Ле Гевара

Архив 200905/09/2009

Каникулярный сезон политической жизни Армении нельзя считать мертвым.

Пока те, кто занимает ключевые позиции управления, отдыхали, оппозиция рассказывала, как будет править, когда придет к власти сама. Вопрос: “придет-не придет” не стоит. Речь исключительно о том — когда? Скоро. Очень скоро. Щас!..
Повод напомнить о себе на сей раз лежал на дороге — от острога, где томятся обвиняемые в трагедии прошлого года, до дома, где их ждут и наверняка дождутся. В том, что заключенные скоро выйдут на свободу, сомнений, кажется, нет. Назначение акробатических этюдов ЛТП, слоняющегося со своей потешной свитой по автострадам и проселкам, в том, чтоб, подгадав момент, когда оковы тяжкие падут, сказать: двери темниц отворили не вы, а мы и на обломках самовластья должны быть наши имена.
Ничего нового, незатейливый приемчик, не раз помогавший в прошлом, правда, малость износившийся, поблекший, однако ж… Говорят, мудрость приходит с возрастом, но иногда возраст приходит один.
Вот смотрите. Пытаясь еще раз открыть Америку, вы терпите поражение, а вас все равно называют Колумбом. Хорошо, пусть так, пусть называют. Но вы-то, любезный, вы, ничего подобного не открывший, почему не скажете: “Не надо, ребята, никакой я не Колумб, зовите меня просто — Левон”. Вот и в нашем случае. К Левону Акоповичу Тер-Петросяну обращаются “господин президент”, а он и глазом не моргнет — вроде и впрямь глава государства. Но ведь президент-то в Армении не он, президент в Армении другой.
Стоит обратить внимание: нравится это не только тому, кого так называют, но часто и тем, кто так называет. В первом случае бальзам на душу, во втором — игра воображения. Да, пусть президент не всамделишный, пусть поддельный, копия, контрафакт, но, все равно, как приятно рисовать себе картину: стоишь рядом с настоящим и говоришь ему чего-нибудь этакое. А он, сердешный, внимательно слушает, головку чуть вбок и, соглашаясь, кивает. Впрямь как Ильич с картины художника Серова.
О чем говорили люди президенту-самозванцу? Судя по тому, что показывают в интернете, говорили о насущном. Живем плохо, взяточники одолели, ни плодиться, ни лечиться, ни учиться, молодежь покидает родные места, власти действуют по принципу “друзьям — все, врагам — закон”.
Зиц-президент слушал больше отстраненно, чем внимательно, всем видом показывая: а чего, собственно, хотели? Чтоб жили хорошо, без взяток, чтоб плодились, лечились, учились, чтоб закон для всех, а не избранных? Так ведь было же такое, при мне, при Левоне Тер-Петросяне. И снова будет. Дайте только срок — мне, чтоб править, а этим — отбывать.
А пока гость гладил ребятишек по головкам, слегка брезгуя, подставлялся под поцелуи и делал странные заявления. Например, о том, что он не секретарь райкома. Он, ясный перец, и впрямь не секретарь, потому что даже самый никудышный секретарь что-то полезное время от времени да делал, а тут — один сон в летнюю ночь. Народ, не исключено, продолжал бы спать и дальше, если бы неумная аодовская власть не нарушила закон Бонго. (Альбер Бернар Бонго — бывший президент Габона, ныне покойный, знаменит тем, что знал, сколько надо оставить денег в казне, чтобы в стране продолжали царить спокойствие и порядок.)
Летнее турне ЛТП напоминает хождения вождей КПСС в народ, с той только разницей, что те шли к людям за вопросами, а эти идут с ответами. Типа: все зло в понаехавших с характерным речевым акцентом. Армения на пороге катастрофы. Стране нужны политики с модифицированными мозгами. Карабах уже отдан. Банде упырей и кровососов — каюк!
После чего вождь позвал ванадзорцев, большей частью пожилых, прибыть на ожидающийся в начале осени митинг. Пожилые ответили, что они, может, и пришли бы, но как? Вдруг ГАИ перекроет дорогу. Тут удрученный бестолковостью аудитории вождя прорвало, и он высказался. В том плане, что если очень хочешь куда-то идти, то обязательно дойдешь: огородами, проселками, горными тропами. Это, кажется, что-то новое…
Память тотчас предложила сюжеты из живописной биографии Че Гевары, легендарного команданте кубинской революции (хотя ментально пожилому ванадзорскому обывателю ближе образ партизана Сидора Ковпака). Тут, правда, следует оговориться, что и Че Гевара, и Ковпак не просто указывали народу куда идти, но и, один в бейсболке, другой — с рюкзаком за плечами и автоматом в руках, шли впереди всех — по долинам и по взгорьям. А тут — товарищ приезжает на лимузине, с охраной, в руках длинная сигарета, ходит по асфальту, не переутомляется…

И все равно, наш армянский Ле нам родней и понятней, чем их кубинский Че. Про полузабытого дважды Героя Советского Союза Ковпака Сидора Артемьевича я и вовсе молчу.

Сергей БАБЛУМЯН
Москва