“Кто такой этот обвиняемый? Куда он исчез?” или О том, почему люди даже не знают о том, что судятся

Архив 201402/10/2014

В нашей стране можно быть осужденным и даже не догадываться об этом. Институт оповещения о судебных исках работает из рук вон плохо. Тому свидетельство десятки людей, узнающих о процессе и даже приговоре, когда “поезд уже давно ушел”.

Именно так случилось, к примеру, с жительницей Веди Арус Григорян. Женщина и понятия не имела, что в Северном гражданском суде рассматривается ее дело. Между тем суд под предводительством Арутюна Енокяна не только прозаседал по делу иска компании “Арсен”, но и принял решение, касающееся непосредственно самой Арус — удовлетворил обращение “арсеновцев” о внесении изменений в состав участников компании и увольнении женщины…
Арус Григорян подала жалобу в Апелляционный гражданский суд не только по поводу своего увольнения. Один из главных пунктов в списке ее претензий — наплевательское отношение к ней и ее гражданским правам. Григорян считает, что суд совершил целый ряд серьезнейших нарушений как Конституции РА и Законодательства гражданского судопроизводства РА, так и европейской конвенции “О защите прав и основных свобод человека”.
Так, согласно 78-й статье Законодательства гражданского судопроизводства РА, участвующие в деле лица оповещаются о дате и времени судебного заседания судебными извещениями… Повестки должны быть отправлены заказным письмом по адресу участника дела, либо вручены ему лично. При этом в обязательном порядке должно существовать “доказательство” о доставке извещения, то бишь подпись адресата. Если таковой нет, то люди, соответственно, не могут считаться извещенными должным образом.
Кажется, наши судебные инстанции прекрасно осведомлены об этих законах и даже пытаются им соответствовать. Так, в контексте прошлых разбирательств Апелляционный суд не раз обращался к этой теме. Судьи в своих вердиктах отмечали, что извещение считается важным условием обеспечения права на защиту. Оно и понятно, человек не может защитить себя, если не присутствует на судебном заседании. Европейский суд по правам человека также обращает пристальное внимание на извещение — “человек должен иметь право на то, чтобы представить свое дело в условиях, не ставящих его ниже соперника”. Это одно из основных правил “конкурентного” суда.  Но вот с Арус Григорян все вышеописанные непреложные истины были нарушены. Причем совершенно бессовестным образом. Ни одна из судебных инстанций не заметила или не захотела заметить, что женщина попросту не получала оповестительных писем. Дело в том, что последние были отправлены в город Веди по адресу Марзпетуни, 6 и вернулись в суд с пометками “отказано” или “адресат отказывается получать”. Между тем получить эти письма Григорян ну никак не могла. На запрос ее адвоката Мурада Асряна, из мэрии и паспортного отдела города Веди были получены сообщения о том, что Арус Григорян с 1987 года проживает по адресу Марзпетуни, 4 (!), и никак не на Марзпетуни, 6, куда отбывали судебные документы. Такое бывает, например, когда истец дает суду неправильный адрес ответчика. Это вовсе не криминал. Но вот последующее за этим судебное равнодушие, когда был абсолютно проигнорирован факт отсутствия доказательств получения извещения, уже не лезет ни в какие рамки “законности”. Вместо того чтобы разобраться в причинах отсутствия ответчика, суд без зазрения совести принимает решение по делу “исчезнувшего” человека, которое, кстати, также высылается на неправильный адрес и возвращается в суд с уведомлением о том, что адресат не пожелал получить послание (!).
Апелляционный суд также, несмотря на “принципиальность” в прошлых делах, возвращает жалобу Арус Григорян, сочтя действия первой инстанции правомерными.
И решение крайне озадачивает. И не только саму Арус: с аналогичной проблемой сталкивались многие. Чего стоят извещения о дорожных штрафах? Суммы, “навешанные” на пребывающих в неведении автомобилистов, со временем удваиваются, а то и утраиваются. Люди узнают о долге, только когда сумма достигает астрономических размеров. Доказать, что они не получали штрафное письмо, удается очень немногим. А ведь урегулировать этот вопрос на самом деле просто. Достаточно проследить за “доказательной базой” получения извещений, потребовать “подпись” отсутствующих или не подающих признаков жизни ответчиков…
Мы много говорим о том, что стремимся создать правовое государство “западного образца”. Интересно, как бы отреагировали европейские судьи на ситуацию, подобную той, в которую попала Арус Григорян. Наверняка схватились бы за головы и бросились исправлять ситуацию. Например, возмещением морального и материального ущерба, нанесенного “заочно” осужденной женщине. При этом сумма компенсации содержала бы как минимум шесть нулей…