Легенда по имени Симонян

Архив 201225/02/2012

Мне вновь захотелось написать о Никите Павловиче Симоняне, легенде советского и мирового футбола, когда в прошлом октябре в России и Армении широко отмечали его славное 85-летие. И особенно, когда я узнал, что, прилетев в Ереван на матч сборных Армении и России, он в торжественной обстановке был награжден президентом орденом Почета. Эта награда, несомненно, найдет достойное место в его копилке наград, где и Олимпийский орден МОК, и орден ФИФА “За заслуги”, и орден “Трудового Красного Знамени”…

Никита Павлович удивительным образом делит свое сердце и душу между бескрайними российскими лесными просторами и обожженной солнцем, каменистой армянской землей.
Я писал о нем после того, как армянская сборная проиграла российской дружине на стадионе “Петровский”. Не ждите от меня банальностей типа “в любом случае проиграли бы”. Нет и еще раз нет! Я не столь наивен, чтобы не понимать, что команде под руководством умника Вардана Минасяна противостояла раззадоренная турнирной ситуацией и своей далеко неубедительной игрой сборная, возглавляемая Диком Адвокатом. Сборная Армении, по-моему, как это ни парадоксально звучит, при поражении со счетом 1:3 выглядела симпатичнее и убедительнее, чем при нулевой ничье на армянском Республиканском стадионе имени Вазгена Саркисяна. Да, этой молодой команде не хватило опыта и в Ереване, и в Питере. Но то, что у сборной Армении образца 2010-2011 гг. будет, должно быть, достойное будущее, не сомневаюсь.
А теперь совершу путешествие во времени и пространстве.
1973 год, Ереван. “Арарат”на протяжении нескольких предыдущих сезонов, словно легендарный герой народного эпоса Сасунци Давид, набирал силу и веру в себя. Оттачивалось мастерство под руководством прекрасных тренеров Артема Фальяна, Николая Глебова и Александра Пономарева. Светлая им память и благодарность армянских любителей футбола!
Никита Павлович принял эстафету от них и, будучи блестящим специалистом, осознал, что команда созрела для покорения вершин советского футбола. И это не было утопией. С такими игроками, как Алеша Абрамян, Александр “Шурик” Коваленко, Армен Саркисян, Ованнес Заназанян, Санасар Геворкян, Норик Месропян, Сергей Бондаренко, Сергей Погосян, Аркадий Андреасян, Левон Иштоян, Эдуард Маркаров и Николай Казарян то, что казалось несбыточной мечтой, стало реальностью.
Триумф в финале Кубка СССР над мощнейшим динамовским коллективом из Киева, (вспомним фантастический победный гол Левона Иштояна), а в концовке сезона 1973 г. победа в Чемпионате стране. Незабываемый дубль! Это был взлет армянского футбола. Никита Павлович, словно ювелир, отшлифовал алмаз по имени “Арарат” — и он засверкал не только на всесоюзной, но и на международной арене. Великая “Бавария” 70-ых, ведомая неповторимым Францем Беккенбауэром, победив “Арарат”-73 у себя в Мюнхене со счетом 2:0 (эх, не хватило нам опыта международных турниров!), в Ереване проиграла со счетом 1:0 (супергол забил головой Аркадий Андреасян). Баварцы играли на красавце “Раздане” на грани нервного срыва. А наши победы над “Кайзерслаутерном” и “Грассхоперсом” пришлись по вкусу самым взыскательным футбольным гурманам.
Будучи блестящим специалистом и прекрасным человеком (сочетание, прямо скажем, редкое), Никита Павлович доводил до сознания молодых и становящихся амбициозными араратовцев, что почти все в их руках. И они поверили ему! “Тамадой” этого футбольного пиршества был Симонян. Со стороны казалось, что вся Армения хочет помочь ему в достижении футбольных вершин. Все армянство… Помню, как на игры “Арарата” той поры стали приезжать наши соотечественники из-за рубежа.Видели бы вы, как на тренерской скамейке рядом с внешне невозмутимым Симоняном буквально фонтанировал эмоциями Эдмонд Кеосаян — режиссер первого советского вестерна (словосочетание-то какое!) “Неуловимые мстители”, так рано ушедший от нас…
Мне в те славные футбольные времена было лет 20. Помню переполненный стадион “Раздан”: 75 тысяч зрителей требовали от своих любимцев только победы, и они не разочаровывались в своих ожиданиях!
А теперь перенесемся в Москву середины прошлого века. Сухумский парень Никита Симонян привлек внимание своими незаурядными способностями, как бы сейчас выразились селекционеры “Спартака”. Техничен и умен от Бога. Ему бы еще немного “физики”… Русская мудрость гласит: терпение и труд все перетрут. И то, и другое было в избытке у молодого спартаковца. Немного о команде, где оказался тогда подающий большие надежды Никита. Если нет возражений, буду цитировать… себя. Выдержка из статьи”Армянский след” в журнале “Спартак”.
“Удивительная команда “Спартак”. Великие братья Старостины, стоящие у истоков ее создания, конечно же, привнесли свое видение удивительной мозаики общественной жизни Москвы в 30-х — 50-х, когда слово “нацмен” (“черножо…ый” — на новоязе 2000-х!!) носило отнюдь не уничижительный характер, а было синонимом взаимопонимания и терпимости, умения, не отрываясь от своих корней, с уважением и пониманием относиться к иным, непохожим укладам и обычаям, словом, ко всему тому, что и являл собой интернациональный характер народов, населяющих Великую Страну.
…Мое детство прошло в старинном московском районе Лефортово. Помню, как с нетерпением ждал похода с отцом, военным летчиком-североморцем, аспирантом МЭИ, на прославленный стадион “Динамо”, особенно на московское дерби ЦДКА-Спартак, где в каждой из команд у меня были кумиры: железный бэк армейцев Анатолий Башашкин и блистательный спартаковский форвард Никита Симонян. Впрочем, окончательный выбор для меня был очевиден. Футбольный матч в ту пору был праздником для москвичей, и на стадионы собирался не только трудовой и служивый люд, военные, студенты и легендарная московская шпана, но и представители интеллектуальной и творческой элиты. И во всем этом людском море, болевшем страстно и темпераментно за “своих”, в то же время отдававшем должное мастерству и умению “чужих”, просто не могло возникнуть настроений, способных родить абсурдную и дикую речевку наших дней типа: “Россия для русских, Москва — для москвичей”. На Манежной площади во время известных декабрьских событий звучало: “Москва — русский город”. Ничего себе “эволюция”!
…”Спартак” удивительным образом притягивал к себе “нацменов”. Он “притянул” эстонца Игоря Нетто, армянина Никиту Симоняна, украинца Владимира Маслаченко, грузина Джемала Силагадзе, татарина Галимзяна Хусаинова, литовца Валдаса Тучкуса и многих других, всех не перечислить… Никита Павлович — первый игрок “Спартака” с армянскими корнями. А вот Абрам Христофорович Дангулов был самым первым армянином в этой Легендарной Команде — он возглавлял тренерской штаб “Спартака” в начале 50-х.
Еще о “наших” в “Спартаке”: Арутюн Кегеян — светлая голова, плеймейкер экстра-класса, умница и дриблер Вячеслав Амбарцумян, тонкий стратег и забивала Сергей Апресян, Саркис Овивян, так и не оцененный до конца Гений армянского, и не только армянского, футбола (бразильская пресса в конце 50-х, когда там гостила сборная СССР, писала о нем, как о “прима текнико”), супер-либеро Александр Мирзоян (“Самый лучший из армян это Саша Мирзоян” — так говорили о нем в команде)…

Никита Павлович, разменявший девятый десяток, крепок и духом, и телом. Время с уважением относится с этому асу игры миллионов. А уважать есть за что! Он — вице-президент российского футбольного Союза. Олимпийский чемпион Мельбурна, кавалер многих орденов и медалей. Долгие годы рекордсмен среди бомбардиров по количеству мячей, забитых в одном чемпионате — 34. Не хочу называть игроков, “отобравших” этот титул у футбольного Маэстро. Вы помните их имена? Нет! И я тоже почти не помню.. А кто не знает Никиту Павловича, причем не только в футбольном мире! А тех “забивал”? Ну, да ладно. Заслуженный мастер спорта и заслуженный тренер СССР. Родина достойно оценила его гениальность! …И тогда, на матче Армении и России, он болел, конечно. За кого — догадайтесь сами!
Владимир ДИЛАНЯН