Леса не только рубят, но также отчуждают и приватизируют!

Архив 201222/03/2012

Вчера мир отмечал Международный день защиты лесов. И в защите, как выяснилось после встречи с главным лесничим страны замдиректора “Армлеса” Рубеном Петросяном и председателем общественной организации “Леса Армении” Назели Варданян, по-прежнему нуждаются лесные массивы Отечества. Впрочем, массивами их назвать уже можно с большой натяжкой. Вопреки принятой еще в 2006-м году национальной программе “Стратегия и политика восстановления лесов”.

С той поры восстановлено более 30 тысяч гектаров леса. Однако часто потуги озеленителей, как говорится, идут коту под хвост — с одной стороны территории обсаживают, с другой — зрелые экземпляры срубаются и пускаются в прибыльное производство.

Казалось, после энергетического кризиса 90-х процесс незаконной рубки лесов должен был приостановиться. Не тут-то было — по словам Назели Варданян, в последние годы срубленные деревья являются уже не столько источником тепла для населения, сколько источником дохода разного рода бизнесменов, людей при деньгах и власти. Немало древесины вывозится в качестве стройматериала, солидная доля уходит и как сырье для мебельного производства. Разумеется, далеко не всегда законными путями. “Все мы знаем, что существуют олигархи, генералы и пр., — для коих запретов нет и они беспроблемно могут заручиться нужными документами на право осуществлять рубки, — поясняет Варданян. — Вот только сколько раз с одним и тем же документом представители фирмы или компании входят в лес, где и какие дерева срубают — вопрос, остающийся без ответа”.
Конечно, рубит деревья и местное население. В частности, резкий подъем интереса к лесным насаждениям со стороны сельского люда наблюдался, когда в прошлом году подорожал газ. Но найти выход из этой ситуации проще, нежели призвать к ответственности действующего “по закону” человека у власти. Так, Варданян не раз говорила о необходимости дотировать неимущие слои населения, компенсируя дополнительные затраты на электричество и газ. Как вариант она предлагала предоставлять более дешевую или даже бесплатную древесину, годную для обогрева. Но ответа на предложение так и не последовало. “А ведь это единственный способ выхода из ситуации, — поясняет Варданян. — Не устанавливать же охрану у каждого дерева в лице полицейского или лесника. Тем более что у последних и особых прав нет”.
Если ранее лесничего боялись пуще волка, то ныне авторитета у него заметно убавилось. По закону, задержав браконьера, сотрудник лесхоза может лишь составить акт. И направить документ либо правоохранителям, либо в инспекцию Минохраны природы. Но ни штрафовать, ни конфисковывать незаконную древесину и орудия “преступления” не вправе. Так что дальнейшая судьба задержанного браконьера остается за кадром. Так, сказал Петросян, в этом году лесничие составили 153 акта, но назвать размер нанесенного государству ущерба, равно как и какой участи удостоились нарушители, главный лесничий не взялся. Пояснив: “Не в моей это компетенции”. Между тем за отсутствием ряда прав сотрудники лесхозов наделены массой обязанностей — и их прямой задачей является не пропустить человека без “бумаги” и с топором. В противном случае им грозит серьезное наказание, по словам Варданян, ныне нет, пожалуй, ни одной деревушки, в которой каждый второй или третий лесник не имел бы судимости в связи с “упущением”. Чего же стоит “людям леса” бдить на посту, одному Богу известно — при зарплате в 40-45 тысяч драмов, без предоставления лошадей (ранее лесничие перемещались “конным транспортом”), без униформы, без оружия, бдящие за порядком должны обходить огромные территории. Немудрено, что ныне, со слов собеседницы, свободных мест на эти должности не счесть.
Справедливости ради отметим, что в сравнении с 2003-2004 годами незаконные рубки сократились — раза в 2-3. Но скорее из-за того, что леса как такового уже и нет. А те насаждения, что сохранились и представляют бизнес-интерес, расположены высоко в горах, в труднопроходимых для техники местах. Но даже при таком “позитиве”, объемы незаконной древесины в 10 раз превышают объемы, на которые ежегодно дает добро государство. По словам эксперта, вместо 30-40 тысяч “законных” кубометров незаконным путем добывается 300-400 тысяч кубов!
Как итог — мы уже потеряли плодородный слой земли, неудивительно, что почти 80% территории страны, как заверила Варданян, склонно к опустыниванию. О потерях воды и загрязненности воздуха не приходится и говорить. Шутка ли — если в странах СНГ на душу населения приходится около 3 га зелени, то в Армении лишь мизерные 0,1 га. Это означает, что гражданин нашей страны получает кислорода в 29 раз меньше! Изменения климата привели и к проблемам в сельском хозяйстве. В перспективе, полагает Варданян, вполне возможен серьезный продовольственный кризис — ведь уже сегодня перемена климата приводит к тому, что сельское хозяйство терпит серьезные убытки.
Однако вместо того чтобы принять непростую ситуацию в лесах к вниманию, государством мало что делается для ее исправления. Если начиная с 2006-го года, когда внедрялась нацпрограмма по восстановлению лесов, немало гектаров было-таки засажено новыми лесами, то экономический кризис приостановил финансирование и, само-собой, темпы работ. Предусмотренных госбюджетом средств ныне хватает на покрытие лишь 80% выплачиваемой сотрудникам сферы зарплаты. “Это фактически означает, что о каком-либо уходе или восстановлении лесов мы говорить не можем, — заявляет Варданян. — Я уже не говорю о том, что кардинально пересмотрены не только права лесников, но и статус “Армлеса”. Эта организация ныне является обществом с ограниченной ответственностью, пребывающей в составе Минсельхоза. Тогда как целесообразнее было бы наделить ее либо статусом Госкомитета, либо Министерства леса. Дабы лесные проблемы специалисты организации могли бы озвучивать на уровне правительства. Не говоря уже о причитающемся в таком случае отдельном финансировании”. Впрочем, все это нашло отражение в утвержденной правительством стратегии. Остается дождаться результатов.
Беда в том, что пересмотром лишь этого, хоть и немаловажного “нюанса”, кардинальным способом всех проблем не решить. Необходимы более мощные рычаги воздействия, в первую очередь на власть имущих и людей при деньгах, продолжающих претендовать на самые лакомые куски лесного пирога. И, что самое ужасное, на вполне законных основаниях. Речь даже не о бумагах, которые удается им получать без проблем. Речь о продолжающихся процедурах приватизации и отчуждения территорий, засаженных лесами, но официально признанных “нелесными”.
Каким образом территории, густо засаженные деревами, оказываются в категории “нелесных”, остается лишь догадываться. Петросян пояснил, что ранее одной из причин явилось ошибочное составление карт в разных областях страны — в результате “нелесные” массивы марзов были приписаны лесам, и наоборот. Сегодня из ситуации вроде как пытаются вырулить. Но реальность такова, что многие лесные территории уже являются чьей-то собственностью. Примеров масса — Джрвежский лесной сквер особо охраняемая зона, где уже развернуто строительство. Да и в Анкаване в разряд нелесной территории угодили гектары с густым лесом. Таким же макаром, вероятно, была отчуждена и земля в Дилижанском заповеднике, которая недавно была передана Комитету госдоходов как зона отдыха. “Неужели нельзя было выделить иную территорию, где данная структура, не обделенная в средствах, могла бы посадить деревья и отстроить свои коттеджи, дороги и иные объекты, — возмущается Варданян, — нежели дать возможность вырубать леса заповедной зоны?”.
Согласно нацпрограмме восстановления лесов, медленно, но верно предусматривается увеличить площадь лесов вдвое. Но вот что интересно — в качестве норматива взяты не полагающиеся 30-50% (именно такое количество территории горной страны должно быть занято насаждениями), а 20% являющихся достаточными для равнинной страны. И даже при таком раскладе, поясняет Рубен Петросян, чтобы добиться удвоения леса, нам ежегодно необходимо сажать по 5000 га и прийти к намеченной цели лишь спустя 50-60 лет! Ведь осваивая новые территории, впоследствии за ними необходимо ухаживать, а это дополнительный расход. Очевидно, что если параллельно этому лес будут продолжать активно вырубать, то срок достижения поставленной задачи отодвинется еще на полвека. Если не на целый век. Но ведь к тому времени, глядишь, и все лесные территории окажутся уже чьей-то собственностью! “Завтра мы можем стать достаточно богатым государством и начать широкомасштабное насаждение лесов, вот только тогда вполне можем встать перед проблемой отсутствия свободных земель, — резюмирует Назели Варданян. — Ведь не высадим же мы деревья на забетонированные площадки? Значит, думать о сохранении лесного фонда нужно скорее. Здесь и сейчас. Потом будет слишком поздно!..”