Лавров похоронил все надежды Азербайджана

Архив 201719/01/2017

Высказывания главы МИД России стали холодным душем для Баку

17 января министр иностранных дел России Сергей Лавров провел большую пресс-конференцию, в ходе которой прозвучали высказывания, которые разнесли в пух и прах не только надежды азербайджанской стороны на благоприятное для неё разрешение карабахского конфликта, но и обрушили всю «идеологическую составляющую» бакинского подхода к процессу разрешения конфликта.

 

Одним из поводов к этому стал вопрос, заданный корреспондентом «НВ» (на снимке). А поскольку прозвучал он сразу после вопроса представителя азербайджанского телевидения, то, вероятно, правильно будет представить ответы главы дипломатического ведомства России в «едином пакете». Азербайджанский коллега спросил, как отреагирует Москва, если Баку начнет «контртеррористическую операцию для зачистки азербайджанской территории от оккупационных сил и прочих криминальных элементов, закроет ли на это глаза или будет вмешиваться во внутренние дела Азербайджана?» Что касается меня, то, напомнив об апрельских событиях в Карабахе, декабрьских боях на армяно-азербайджанской границе и беспрецедентной истории с российским блогером, арестованным в Минске по требованию Баку из-за посещения НКР, я спросил, какова позиция Москвы относительно упомянутых событий, особенно с учетом того, что в Ереване возле белорусского посольства прошли протестные акции с требованием не выдавать блогера Азербайджану и освободить его.

Нетрудно увидеть, что вопрос азербайджанского тележурналиста уже в силу своей «лексической составляющей» («зачистка», «антитеррористическая операция», «криминальные элементы») носил подчеркнуто провокационный характер. Так и воспринял его Лавров, выражение лица которого становилось все более недовольным. Возможно, в том числе и поэтому его ответ был весьма прямым, четким и исчерпывающим. Карабахский вопрос, заявил Сергей Лавров, «не является исключительно темой внутренних дел Азербайджана». По поводу конфликта, напомнил министр, есть целый набор решений, прежде всего которые принимались в СБ ООН в самый разгар конфликта и требовали прекращения огня. «Если интересуетесь, можно обратиться к архивам и увидеть, как соблюдались эти требования о немедленном прекращении огня, кем они соблюдались и кем не соблюдались». (Хорошо известно, что все решения о прекращении огня нарушались исключительно Азербайджаном. — А.Х.). «С тех пор, как при посредничестве Российской Федерации и ОБСЕ состоялось прекращение огня, сохраняет силу требование об освобождении оккупированных территорий, но ни в коем случае не силой и при определении окончательного статуса Нагорного Карабаха», — подчеркнул Лавров. При этом он акцентировал внимание на том обстоятельстве, что во всех без исключения решениях, принятых в том числе на уровне президентов стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, а также руководителей противоборствующих сторон, «мирное урегулирование споров записано со всей недвусмысленностью». Кровавые события апреля прошлого года, указал министр, «вызывают глубочайшую тревогу». «Учитывая взаимные обвинения, мы договаривались на встречах в Вене с президентами Азербайджана и Армении, затем с ними договаривался президент РФ в июне 2016 года в Санкт-Петербурге о необходимости создать механизм расследования инцидентов, увеличить количество наблюдателей ОБСЕ непосредственно на линии соприкосновения. О необходимости расследования инцидентов речь шла еще в 2010 году, когда встреча президентов России, Азербайджана и Армении проходила в Астрахани. Как я понимаю, вы озабочены тем, чтобы подобные события не повторялись. Но, к сожалению, такая элементарная, необходимая для этого вещь, как механизм расследования инцидентов и увеличение наблюдателей ОБСЕ на линии соприкосновения, не может воплотиться в жизнь, пока отсутствует консенсус в ОБСЕ. О причине отсутствия консенсуса в ОБСЕ можно тоже поинтересоваться у представителей этой организации». То есть и в этом пункте Лавров фактически прямо обвинил Баку в срыве миротворческих усилий, поскольку хорошо известно, что именно азербайджанская сторона не дает согласия на реализацию указанных мер.

На вопрос «НВ» о судьбе блогера Лапшина и позиции Москвы по этому вопросу Лавров ответил однозначно. «Во-первых, мы против криминализации в качестве уголовного преступления посещений журналистами или просто частными лицами той или иной территории в том или ином регионе. Во-вторых, мы против того, чтобы экстрадировать граждан Российской Федерации, задержанных в той или иной стране, в третью страну. У нас был консульский контакт с Лапшиным. Мы знаем, что он одновременно является гражданином Израиля. Израильские дипломаты тоже были с ним в контакте. Исходим из того, что будем предпринимать все меры, чтобы эту ситуацию разрешить при полном уважении прав гражданина Российской Федерации, который одновременно является гражданином Израиля… Мы вместе с израильтянами, как с представителями страны его второго гражданства, работаем в тесном контакте».

Нетрудно увидеть, что все высказывания Сергея Лаврова однозначно обрушивают и «обнуляют» надежды азербайджанской стороны решить вопрос силой и без привлечения внимания международного сообщества. Многочисленные утверждения Баку относительно того, что якобы международное сообщество благосклонно отнесется к попытке Азербайджана «восстановить территориальную целостность», отныне не стоят ничего. Потому что ясно – международное сообщество, Минская группы ОБСЕ (мнение которой, несомненно, транслировал Лавров), как и армянская сторона, не рассматривают собственно Нагорный Карабах как «оккупированную азербайджанскую территорию». Очень не случайно в этом контексте утверждение о том, что проблема районов вокруг Арцаха может быть решена только в увязке с определением статуса НКР. То есть формула «территории в обмен на статус» продолжает оставаться актуальной.

Всё это означает фундаментальное поражение азербайджанской дипломатии и в целом — внешнеполитической региональной концепции Баку. А заодно свидетельствует, что из рук азербайджанских пропагандистов выбит важнейший козырь, которым они оперируют все последние годы. Не случайно происшедшее вызвало на Апшероне очень громкий панический резонанс. Там, если называть вещи своими именами, просто не знают, как теперь быть и чем ответить. «Имеющий армянское происхождение министр иностранных дел России своими заявлениями перечеркнул более чем 20-летние надежды 10-миллионного Азербайджана», — говорит военный эксперт Узеир Джафаров. «Мировые лидеры, по всей видимости, окончательно пришли к решению оставить Азербайджан без Карабаха, иначе Лавров не позволил бы себе столь жестко и оскорбительно гасить Азербайджан… В карабахском вопросе Россия обречена быть за спиной Армении».

Хочется надеяться, что уж теперь-то для Баку наступит «момент истины» и на Апшероне наконец-то поймут, что попытаться силой вернуть Карабах им не позволят не только армяне. Пора, отбросив бессмысленные и совершенно не обоснованные амбиции, включиться в процесс мирного разрешения конфликта. Иного – и это уже совершенно ясно — просто не дано.

Собкор «НВ», Москва,