Курды хотят лишить Турцию и Армению общей границы

Архив 201029/07/2010

Обстановка в курдонаселенных районах Турции продолжает обостряться. Столкновения происходят не только между жандармерией и демонстрантами, но и между армией и вооруженными повстанцами. Все это не может не касаться наших интересов, поскольку речь идет, во-первых, о регионе, с которым мы имеем общую границу, а во-вторых, это территории, являющиеся частью исторической Армении.

Последняя активизация курдского сопротивления обусловлена, полагаю, двумя факторами. Первый связан с тем, что деятели курдского национально-освободительного движения обрели в последнее время влиятельных союзников в лице Израиля и лидеров еврейского лобби Америки. Многие серьезные политические эксперты сочли формирование стратегического еврейско-курдского альянса вполне естественным и даже неизбежным. Евреи могут обеспечить партнерам не только определенную дипломатическую поддержку, но и консультативную помощь военного и разведывательного характера. Не исключено, что провоцирование новых столкновений в Анатолии — это предупреждение Анкаре со стороны еврейского мира. Второй фактор, способствующий активизации курдского сопротивления, — это вердикт Международного суда по Косово, подтвердивший приоритет права нации на самоопределение. Решение Гаагского суда воодушевило курдскую политическую элиту и мобилизовало их усилия для новых масштабных действий. Это касается и сторонников умеренного крыла, и так называемых “центристов”, и радикалов.
Представитель “центристов”, глава Национального конгресса Курдистана Ремзи Картал, на днях заявил, что Гаагский суд своим решением указал другим стремящимся к самоопределению народам путь обретения суверенитета. По его словам, курды должны стать первыми, кто этим воспользуется. “Это постановление в пользу наших требований. Решение по Косово будет способствовать курдским требованиям об автономии”, — заявил он, отметив, что сейчас самое время провозгласить создание автономного Курдистана в составе Турции. “Если же Анкара ответит на это силой, то и курдам не останется ничего, кроме как заявить о полном суверенитете”, — считает Картал. “Если насилие продолжится и наша проблема останется нерешенной, курды воспользуются своим правом на отделение”, — сказал он. В этом же духе высказался и предводитель боевого крыла Курдской рабочей партии (ПКК) Мурат Карайилан. Он тоже связывает с вердиктом Гаагского суда большие надежды, допуская при этом, что его соотечественники довольствуются автономией. “Если курдский вопрос будет решен демократическим путем с помощью диалога, мы сложим оружие. Если же турецкое правительство не расширит политические и культурные права курдов, мы объявим о своей независимости”, — заявил командующий курдской повстанческой армии.

Публично не высказываются пока лишь представители умеренного крыла курдской элиты, легально действующего под флагом официально зарегистрированной и представленной в парламенте партии “Мир и демократия”. Ее лидер Салахеттин Демирташ на днях подвергся нападению со стороны турецких националистов. Автомобиль Демирташа забросали камнями. В условиях обострившейся конфронтации “умеренные” стараются открыто не комментировать перспективы, открывающиеся в связи с решением Гаагского суда по Косово. Они опасаются, как бы их новосозданную организацию не постигла участь курдской Партии демократического отечества, которая была запрещена решением Конституционного суда Турции. В последние дни во многих районах страны националисты атаковали региональные офисы партии “Мир и демократия”. И турецкий обыватель, и политическое руководство не видят разницы между “умеренными” и радикалами, полагая, что ими управляют из единого центра.

В сложившейся ситуации официальная Анкара вынуждена была несколько пересмотреть свою тактику. Турецкие правители, прежде крайне негативно реагировавшие на попытки американцев завести речь о возможности формирования автономного образования в курдонаселенных районах Ирака, вдруг неожиданно сами перестали брать слово “Курдистан” в кавычки. Министр иностранных дел Турции Ахмед Давутоглу впервые назвал северный район Ирака Курдистаном. В телеграмме, адресованной руководителю курдской автономии Масуду Барзани, он обратился к нему не иначе, как к “главе Курдистана”. Цель вполне понятна. Турецкие правители таким образом дают понять, что если курды хотят самоопределения, то сделать это возможно лишь в Ираке, но никак не в Турции. Все это свидетельствует о том, что в Анкаре начинают осознавать, что угроза создания в Восточной Анатолии автономного, а то и независимого курдского государственного образования вполне реальна.
Эта перспектива не устраивает практически никого из соседей. Тегеран и Дамаск выступают категорически против идеи курдской государственности. Оно и понятно. Ведь карты, которые рисуют предводители курдских сепаратистов, охватывают не только иракские и турецкие, но также иранские и сирийские территории. Кстати, если внимательно посмотреть на эти карты, можно заметить, что некоторые из них включают также незначительную часть территории Армении. Как мы должны к этому относиться? Не думаю, что все это стоит оценивать всерьез. Ведь если курдская политическая элита и может искать среди соседей союзников, то только в Армении. Это заметно по поведению лидеров курдской партии “Мир и демократия”, которые выступают в турецком меджлисе с окровенено проармянских позиций. Курдские депутаты Салахеттин Демирташ, Осман Осцелик, Сарры Сакик не раз поднимали в меджлисе вопросы, столь важные для армянской общины Стамбула и армянства в целом. Это и судьба армянского культурного наследия, и недопустимость предварительных условий в вопросе ратификации армяно-турецких протоколов, и даже признание факта геноцида. По всему заметно, что курдская партия, сумевшая заручиться поддержкой евреев, сейчас старается удостоиться симпатий армян. Перспектива формирования тройственного курдо-еврейско-армянского союза выглядит достаточно реалистичной. Но будет ли такой альянс долговечным? Если турецким курдам удастся провозгласить создание курдской автономии со столицей в Диарбекире (армянский Тигранакерт), буквально на следующий день армяне для них превратятся из союзников в противников. Ведь сразу же встанет вопрос о судьбе Карсского договора. Он ведь заключался с Турецкой Республикой, а не с курдской автономией. Создание курдского государственного образования на территории Западной Армении создаст безупречное правовое основание для объявления Карсского договора утратившим силу.
Это только на первый взгляд описанный сценарий кажется таким уж заоблачным. Мир изменяется необыкновенными темпами. Еще пару лет назад трудно было поверить в то, что Анкара готова будет смириться с существованием Иракского Курдистана, а сегодня министр иностранных дел Турции обращается к его лидеру почти как к главе государства. Так что вовсе не исключено, что армяно-турецкие протоколы “умрут” не из-за нежелания Турции ратифицировать их, а из-за отсутствия между Арменией и Турцией общей границы.