КВН армянской национальности

Архив 201103/12/2011

40 лет назад, 4 декабря 1971 г., армянские поклонники КВН насладились апофеозом команды “Дама пик” Ереванского политехнического института. Через неделю встреча девяти команд из городов СССР транслировалась по ЦТ. В финал вошли команды Еревана и Одессы. Народ преисполнился гордости. Незаметно пролетели годы — настало время вспомнить былое. Это случится завтра в Доме Москвы. И поэтому наш сегодняшний гость — капитан “Дамы пик”, худрук и гл.режиссер Камерного театра Ара ЕРНДЖАКЯН.

“Дама пик” стала первым чемпионом Еревана и, убедительно победив в отборочных встречах команды Волгограда и Симферополя, прошла на всесоюзные соревнования КВН сезона 1971-1972 гг. Финальная встреча Ереван — Одесса стала последней игрой КВН старого образца. После этого знакового поединка лавочку прикрыли. КВН удалось восстановить лишь через много лет. Для многих критиков Ернджакяна КВН-овская страница его биографии стала “страшным оружием”. Они попрекали его этим многие годы.
Для самого же Ернджакяна Клуб веселых и находчивых стал настоящей театральной школой, помог в поисках новых форм. Позже Ернджакян трансформировал КВН в “Мужской Клуб”, ставшим основой Камерного театра. Осенью 1981 года он получил статус Государственного. Через год, преодолев упорное сопротивление бюрократического аппарата и отечественных идеологов, Камерный театр открыл двери.
— Многие помнят не только команду “Дама пик”, но и “Мужской клуб” и т.д. И как вы оцениваете трансформацию самого КВН во времени?
— По-моему, КВН — это одно из величайших изобретений советского времени. Водородная бомба, КВН и “экономика должна быть экономной” — больше ничего умного тогда не было создано. КВН 50 лет назад придумали несколько очень интересных людей, с которыми я хорошо был знаком и дружил. Не помню конкретно, сколько лет продержался КВН, но точно знаю, что мы стали последней командой — вплоть до знаменитого финала Ереван — Одесса. Этот финал был очень, в хорошем смысле, скандальным, было много беззлобной антисоветчины — и КВН запретили.
Его не было 17 лет, затем он потугами Маслякова возродился. Хотя для нас — кавээнщиков той закваски — это уже был не совсем КВН, а нечто другое, иной формат. Тем не менее я рад, что во “второй инкарнации” КВН появилась команда ЕРМИ, триумфальное шествие которой все мы в годы блокады, затаив дыхание, наблюдали. Затем были “Новые армяне” — тоже блестящая команда. Так три армянские команды оставили след в полувековой истории КВН — команда Политехнического института, ЕрМИ и “Новые армяне”…
— Недавно на праздновании юбилея КВН прозвучала фраза, что КВН не просто изменил судьбы очень многих людей, а стал эдаким телевизионным МХАТ-ом, телеуниверситетом, ректором которого является Масляков.
— Все это так и есть, но вот последняя фраза — чушь полнейшая, потому что Масляков подключился к КВН намного позже. Он был ведущим, очень хорошим, кстати, ведущим — он и Жильцова. А если говорить о некоем “ректоре”, то называть нужно Гульбекяна, Муратова, Аксельрода — это они создавали КВН.
— Марат Гульбекян?
— Да. Он был в наше время редактором КВН Центрального телевидения, курировал КВН.
— Через “прокрустово ложе” КВН прошли врачи, инженеры, строители, которые потом стали шоуменами, режиссерами, актерами… Неужели КВН все-таки прививает профессиональные навыки для работы на телевидении, в театре и т.д.?
— Честно говоря, я не знаю, где грань между профессионалом и любителем. У нас когда-то была шутка: лучший профессионал — это любитель, потому что он действительно любит свою профессию. В этом смысле КВН-овская школа достаточно профессиональна. Есть примеры блестящих профессионалов, которые начинали с КВН. Взять того же Горина, Хайта, Хаита, Крапиву, Харечко — все они проходили эту школу.
КВН — начало, “эмбрион” а продолжение уже каждый выбирает себе сам. Сам я, когда закончил Политехнический институт и был уже как бы руководителем Камерного театра, решил, что обязательно должен проучиться в театральном вузе. И стал дипломированным режиссером.
До того, как я поступил в Театральный институт, наш театр все считали любительским. Позже — по окончании института — говорили, что, мол, режиссер профессионал, но актеры-то дилетанты… Ну а потом и все актеры закончили, и разговоры перенеслись в иную плоскость…
А вообще-то КВН — это “зараза”… Неизвестно, кто бы чего добился, не будь КВН, но не думаю, что медицина без врача Горина потеряла бы больше, чем мир без его “Барона Мюнхгаузена” и “Формулы любви”.
— Какова разница между тогдашним КВН и сегодняшним?
— Большая. Сегодня КВН разительно отличается от того, каким он был задуман. Сейчас это, скорее, некое мега-шоу — веселое представление, в котором задействованы очень хорошие, талантливые актеры. Но они не способны создавать, острить, импровизировать… Поэтому неслучайно, что сейчас нет ни нормальной разминки, ни нормальных конкурсов, ни конкурса капитанов — то есть того, на чем, собственно, строился КВН и из чего состоял.
Более того, в свое время у нас были совершенно секретные моменты, до выступления все держалось в глубокой тайне. Сейчас чуть ли не совместные репетиции проводятся! В последние годы я почти не смотрю КВН, но если случайно натыкаюсь, то задерживаюсь минут на пять и с грустью понимаю, что уровень… ну очень низкий.
— Но зато появились дочерние предприятия, как бы потомки КВН в виде “Комеди Клаб”, “Прожекторперисхилтон”. У нас проросли “32 зуба” и иже с ним…
— В “Комеди Клаб” немало низкопробной пошлости. Но там тематическая пошлость. Это просто низкий уровень того же автора, который, в общем-то, знает, что если употребить это слово, это вызовет определенную реакцию. У нас же юмор строится не на идее, а на акценте, на словах — в прямом и в переносном смысле слова — начинают коверкаться слова, и многим кажется, что это ужасно смешно. На самом деле ужасно, но, увы, не смешно — то есть уровень ниже, чем в России.
То, что делают ребята из “Комеди Клаб”, вызывает зачастую двоякое отношение: или пошло до омерзения, или смешно до коликов. “Комеди Клаб” и ему подобные — это, так сказать, КВН сегодняшнего дня, но отнюдь не КВН в истинном, желаемом его значении.
— Ребята из “Комеди Клаб” решили продолжить начатое в КВН, но не переросли в театр. Рынок сбыта взял их в оборот. Тем не менее, можно ли провести параллель-аналогию между вашим “Мужским клубом” и “Комеди Клаб”?
— Не думаю. “Мужской клуб” родился, когда мы были на взлете, чего-то хотели, а КВНа вдруг не стало. Распадаться было обидно, мы сделали пару телевизионных передач — “Этюд о женщинах”, “80 минут вокруг света” и т.д., — и лишь потом родился “Мужской клуб”. Родились, по сути, театральные представления “7 шуток об Армении” и “Господа, все рушится, но еще можно жить и веселиться”, хотя, будучи уже фактически театром, мы таковым называться не спешили. Я первый был против. Вот и придумали “Мужской клуб”, который нас ни к чему не обязывал.
— Но эпицентр “заразы” — все-таки КВН?
— Да, да, да…