Левон Айрапетян и презумпция невиновности

Архив 201424/07/2014

Уже от первых строк, если не сказать, от первых слов об аресте Левона Айрапетяна завеяло абсолютной фальшью: “…задержан в аэропорту Домодедово, куда он (Левон — З.Б.) прилетел из Монако”. Это ведь очень даже серьезно по части качества информированности столь серьезного учреждения, как Федеральная служба безопасности (ФСБ). Ибо так и хочется задаться вопросами — где Монако? Где Карабах? Ибо Левон Айрапетян прилетел в Домодедово из… Карабаха.

Таких вот, мягко выражаясь, абсурдов было много в информации о том, что “ФСБ задержала одного из самых богатых армян (курсив мой — З.Б.). Вот только один пример. В тексте черным по белому пишут: “О возможной (!? — 3.Б.) причастности Айрапетяна к деятельности группировки следователям сообщил бывший сенатор Игорь Изместьев, отбывающий сейчас пожизненный срок”. Еще раз хочу подчеркнуть слово “возможный”. Значит, есть сомнения. Это с одной стороны. Но, с другой стороны, во всех подробностях рассказываются страсти-мордасти о чудовищной деятельности этой самой “кингисеппской” группировки. Казалось, речь идет всего лишь о том, как “осуществляли убийства в интересах крупных бизнесменов.” Здесь хочу повторить фразу о “возможной причастности Айрапетяна”. Ибо создается явное впечатление, что он все-таки виновен. А как быть со святая святых юриспруденции — презумпцией невиновности, которая безоговорочно считается одним из основных демократических, правовых принципов судопроизводства? Это значит, обвиняемый считается невиновным до тех пор, пока вина его не будет доказана в установленном законом порядке. А ведь этот священный принцип является серьезной гарантией законности при решении уголовных дел.
В первичной информации почему-то подчеркнули факт национальности Левона Айрапетяна, имея в виду, что он “один из самых богатых армян в мире”. Да, он армянин. По отцовской линии — из карабахского рода выдающихся меликов Джалалянов, по материнской — из нахиджеванского рода выдающегося армянского полководца и философа Гарегина Нжде. Биография Левона мне хорошо известна. Я был первым, кто еще в прошлом веке написал о нем пространный очерк, который был опубликован в еженедельнике “Урарту”. И немудрено, что хорошо знаю подробности его жизни. Пожалуй, с юридической точки зрения, он — российский гражданин, а стало быть, и бизнесмен российский.
Почти полвека назад он перебрался в Москву, был одним из активных комсомольских лидеров (речь идет о ЦК ВЛКСМ). И вполне естественно, что в годы карабахского лихолетья Левон одним из первых взялся за восстановление армянских храмов и церквей. Он восстановил пострадавший от азербайджанских бомбардировок и ракетных ударов системы “Град” уникальный храм Гандзасар, возведенный восемь веков назад его прямым предком. На месте развалин он построил современную школу, которая носит имя его отца Гургена Айрапетяна. Однако все это вовсе не означает, что Левон перестает быть гражданином России. В этом человеке зиждется некое нескончаемое милосердие. Наверное, не о таких, как Левон, один из выдающихся армянских предпринимателей и меценатов Алек Манукян сказал: “Из всех богачей не только самый несчастный, но и самый бедный тот, в ком нет ни капли милосердия”.
Конечно, Левон Айрапетян был не один. Сразу после разрушительной Карабахской войны появилось у нас много благотворителей. Именно в ту трагическую пору мы осязаемо ощутили, что наступают такие тяжкие времена, когда от деловых людей бывает проку больше, чем от доброжелательных. Таковым, разумеется, является Левон. Так что вполне можно понять общественную реакцию в Армении и Арцахе сразу после ареста Айрапетяна. Я не могу себе позволить вступить в лишенные логики и трезвости споры до суда. Однако не могу молчать как врач, тем более очень хорошо знающий всю, так сказать, пухлую историю болезни Левона, жизнь которого именно в эти дни находится на краю пропасти. Последние пятнадцать лет Левон, как говорится, не выходил из больниц. Он страдает от хронически прогрессирующего заболевания с поражением всех структурных элементов печени. Проходит лечение в Германии. И это на фоне сложнейшего сахарного диабета с катастрофическим числом 20. Два инсульта, кровоизлияние в мозг, множество хирургических операций по поводу не менее сложных диагнозов.
Прекрасно зная тяжелое состояние здоровья больного Левона Айрапетяна и помня о печальном “Деле Магницкого”, я более чем уверен, что в создавшейся ситуации нельзя содержать тяжелобольного в тюремной камере или в тюремной больнице. Больного необходимо перевезти в специализированную клинику.
Есть также настоятельная необходимость привлечь к лечению больного лечащих врачей Германии, главного уролога московского департамента здравоохранения профессора Арамаиса Камалова, оперировавшего Левона, а также руководителя центра ангионеврологии клинической больницы “Наири” профессора Генриха Бакунца.
Хочу напомнить о драматической судьбе гражданина Российской Федерации Романа Селезнева (хакера), которого арестовали в США. Я не собираюсь здесь проводить параллели, касаться темы спорности аргументации и мотивов самого ареста. Схожесть лишь в том, что Сергей тоже тяжело болен. И каждый раз, когда читаю или слышу очередную информацию о проблеме Романа Селезнева, то обращаю внимание на то, что официальный, по сути правительственный текст завершается выраженным удивлением: “…опираясь на принципы международного права, на мораль, на факты, как можно тяжелобольного человека содержать в камере в три на три метра, а не в клинике”…
Я понимаю, в случае с Селезневым речь идет о судьбе гражданина России. Но ведь Левон Гургенович Айрапетян тоже гражданин России. Получается двойной стандарт, которому, как я знаю, президент России Владимир Владимирович Путин объявил войну как опасной беде.