“Le Monde: Москва стала авторитетом для Тегерана“

Архив 201319/09/2013

“Ободренный дипломатическими успехами в сирийском кризисе, российский президент переходит в наступление на иранском фронте, ставшем еще одной козырной картой в его новом региональном домино”, — пишет французская газета.

“Кремлевский лидер намеревается выступить в роли непременного посредника в урегулировании проблемы иранской ядерной программы, которую американский президент Барак Обама назвал “более важной для нас, чем химическое оружие”. Владимир Путин постарался стать первым главой государства, который встретился с новым иранским президентом Хасаном Роухани, вероятно, более расположенным к компромиссам, чем его предшественник Махмуд Ахмадинежад, в стремлении уменьшить бремя международных санкций в отношении его страны. Президенты побеседовали 13 сентября в рамках саммита ШОС. Взяв в свои руки решение сирийского кризиса, Москва стала авторитетнее в глазах Тегерана. Сирия была центральной темой в переговорах двух президентов. Россия и Иран хотят использовать весь свой вес на конференции Женева-2, на которой должны быть обрисованы контуры гипотетического переходного периода в Сирии. Конечно, встреча Путина с Роухани не была безоблачной. Иран потребовал от Москвы возмещения $4 млрд за несостоявшуюся поставку зенитных комплексов С-300 по аннулированному в 2010 году контракту из-за принятия санкций ООН в отношении Тегерана. Путин постарался загладить неловкость и якобы предложил зенитные ракетные комплексы “Антей-2500” на том условии, что Тегеран отзовет иск из арбитражного суда Женевы. Кроме того, была достигнута договоренность по строительству второго реактора Бушерской АЭС. По мнению экспертов, это шаг чисто политический, ибо сам проект нерентабелен для российской атомной отрасли. Однако российская поддержка усиливает вес Ирана в тот момент, когда должны возобновиться переговоры по ядерному вопросу. В свою очередь в Москве уверены, что партнерство с Ираном имеет стратегическое значение. В условиях подъема суннитского радикализма у своих границ Москва рассматривает Иран как буферное государство. Перспектива ухода американцев из Афганистана в 2014 году стала еще одной головной болью для русских, стремящихся заручиться поддержкой Тегерана на случай возникновения проблем в своей сфере влияния в Центральной Азии. Россия, потерявшая основных суннитских арабских союзников (Ирак Саддама Хусейна и Ливию Муаммара Каддафи) и никогда не имевшая хороших отношений с монархиями Персидского залива, весьма заинтересована в том, чтобы до конца разыграть шиитскую карту.”