Кто в Игдыре хозяин?

Архив 200924/11/2009

Для противодействия диалогу между Анкарой и Ереваном официальный Баку мобилизует проживающих в Турции азербайджанцев
В граничащей с Арменией Игдырской области Турции формируется новое общественное движение, цель которого воспрепятствовать ратификации подписанных в Швейцарии армяно-турецких протоколов.

Недавно о своем существовании заявила организация, именуемая “Обществом пострадавших от армянского произвола”. Деятельность свою она начала со звучной акции, призванной продемонстрировать решимость жителей Игдыра в борьбе против “односторонних уступок армянам”. Именно так ее лидеры расценивают провозглашенную правительством Эрдогана политику, направленную на урегулирование отношений с Арменией. Дабы “отрезвить” премьера и его советников, игдырские националисты решили приступить к сбору подписей под воззванием с требованием отказаться от открытия границы и установления с Ереваном дипломатических отношений.

Возглавляет новосозданную организацию азербайджанец Гексел Гюлбеи, успевший прославиться благодаря ряду дешевых популистских акций. В свое время он сколотил вокруг себя бригаду соотечественников, которые вознамерились подать иск в Гаагский суд против президента Армении. Сержа Саргсяна они решили уличить в организации этнической чистки в Ходжалу. О Гюлбеи также известно, что он был одним из соучредителей “Союза иреванских тюрок”. (Иреваном азербайджанцы называют столицу Армении.) Он же является одним из местных представителей действующей в Баку организации “Фронт освобождения Западного Азербайджана”. (Нетрудно догадаться, что под странным “топонимом” подразумевается Армения.) Гексел Гюлбеи был также одним из инициаторов формирования структуры со звучным названием “Оргкомитет по созданию правительства иреванских азербайджанцев в изгнании”. Функции координатора “оргкомитета” были возложены на теперь уже бывшего мэра Игдыра Нуреттина Араса, возглавлявшего город в течение восьми лет.
Об Арасе стоит поговорить отдельно. Этот одиозный деятель, называющий себя потомком беженцев из Армении, никогда не скрывал того, что для него приоритетны национальные интересы Азербайджана, а не Турции. (События последних недель убедили всех в том, что интересы эти совпадают далеко не всегда.) Будучи единственным в Турции азербайджанцем, занимающим столь высокую выборную должность, Арас максимально использовал свое служебное положение для укрепления в регионе политического присутствия Азербайджана. За свое рвение и преданность в 2006 году он был удостоен высшей награды Азербайджана, которую ему вручил лично президент Ильхам Алиев. Чрезмерная зависимость игдырского градоначальника от бакинских правителей возмущала очень многих горожан. Хотя Игдыр по праву и считается самым азербайджанским городом Турции, быстро меняющаяся демография сказалась на прочности позиций соотечественников Нуреттина Араса. С недавних пор азербайджанцы тут уже не являются большинством населения. Благодаря урбанизации и высокому уровню рождаемости в курдских семьях число имеющих право голоса курдов превзошло количество живущих в Игдыре совершеннолетних азербайджанцев. В результате команда Нуреттина Араса и Гексела Гюлбеи с треском провалилась на недавних муниципальных выборах. Власть в городе, которым в течение 85 лет правили исключительно азербайджанцы, вдруг резко перешла к курдам. Причем не просто к курдам, а к бывшим полевым командирам Курдской рабочей партии. Известно, что новоизбранный мэр Мехмед Нури Гюнеш в свое время отсидел в турецкой тюрьме четыре с половиной года за сотрудничество с Абдуллой Оджаланом. Члены новой курдской администрации города сменили военные гимнастерки на европейские костюмы и поменяли эмблему РКК на символику Партии демократического общества.

Поражение азербайджанцев в городе, считавшемся их последним бастионом, очень опечалило бакинских правителей. Еще больше Ильхама Алиева беспокоит то, что власть в Игдыре перешла в руки весьма проармянски настроенных людей. Достаточно сказать, что в декабре 2008 года именно депутат от курдской Партии демократического общества поднял в меджлисе вопрос об осуждении осуществленного младотурецким режимом геноцида армян. В вопросе установления дипломатических отношений с Арменией курдская партия тоже выступает с позиций, вызывающих недовольство официального Баку. Выдвижение правительством Турции предварительных условий, связанных с Карабахом, курды считают неприемлемыми. ПДО — единственная из представленных в парламенте партий, которая не заявляет о том, что армяно-турецкие протоколы будут ратифицированы лишь в случае уступок Еревана в карабахском вопросе. Если уж в “самом азербайджанском городе Турции” правят сторонники диалога с армянами, то чего можно ожидать от Анкары? Складывающиеся не в пользу Азербайджана общественные настроения заставили бакинских эмиссаров активизировать в Игдыре свою деятельность, направленную на создание иллюзии о том, что население города категорически против открытия границы. Именно в этом контексте следует рассматривать акцию, инициированную Гекселом Гюлбеи. Начатый им сбор подписей с призывом воспрепятствовать ратификации протоколов — последняя попытка мобилизовать редеющий азербайджанский ресурс для противодействия набирающему мощь движению сторонников открытых границ. Трудно сказать, сколько подписей удастся ему собрать. Но известно, что в соседнем Карсе, в котором тоже, кстати, проживает немало азербайджанцев, в свое время 50 тысяч человек подписались под петицией с требованием немедленного открытия армяно-турецкой границы. В действительности абсолютное большинство жителей граничащих с Арменией провинций с нетерпением ждут того дня, когда турецкий меджлис и армянский парламент наконец ратифицируют протоколы и прямые контакты между двумя соседними странами позволят сделать более благополучной жизнь по обе стороны ныне закрытой границы.
Артем ЕРКАНЯН