Кустурица призывает турок вспомнить о совершенном ими геноциде

Архив 201014/10/2010

“Это великий позор. То, что произошло — примитивное варварство”. Так великий сербский кинорежиссер Эмир Кустурица охарактеризовал поведение турецкой культурной элиты. Скандал, разразившийся вокруг недружественного приема, оказанного Кустурице в турецкой Анталье, стал главной темой светской хроники. Демонстративно покинув проводимый в Анталье Международный кинофестиваль, режиссер назвал министра культуры Турции своим личным врагом, а туркам посоветовал покаяться за то, что они сделали в 1915 году с армянами.

Все началось с того, что оргкомитет 47-го кинофестиваля “Золотой апельсин”, проходящего в Анталье каждую осень начиная аж с 1967 года, предложил Кустурице стать членом жюри и заодно дать в рамках фестиваля мастер-класс для молодых турецких кинематографистов. “Великий серб” согласился и 8 октября прилетел в Турцию. Он не знал о том, что накануне его приезда на заседании городского совета Антальи разразились бурные дебаты по вопросу о допустимости участия Кустурицы в фестивале. Депутаты муниципалитета от правящей Партии справедливости и развития и оппозиционной партии “Националистическое движение” потребовали исключить Эмира Кустурицу из состава жюри, обвинив его в покровительстве организаторам “геноцида боснийских мусульман”. “Он содействует сербам. Анталья позорится перед дружественными с Турцией странами. Что о нас подумают живущие в Турции боснийцы?” — заявил депутат Муртаза Тамьюрек. И хотя мэр Антальи Мустафа Акайдын попытался погасить пыл своих разгоряченных коллег, назвав их позицию “проявлением двойных стандартов”, некоторые турецкие киношники поддержали начатую против Кустурицы кампанию. Так, известный режиссер Семих Капланоглу в знак протеста против включения Кустурицы в состав жюри снял с показа свой фильм. Масла в огонь подлил министр культуры и туризма Эртугрул Гюнай. Он заявил, что не согласен присутствовать на церемонии открытия фестиваля, работу участников которого будет судить такой человек, как Кустурица.
Гость поначалу старался не придавать этому особого значения. Но все стало серьезнее, когда в ходе церемонии открытия фестиваля группа националистов попыталась провалить мероприятие. Депутат муниципального совета от партии “Националистическое движение” перебил выступавшего мэра Антальи и громогласно объявил, что Кустурице не место в Турции, так как он якобы “расист” и “покровитель организаторов преступлений перед человечеством”. Охрана вывела провокаторов из зала. Но этим дело не завершилось. В тот же день у здания городского муниципалитета Антальи прошла демонстрация протеста против участия Кустурицы в фестивале. Националисты покричали, возложили к стенам мэрии траурный венок и удалились. Оскорбления в адрес великого режиссера лились со всех сторон. И он решил, что в таких условиях делать вид, что ничего не случилось, слишком великая честь для турок. Он заявил, что покидает Турцию и не желает иметь ничего общего с людьми, опустившимися до примитивного варварства. Перед отъездом в аэропорт Кустурица созвал пресс-конференцию, на которой призвал своих хулителей почаще смотреть на себя в зеркало. “Если вы так чувствительны по отношению к геноцидам, почему в таком случае не говорите об осуществленном в годы Первой мировой войны геноциде армян?” — заявил режиссер, обращаясь к министру культуры Эртугрулу Гюнаю и своему турецкому коллеге Семиху Капланоглу.
Вместо того чтобы задуматься о причинах, побудивших великого режиссера пойти на такой демарш, министр Эртугрул Гюнай заявил, что “невелика потеря” и “случившееся не испортит репутацию “Золотого апельсина”. В Турции не оценили “политкорректность” Эмира Кустурицы, который принял приглашение турок только из нежелания давать повод для обвинений в пристрастности к армянам. Дело в том, что накануне визита в Анталью он был гостем ереванского кинофестиваля “Золотой абрикос”. Будучи в Ереване, он, конечно же, посетил мемориал памяти жертв геноцида и жестко осудил действия младотурок. Быть может, именно это стало причиной ненависти турецких националистов по отношению к сербскому кинорежиссеру. Впрочем, обвинения в свой адрес Кустурица слышал от турок и прежде. Еще 15 лет назад, когда на экраны вышел фильм “Андерграунд”, турки, откровенно поддерживающие в боснийском конфликте единоверцев-боснийцев, стали обвинять автора картины в том, что он якобы некорректно представил мусульман. Между тем в фильме не было и намека на симпатии в отношении тех, кто ответствен за массовые убийства боснийцев. Наоборот. Кустурица как никто другой критиковал сербских радикалов, повинных в трагедии, произошедшей в городе Сребреница. Мир еще не знал об истинных масштабах случившегося, когда Эмир Кустурица выразил свое отношение к организаторам этого преступления, публично вызвав на дуэль главнокомандующего сербской армии Воислава Шешеля, который ныне ждет приговора Гаагского международного трибунала. Режиссер предложил ему поединок в центре Белграда на любом оружии до первой крови. Шешель отказался. После этого обвинять Кустурицу в “покровительстве организаторам геноцида” просто глупо. “Я всегда выступал против свершавшихся в Боснии преступлений против человечества. И если я даже буду жить тысячу лет, я опять-таки буду выступать против геноцидов”, — заявил Кустурица на состоявшейся в Анталье пресс-конференции.

Турецкая пресса по-разному комментирует разразившийся в Анталье скандал. Солидарность с хулителями Кустурицы выражают далеко не все. Так, с резкой критикой действий министра культуры выступила известный турецкий обозреватель влиятельных турецких изданий Economist и Haberturk Амберин Заман, которая, кстати, является супругой временного поверенного в делах США в Армении Джозефа Пенингтона. “Давайте на мгновение представим, что Эмир Кустурица не сербский, а турецкий режиссер и приглашен он во Францию для участия в каком-то кинофестивале, где министр культуры Франции заявляет: “Это лицо пренебрегает событиями 1915 года. Османская империя угнала почти всех армян, проживающих в Анатолии, в пустыни и убила их. Тысячи женщин были изнасилованы; имущество армян было разграблено; церкви превращены в конюшни. Я не буду присутствовать на фестивале, в работе которого участвует он”. Интересно знать, что бы мы подумали после подобного заявления?” — спрашивает Амберин Заман, предлагая не путать политику с искусством. Критикует она и турецких националистов, которые решили выдвинуть Кустурице обвинения в совершении преступлений, которые с тем же успехом можно предъявить и самим туркам. “Мы с вами очень цивилизованные и чувствительные. Нас возмущает насилие в Боснии и Газе. Однако, когда дело доходит до осуществленной в нашей стране резне, ситуация резко меняется. Орхана Памука объявили предателем только за то, что последний говорил о бедствиях, произошедших с армянами и курдами…” — пишет обозреватель. Подводя итоги сказанного, Амберин Заман отмечает, что совсем не удивится, если после всех этих событий Эмир Кустурица решит снять фильм о геноциде армян. Кустурица в Ереване действительно обмолвился о том, что был бы не прочь в своем творчестве затронуть эту тему. “Теплый прием”, оказанный ему в Анталье, может приблизить тот день, когда великий режиссер возьмется за создание картины на тему событий 1915 года.