Лекарства в нашей жизни

Архив 201622/11/2016

Роль лекарств в нашей жизни неоценима. Они являются стратегическим товаром и от их наличия в стране в нужном количестве и ассортименте, а также доступности для населения зависит здоровье нации. Во многих развитых странах лекарственная безопасность обеспечивается наравне с продовольственной безопасностью и регулируется соответствующими законами. Важнейшим показателем обеспечения лекарственной безопасности страны является удельный вес отечественных препаратов в общем объеме потребления лекарств.

 

При незначительных количествах собственных дешевых лекарств здоровье нации находится в прямой импортозависимости, что грозит уже безопасности страны. Поэтому не случайно фармацевтическая отрасль включена в число приоритетных отраслей нашей экономики.

Чтобы выяснить ситуацию, сложившуюся в фармацевтической отрасли Армении и на лекарственном рынке страны, мы попросили ответить на ряд вопросов исполнительного директора Союза производителей и импортеров лекарств (СПИЛ) Самвела Закаряна.

 

-Ваша отрасль традиционно в течение ряда лет демонстрирует серьезный рост. Удалось ли сохранить эту тенденцию в прошлом году на фоне спада производства во многих отраслях экономики?

— Прошлый год фармацевтическая отрасль завершила с очень хорошим результатом, наиболее высоким на мой взгляд. В частности, за 2015 год производство лекарств выросло на 29,8%, а экспорт на 26,7%.

— Сколько компаний-производителе-й работают сегодня в отрасли?

— Лицензии на производство различн-ой продукции медицинского назначения сегодня имеют 19 компаний, из них именно лекарства производят 7 компаний. Эти 7 компаний и обеспечили в прошлом году вышеназванный рост производства.

— Как складывается ситуация в этом году? Удастся ли сохранить такие же темпы роста?

— Думаю, что нет, так как уже есть сигналы, свидетельствующие о спаде объемов производства.

— А в чем причины, с какими проблемами это связано? Может сказывается вхождение Армении в ЕАЭС?

— Проблемы чисто экономические, в числе которых снижение объемов продаж на экспорт, в том числе и в Россию. Свою негативную роль сыграло и обесценивание российского рубля и тот факт, что в настоящее время проводится гармонизация законодательств стран-членов ЕАЭС, касающаяся нашей сферы и эта работа еще не завершена. Есть проблемы и с отличиями в стандартах на лекарственные препараты, вопросами регистрации лекарств в разных странах и др.

Особо можно выделить проблему перехода на международный стандарт GMP (Good Manufactured Practice) — Надлежащая производственная практика. Этот стандарт включает в себя достаточно обширный ряд показателей, которым должны соответствовать предприятия, выпускающие ту или иную продукцию. GMP для фармацевтических предприятий определяет параметры каждого производственного этапа — от материала, из которого сделан пол в цеху, и количества микроорганизмов на кубометр воздуха, до одежды сотрудников и маркировки, наносимой на упаковку продукции. Фармацевтическая отрасль Армении несколько лет назад начала переход на европейский вариант стандарта GMP и в этом мы опережаем другие страны-члены ЕАЭС, которые пока работают по собственным стандартам.

— На какой стадии сейчас находится этот процесс? Сколько фармпредприятий Армении уже работают по этому стандарту?

— Несмотря на произошедшие изменения в векторе развития нашей страны, мы продолжаем работу в данном направлении и считаем, что это правильно. На сегодня уже три крупнейших производителя лекарств — «Ликвор», «Арпимед» и «Фарматек», получив соответствующие GMP-сертификаты, работают по этому стандарту. Ожидается что уже в следующем году еще три армянских компании: «Эско-фарм», «Медикал Горизон» и «Био-Хим» пройдут соответствующую сертификацию и перейдут на GMP-стандарт.

— Что дает армянским компаниям переход на GMP-стандарт? Что дает это нашему населению?

— Соответствие армянской фармпродукции стандарту GMP обеспечивает европейское качество при местных ценах. На наши традиционные рынки (Россия и другие страны СНГ) армянская фармацевтическая продукция выходила без препятствий и по старым стандартам, а в продукции, соответствующей GMP-стандарту, очень привлекательным является соотношение «качество-цена».

На европейский рынок, хотя мы переходим на европейский стандарт GMP, наша продукция вряд ли попадет, так как армянские компании производят в основном дженерики, а подобной продукции на европейском рынке и так достаточно. Дженерик – это лекарственное средство, имеющее такой же состав действующих веществ, лекарственную форму и эффективность, как и оригинальный препарат, но не обладающее патентной защитой, а потому в разы дешевле оригинального препарата.

Другое дело, что GMP-сертификат – это пропуск для армянской фармпродукции на рынки стран Азии, Африки, Ближнего Востока, т.е. в те страны и регионы, где признаются GMP-стандарты и при регистрации лекарств требуется наличие GMP-сертификатов.

Что касается населения нашей страны, то переход армянских производителей лекарств на стандарт GMP обеспечивает появление на местном фармацевтическом рынке лекарственных препаратов европейского качества, которые го-раздо дешевле европейских аналогов. Естественно, это повышает доступность многих лекарств для населения.

— Какова в настоящее время ситуация на лекарственном рынке Армении? В прошлом году значительно сократился импорт. Как это отразилось на импорте лекарств?

— Импорт лекарств в прошлом году действительно сократился, примерно на 12-15%, но при этом повысился уровень импортозамещения, т.е. замены иностранных препаратов лекарствами местного производства. Если пару лет назад доля местных препаратов на лекарственном рынке составляла около 10,5% , то сегодня эта доля превышает 14%. Те страны, которые производят хотя бы 25% от общего объема необходимых им лекарств, считаются статегически защищенными, т.е. обеспечившими свою лекарственную безопасность. Надеюсь, что и мы скоро достигнем этого уровня.

В этой связи хочу отметить, что во время апрельской войны в Карабахе армянские фармкомпании срочно произвели и подарили армии необходимые для лечения раненых лекарства на сумму примерно 60 млн драмов. И здесь произошел казус. Поскольку на подаренные лекарства уже были наклеены так называемые контрольные марки, от производителей потребовали заплатить налоги за лекарства, которые они не продавали и не получали прибыль. Мало того, министр здравоохранения Армен Мурадян в своем выступлении в тот период отметил, что он удивлен и гордится поступком армянских производителей лекарств. А я был удивлен его удивлением, как будто министр не знал о существовании фармацевтической отрасли в Армении.

Мы не считаем производство лекарств просто бизнесом, мы считаем это стратегической защитой нашей страны, нашей армии и нашего населения.

— Сколько крупных импортеров работает сегодня на лекарственном рынке и насколько он монополизирован?

— Могу с уверенностью сказать, что лекарственный рынок не монополизирован, хотя на нем есть крупные игроки, как и на любом рынке. Около 60% импортируемых лекарств ввозят пять крупных компаний и еще более 40 средних и мелких компаний занимаются импортом лекарств, каждая из которых имеет свои контракты с иностранными производителями.

— Какова сегодня ситуация с фальшивыми лекарствами, информация о которых время от времени появляется в СМИ? Откуда они к нам поступают и каким образом попадают на армянский рынок?

— Для начала уточню, что мы понимаем под «фальшивым лекарством». У нас практически нет случаев, когда в Армении производятся или ввозятся в страну под видом лекарств некие вещества, которые лекарствами не являются. В нашем понимании “фальшивые лекарства” – это лекарства иностранных производителей (нередко известных и уважаемых в своей стране), которые не зарегистрированы в Армении и не прошли экспертизу в Научном центре экспертизы лекарств и медицинских технологий. Подобные лекарственные препараты приравниваются к контрафактной продукции.

Основной поток таких лекарств поступает к нам из Грузии в виде контрабанды, так как там лекарства дешевле из-за отсутствия НДС на лекарства, в то время как в Армении те же лекарства стоят гораздо дороже из-за наличия НДС в размере 20%. За последние два года объемы контрабанды лекарств из Грузии существенно выросли и, по некоторым оценкам, превышают 40% от общего объема продаж лекарств в Армении.

Контрабандные лекарства в Армению привозят практически все, кто регулярно ездит в Грузию по делам или отдыхать. Там есть даже специальные аптеки, которые работают на Армению. К тому же иностранные фармацевтические компании проводят скрытую политику, поощряющую контрабанду их лекарств в Армению, и потому открывают свои региональные представительства в Грузии. Эти представительства, находясь в Грузии, получают комиссионные от продаж их лекарств в Армении и не заинтересованы в том, чтобы данные лекарства поступали в Армению официальным путем. Они не хотят, чтобы в Армении открывались аналогичные представительства.

Так, в 2014 году грузинское представительство известной британской компании «АстраЗенека» написало письмо Министерству здравоохранения Армении с требованием закрыть армянское представительство этой компании и аннулировать регистрацию 23 препаратов, 7 из которых были уникальны и необходимы Армении. В результате компания, закрыв представительство и прекратив регистрацию, ушла с армянского рынка, а ее препараты все равно поступают на наш рынок, но уже контрабандным путем.

Мы не знаем, в каких машинах эти препараты перевозятся, в каких условиях хранятся и насколько они безопасны. Несмотря на все наши усилия, эта проблема так и не решилась.

— Недавно был принят новый Закон РА «О лекарствах». Какие проблемы, на ваш взгляд, он решит, а какие нет?

— Новый закон вступит в силу с 15- декабря, а в настоящее время принимаются необходимые подзаконные акты. Этот закон более современный по сравнению с действующим законом «О лекарствах», принятом ещё в 1998 году. Он более соответствует тем условиям, которые сформировались в фармацевтическом секторе в настоящее время, например, переход на стандарты GMP, так как включает соответствующую терминологию и процессы, содержит новые регуляции, которых не было в старом законе.

Очень важно, насколько совершенными будут подзаконные акты и какие правоприменительные механизмы будут в них заложены. Ведь у нас часто случается, что принимается хороший закон, а практика его применения оставляет желать лучшего.

— Постоянно растущие цены на лекарства являются тяжелым бременем для малообеспеченных слоев населения. В прессе различными экспертами высказываются две противоположные точки зрения, как изменятся цены на лекарства после вступления в силу нового закона. Первая: государство в большей степени будет регулировать ценовую политику на лекарства и потому цены снизятся. Вторая: наступит новый виток роста цен. Как вы можете прокомментировать эти высказывания?

— Я, как и многие члены нашего союза, считаю, что если у нас рыночная структура бизнеса, то цены должен регулировать рынок и рынок же должен привести к более благоприятному балансу цен. Другое дело, что в европейских странах с социальным уклоном, где развита страховая медицина, где велика доля государственных закупок лекарств, у государства есть возможность тем или иным образом регулировать цены. В Армении при неразвитой страховой медицине и незначительной доле государственных закупок введение каких-то принудительных мер по регулированию цен на лекарства, приведет к тому, что импортеры просто перестанут ввозить лекарства и переключатся на другие товары, а возникший дефицит приведет к новому повышению цен.

Задача государства в создании благоприятной деловой и конкурентной среды, а также правового поля , чтобы бизнес мог свободно и устойчиво развиваться, и тогда рынок сам сформирует более низкие цены.

Кроме того, как государство может говорить о снижении цен, если оно в 2003 году ввело 20% НДС на лекарства. Это мощный резерв снижения цен, но он не используется, а ведь во многих странах с рыночной экономикой вообще нет НДС на лекарства или он намного ниже, чем у нас. Возможен и другой вариант, когда НДС выплачивается после реализации товара, а не на таможне, как это происходит сейчас.

— Все проблемы, названные вами во время нашей беседы, невозможно решать без диалога СПИЛ, частного сектора, Министерства здравоохранения и других госструктур. Как складывается это сотрудничество?

— Наш союз и частный сектор очень активно работали с Министерством здравоохранения и со всеми министрами до предпоследнего министра Армена Мурадяна, который своим некомпетентным руководством нанес большой ущерб фармацевтической отрасли. Раньше мы решали проблемы отрасли и частного сектора в процессе регулярных встреч различного формата с министром и его заместителями.

После того как министром стал А.Мурадян, все это прекратилось. Связи, которые создавались годами, были разрушены. И все это потому, что мы были против, когда с подачи министра была введена маркировка лекарств так называемыми контрольными марками, чего нет ни в одной стране мира. Эти контрольные марки создали дополнительные затраты производителям и импортерам лекарств и, естественно, послужили причиной некоторого повышения цен. Мы послали несколько запросов о том, насколько сократилась теневая экономика в фармацевтическом секторе после введения этой маркировки, но ни на один запрос так и не получили ответа.

Сейчас, с приходом нового министра Левона Алтуняна, мы начали восстанавливать эти связи и надеюсь, что нам это удастся. Кроме того, мы направили премьер-министру Карену Карапетяну и министру здравоохранения письмо с изложением всех проблем фармацевтической сферы Армении и предложениями по их решению, так как хотим позитивных перемен, хотим быть их частью и служить процветанию своей страны. Первая встреча в Министерстве здравоохранения уже состоялась.

Беседовала

Юлия Кулешова