг. А там, где это невозможно, в создании своих провайдеров — то, чем мы очень плотно сейчас занимаемся. Занимаемся, поскольку у нас свое видение методов реагирования на потребности клиентов. Я думаю, что такой подход даст нам возможность вывести компанию вперед и как страховщика, финансового распорядителя ресурсов страхователей и как провайдера медицинских услуг.
— Как скоро возможно внедрение в Армении обязательного медицинского страхования?
— Практически принято решение о введение социального пакета для бюджетных служащих с 2012 года. Это и явится пилотным проектом, который за собой потянет обязательное медстрахование. Дай Бог, чтобы он удался как ОСАГО. Нам бы показать, что мы грамотно управляемся с предоставленными финансами. И я думаю, что обязательное медстрахование будет актуализировано и, возможно, 2014-й год станет годом его внедрения.
— Какие еще аспекты деятельности “ИНГО АРМЕНИЯ” вы хотели бы отметить?
— Пожалуй, экологическое страхование. Мы над ним очень плотно работаем. Причем я не могу сказать о ее большой прибыльности или перспективности, но это, как говорится, для души и для страны
— Социальная ответственность?
— В том числе. У нас уже есть ряд пакетов по этой статье. Последний из них — полис от нанесения вреда экологии, предоставленный компании “Геппромайнинг” на разработку месторождения в Сотке. В этом случае сработали хорошо и “зеленые” — как движущаяся сила и руководство компании, которые хорошо поняли общий вектор цивилизации в отличие от многих других промышленников. А еще для души — развитие высокотехнологичных, где-то уникальных, где -то курьезных видов страхования. Мне тут часто припоминают ягодицы Дженефер Лопес… До ягодиц наши клиенты еще не созрели, но совсем недавно мы подготовили пакет для страхования других частей тела, а именно — органов, ответственных за отправление служебных обязанностей синхронными переводчиками — голосовые связки, гортань, глаза, уши от возможных заболеваний и потери профпригодности. Синхронные переводчики сами обратились к нам и мы застраховали их на размер 2-летнего заработка.
— А если все-таки кто-то захочет застраховать более деликатные органы?
— В любом случае слова “нет” в компании “ИНГО АРМЕНИЯ” не существует!