Лев ТОЛСТОЙ: “Было много посетителей… Тотомянц, молодой марксист, тоже приятный”

Архив 201004/11/2010

Ваан Тотомянц, 30-е годыИсполнилось 135 лет со дня рождения выдающегося ученого-экономиста, политического и общественного деятеля Ваана ТОТОМЯНЦА (1875-1952). Его имя хорошо известно на Западе, но было напрочь забыто в советской стране. Между тем он одна из ярких фигур русской и европейской социально-экономической мысли. Его называли “русским Оуэном” по аналогии с философом и реформатором социальной жизни Робертом Оуэном. Ваан Тотомянц — автор более 60 фундаментальных научных трудов в области социальной экономики, в частности концепции кооперации. Труды Тотомянца выдержали около 150 изданий в разных странах на многих языках, не говоря о сотнях статей. В них содержатся поучительные уроки и для современной Армении. Прежде всего в области сельского хозяйства. Кооперацию он считал весьма прогрессивным явлением, способом, позволяющим преодолеть трудности и кризис в сельском хозяйстве, а также в промышленности. Труды В.Тотомянца имеют не только историческое, но и актуальное практическое значение. Один только факт: именно концепция Тотомянца помогла преодолеть Великую американскую депрессию. К сожалению, идеи, труды и концепции нашего выдающегося соотечественника мало или совсем неизвестны в Армении. Между тем они, думается, были бы весьма полезны для сельского хозяйства, которое за годы независимости никак не может твердо стать на ноги. Они помогут преодолеть безграмотный опыт кооперации АОД, выразившийся в “приватизации” земли, что и привело к краху сельского хозяйства страны.
Блестящий представитель армянской и русской интеллигенции, Ваан Тотомянц был большим и искренним патриотом своей Армении. Об этом удивительном человеке рассказывает историк-политолог Армен ОВСЕПЯН. Будем надеяться, что очерк вызовет интерес не только к этой яркой личности, но и к его актуальному наследию.
В конце 1940-х годов в Центральном парке Белграда часто можно было встретить двух прогуливающихся представительных мужчин. Знакомые и незнакомые люди приветствовали их поклонами. Лишь немногие из них знали, что один из них всемирно известный ученый Ваан Тотомянц, изгнанник, выдворенный с Родины первым рейсом “парохода философов”, а другой — Согомон Тейлерян, застреливший в марте 1921 г. палача армянского народа Талеата, затем после оправдания Берлинским судом четверть века проведший инкогнито в Сербии. Это он приютил потерявшего здоровье и состояние великого соотечественника.
…Он родился в Астрахани. Его детство прошло в городе, живущем национальной жизнью, дающем армянское воспитание, ставшем центром армянского просвещения.
По стечению обстоятельств он рано познакомился с взглядами передовой русской интеллигенции. Случилось так, что в 1880-е годы после почти двадцатилетней каторги и ссылки в Сибирь в Астрахани поселился революционер-демократ Чернышевский. И еще случилось так, что между домами Хачикова и Абкаровой, в котором жили Чернышевские, находился дом Тотомянцев, с которыми дружили Чернышевские. Это была своеобразная русско-армянская интеллектуальная микросреда. Близкими друзьями семьи Тотомянц были лечащий врач семьи Чернышевских Симон Поповян, литературный помощник Чернышевского Ованес Курдян, впоследствии доктор медицинских наук, известный организатор здравоохранения в России.
После окончания с отличием местной русской гимназии В.Тотомянц в 1894 г. отбыл в Европу для продолжения образования. Блестящее профессиональное образование он получил в университетах Берлина, Берна, Женевы, Цюриха, Брюсселя. Здесь он слушает лекции светил европейской общественно-политической, социально-экономической мысли. В 1897 г. он завершил образование в Брюссельском университете со степенью доктора социальных наук. После этого он изучает в Париже французскую кооперацию и окончательно примыкает к знаменитой Нимской школе, руководителями которой являлись профессора социальной экономики Шарль Жид, Эд.Де Буавье, Огюст Фабр.
Во Франции он слушает публичные лекции выдающихся деятелей социалистического движения Поля Лафарга, Жюля Геда и Жана Жореса, восхищается их новыми идеями, сближается со многими из них. Более всего его привлекал Жан Жорес. Симпатии оказались обоюдными, знаменитому социалисту был близок знаток языков, истории Востока, любознательный и коммуникабельный армянский юноша. Особой темой для обсуждения стало для них положение народов, особенно армянского, находящихся под гнетом Османской империи. Жорес рассказал В.Тотомянцу о своем идейном соратнике, армянине — депутате Национального собрания Франции Семпа (в армянской действительности он малоизвестен). Имеются свидетельства, что на основании переданной Тотомянцем информации обогатились обличительные речи Ж.Жореса в Национальном собрании Франции против абдулгамидовской резни в конце 1896 — начале 1897 годов.
Во время этих поездок он сближается с известным теоретиком кооперации, впоследствии влиятельным министром правительства Италии, лидером кооперативного движения этой страны Луиджи Луцатти. Позднее он стал его партнером, рецензентом, соавтором его трудов, автором монографий о нем. Тотомянц свидетельствует, что однажды Луцатти “с гордостью и особым восторгом” показал ему древний армянский “бесценный рукописный манускрипт”, полученный им в подарок от мхитаристов.
Вскоре В.Тотомянц вступил в европейские научные круги, установил научные, дружеские отношения не как “застенчивый провинциал, а как напористый и энергичный интеллектуал”. Он быстро освоился, начал печататься в авторитетных изданиях.
В 1898 г. В.Тотомянц возвращается в Россию и обосновывается в Санкт-Петербурге, где разворачивает общественную и публицистическую деятельность на страницах “Мира божьего”, “Северного курьера”, “Сынов отчизны” и других периодических изданий.
Заметим, что природа наградила Тотомянца многогранным научно-публицистическим талантом. На протяжении десятилетий он сотрудничал со многими авторитетными газетами и журналами Европы и России, вел их постоянные разделы.
Первые годы нового века создали для В.Тотомянца немалые трудности. Его научная и критическая публицистическая деятельность, контакты с цветом русской интеллигенции, ведущей поиски путей преодоления безнадежной отсталости России, ее прогресса и перспектив ее развития, показались подозрительными царской охранке.
Начиная с 1903 г. он редактирует получившую широкое общественное признание “Экономическую газету” социально-либеральной направленности, одновременно ведя экономический раздел журнала “Образование”, сближается с уже известным экономистом Александром Чаяновым, ставшим впоследствии жертвой сталинских репрессий. В этих периодических изданиях он выступает с многочисленными статьями и исследованиями, затрагивающими жизненно важные вопросы и экономические проблемы.
В 1908 г. выходит в свет монументальное исследование В.Тотомянца “Сельскохозяйственная кооперация”, выдержавшее 4 издания и переведенное на болгарский язык. За ним последовал труд “Потребительское общество на Западе. История, теория и практика”, о котором известный немецкий экономист В.Выгодзинский писал: “Книга почтенного ученого Тотомянца отличается совершенно своеобразным характером. Благодаря знанию всех европейских стран и языков, свободный от национальных предрассудков автор обладает более широким кругозором, чем многие из нас…”

…Круг его дружеских связей с известными русскими и зарубежными мыслителями был изначально широк. В свое время в Женеве — центре русской эмиграции — он участвовал в собраниях и дискуссиях “Кружков”, сблизился с Г.Плехановым. Кстати, в музее последнего в Санкт-Петербурге хранится неизданная рукопись труда под названием “Почему бунтуют армяне”. По признанию автора, тему ему подсказал и рассказал о положении армян, живущих под турецким игом, и о причинах их мятежности многоуважаемый В.Фомич (речь идет о В.Тотомянце).
Среди его близких русских друзей были Максим Горький, М.Ковалевский, А.Куприн, С.Городецкий и другие. К.Бальмонт, который вместе с А.Блоком, В.Брюсовым, С.Городецким, Я.Веселовским и другими широко популяризировал и переводил армянскую поэзию в тяжелое для армянского народа время, будучи воодушевленным социалистическими идеями В.Тотомянца, посвятил ему трогательное стихотворение “Таинство единения”, опубликовав его в парижской газете “Последние новости”.
Особо отметим о сотрудничестве В.Тотомянца со Львом Толстым. Отметим прежде всего, что в дневниках и письмах Л.Толстого наряду с именами многих армян неоднократно встречаются упоминания о В.Тотомянце. Так, в дневниковой записи от 9 октября 1910 г. значится: “Было много посетителей… Тотомянц, молодой марксист, тоже приятный”.
А о первой встрече с Л.Толстым В.Тотомянц рассказывает: “После опубликования в газете “Северный курьер” нашумевшей статьи Л.Толстого “Современное рабство”, посвященной русской деревне, редакция командировала меня в Ясную Поляну к великому писателю земли русской. После теплого приема “в результате обмена мнениями и общих идейных симпатий, тем более что я не стою на узкой доктринерской или партийной точке зрения и отрицаю анархизм”, я получил новую статью и вернулся в Петербург. Статья должна была вскоре выйти в свет. Однако не только статья не вышла, но и цензурой была закрыта газета”.
В 1911 г. В.Тотомянц опубликовал мнения выдающихся русских и европейских ученых и общественных деятелей о кооперации — итог его опроса среди них. В.Тотомянц свидетельствует, что… “во главе анкеты красовалось письмо-ответ великого писателя Л.Н.Толстого, с которым я часто встречался, вел переписку и которому я посылал литературу о кооперации, чтобы побудить его отозваться на это великое движение”. Письмо это было перепечатано в русской и эмигрантской прессе. Его долго продолжали цитировать кооператоры всего мира. Появились открытки с Л.Толстым и цитатами из его письма, адресованного В.Тотомянцу.
Вот это письмо:
“Вахан Фомич! Вы совершенно верно предполагаете, что кооперативное движение не может не быть сочувственно мне. Я не могу не признавать и то, что кооперативная деятельность, учреждение кооперативов, участие в них есть единственная общественная деятельность, в которой в наше время может участвовать нравственный, уважающий себя человек, не желающий быть участником насилия.
Признаю и то, что кооперация может облегчить дошедшую в последнее время до крайней степени нужды участь рабочего народа. …Думаю… что только подъем религиозного сознания может дать прочный и плодотворный характер кооперативному движению. Во всяком случае думаю, что в наше время это одна из лучших деятельностей, которым могут посвятить себя ищущие приложения своих сил молодые люди, желающие служить народу, а их так много…
Ваш Лев Толстой
Ясная Поляна, 1910 г., 23 января”.

После Октябрьской революции жить в Петербурге становилось все труднее: продолжались гонения на интеллигенцию, служившую “старому режиму”. В силу обстоятельств В.Тотомянц принял частное приглашение тифлисского вуза для чтения лекций.
Спустя некоторое время, в 1919 г., грузинские меньшевистские власти без лишних церемоний выдворили из страны ученого, “оказавшего огромное содействие усилению царского режима”.
Начинается новый этап в жизни и деятельности ученого. После Октябрьской революции в отношении представителей “инакомыслящей” интеллигенции, не соответствующих общему “революционному” духу, в том числе крупных философов, экономистов, политологов, являвших гордость России и мировой культуры, был применен не имеющий аналогов в истории государств специальный способ наказания — их подвергли административному выдворению из страны.
В.Тотомянц, используя свои знакомства среди европейских научных и политических кругов, вместе с Николаем Бердяевым создал в 1922 г. в Берлине Свободную духовную и философскую академию, а в Праге — Русский правоведческий факультет, собрав под их сенью оказавшихся в тяжелом положении русских изгнанников — П.Струве, С.Булгакова, Г.Вернадского, Г.Флоренского, А.Аверченко, П.Новгородцева (ректора Московского университета), писателя А.Ремизова и других.
В своих новых работах он критикует эсеров за программу социализации земли, меньшевиков — за программу муниципализации земли, категорически высказываясь также против программы национализации земли большевиками, считая повсеместную коллективизацию явлением, ослабляющим материальную заинтересованность и вызывающим бесхозяйственность, “грубым нарушением объективных экономических законов”.
Все это не ускользнуло от внимания Ленина, который критикует Тотомянца и его школу, считая, что кооперация не имеет ничего общего с социализмом. Вскоре вождь революции говорит иначе: “…Строй цивилизованных кооператоров при общественной собственности на средства производства, при классовой победе пролетариата над буржуазией — это и есть строй социализма”. Тотомянц в свою очередь в ответ на это приветствует “поворот большевиков, совершенный в период нэпа”. И не случайно, что в период нэпа вновь вспомнили изгнанника Тотомянца и начали печатать его работы в России.
В 1921 г. в Париже увидела свет работа В.Тотомянца “Кооперативная антология” с предисловием знаменитого Шарля Жида, которая впоследствии была переведена на разные языки. A вскоре под редакцией В.Тотомянца на нескольких языках выходит в свет уникальный в своем роде 2000-страничный двухтомник “Энциклопедия международной кооперации”. При создании двухтомника он вынужден был работать “чужими глазами и руками” — ученый к этому времени почти потерял зрение. В эти годы Тотомянц развернул энергичную деятельность в армянских колониях Европы, направленную на обустройство неимущих соотечественников и создание кооперативных предприятий.

…Тотомянц жил и вел свою деятельность в неармянской среде, излагал свои труды на иностранных языках, однако всегда жил заботами родного народа, был связан с многочисленными представителями его национальной интеллигенции и деловых кругов: круг его армянских друзей и знакомых был необычайно широк. В трудах В.Тотомянца значительное место отводится Армении, вопросам ее освобождения он чужеземного владычества, освещению экономических и социальных проблем армянского народа. Еще в 1901 г. в Берлине вышла в свет на немецком языке книга В.Тотомянца и Е.Топчяна “Турция в общественном и экономическом аспекте”, посвященная армянам и Армянскому вопросу, в которой дается вариант его решения — от захвата Турецкой Армении Россией до создания независимой Армении. В некоторых трудах залог развития армянского народа и армянской государственности В.Тотомянц видит в становлении и развитии кооперации.
В работе “Что такое армянская диаспора?” он настоятельно призывает армянских предпринимателей сделать зарабатывание денег не целью, а средством для служения национальным интересам. Наличие у армян капитала, но отсутствие армянского капитала он считает неестественным и призывает богатых армян, действующих в Закавказье и других странах, использовать свой капитал “собственно в армянских целях”, создав международный всеармянский банк, вовлекая армянскую деревню в кооперативное движение, пытается на практике помочь этому делу.
В изданной в Софии в 1933 г. на армянском языке работе “Кооперация: краткое пособие” он призывает армянский народ проявить действенное участие в распространении кооперации, считая ее одним из основных средств национального возрождения. “Армяне, — пишет он, — хоть на время забудьте свои партийные споры. Поверьте в свои силы и могущество кооперации, которая объединит всех людей без религиозной и партийной дискриминации. Кооперация, как показал пример финнов, поляков, евреев, является самым могущественным средством освобождения от иностранного владычества, могущественным средством национального возрождения”.
Еще один важный эпизод из жизни ученого-патриота. Во время Второй мировой войны Турция, связанная с Германией договором о дружбе, вынашивала далеко идущие планы — воспользоваться поражением Советского Союза, получить свободу действий в реализации своей пантюркистской мечты и по-турецки поступить с “армянским клином”. На советской границе было сосредоточено 26 турецких дивизий. В годы войны немцы позволили перемещение в Турцию праха Талаата.
В Берлине нанятыми турками писаками-пропагандистами не без участия утвердившегося там лидера мусаватистов Ресула Заде (полковник Сандерс) была выдвинутая лживая версия о “неарийском” происхождении армян, их отождествлении с цыганами и евреями, которая была продиктована царящей в Германии в дни войны атмосферой. Упорно распространялись порочащие армян слухи, в том числе и о том, что армяне готовятся вступить в войну против Германии на стороне англичан и Советского Союза. Когда же в Берлине обсуждалась разработанная Розенбергом теория оси “Берлин — Тбилиси”, бесноватый фюрер безоговорочно заявил: “Не знаю, как поведут себя грузины,.. я доверяю только мусульманам… Несмотря на заверения Розенберга и военных, армянам также не доверяю”.
Перспектива реализации планов нападения на Армению союзника Германии Турции, угроза судьбе находящихся под фашистским владычеством почти полумиллиона армян Европы вследствие турецкой антиармянской пропаганды заставили армянских национальных деятелей Европы вступить в контакты с нацистскими руководителями. С этой целью в конце 1942 г. в Берлине был создан Армянский национальный совет во главе с доктором Арташесом Абегяном.
В целях пресечения расовых гонений против армян, воздействия на намерения германской верхушки, с намерением предотвращения для Армении возможного бедствия Гарегин Нжде инициирует написание аргументированного и убедительного письма, опровергающего в основном турецкую антиармянскую пропаганду и отвечающего на вопрос “кто является реальным арийцем”. В ряду 15 известных представителей армянской интеллигенции и военно-политических деятелей — авторов письма — первой стояла подпись В.Тотомянца. Кстати, среди книг, конфискованных во время ареста Нжде осенью 1944 г., были работы В.Тотомянца “Армяне и Армения” (на немецком), “Роль армян в мировой политике” с его дарственной надписью.
В 1936-1950 гг. в Европе и Америке на разных языках выходит замечательная работа В.Тотомянца “Роль армян в мировой культуре”. В этом энциклопедическом труде знание языков и широкий кругозор, познания в области смежных наук и источниковедении позволили автору избежать присущего многим исследованиям нашей историографии фольклорно-мифического “уклона”, не предаваться в связи с темой тщеславной слабости, вызванной “национальной принадлежностью”, показать, используя веские аргументы и многократно проверенные факты, действительный, весомый вклад армянского народа в мировую цивилизацию.
* * *
Концепцию Тотомянца и его единомышленников впоследствии использовал английский экономист, главный советник Рузвельта Дж.Кейнс в качестве средства преодоления Великой американской депрессии, а позднее сформулировал в более сжатой форме канцлер Германии социал-демократ Вилли Брандт: “Свободный рынок настолько, насколько он возможен, государственное регулирование — насколько оно необходимо”. По мнению ученого, кооперация в значительной мере стимулирует экономическое и социальное развитие общества, гарантирует защиту прав и законных интересов всех членов общества, создает реальную возможность повышения их материальной заинтересованности и эффективности хозяйств.
Тотомянц и сегодня считается на западе идеологом обогащения свободного рыночного капитализма элементами социализма и обеспечения тем самым успеха. Созданная им и его единомышленниками теория в значительной мере питает сегодняшнюю идеологию Европейской социал-демократии. Социально-экономические труды Тотомянца имеют не только историческое, но и исключительно актуальное практическое значение. Опубликованная в 1932 г. его работа “Мировой экономический кризис” имеет прямое отношение к охватившему мир кризису и преподает уроки, в том числе и для Армении. Сложившаяся в Армении вследствие перехода в экономике к рыночным отношениям нынешняя тяжелая социально-экономическая ситуация нуждается в этих уроках.
(С сокращениями)

На снимках: гостиная усадьбы в Ясной поляне, где Толстой встречался с Тотомянцем;