Кто следующая жертва?

Архив 201208/05/2012

Ереван осчастливлен еще одним памятником: 2 мая на углу пр.Комитаса и ул.В.Папазяна открыли каменное изваяние актеру, незабвенному трагику Ваграму Папазяну (1888-1968). Народу собралось много: мэр Тарон Маргарян, арабкирское руководство, кандидат в депутаты НС Артак Саркисян и, разумеется, театральная публика, что и вовсе объяснять не надо, ведь далеко не часто появляются памятники такого рода.

Быть на открытии не удалось, так что пришлось вначале удовольствоваться телевидением. Телесюжет вызвал некоторую оторопь: уж больно невзрачным показался сработанный из цельного базальта бюст и постамент. Действительность разочаровала еще больше. Красивый, импозантный “Папаз” предстал пред очи лишь отдаленно напоминающим себя. Впрочем, после его смерти прошло много лет и черты его растворились во времени. Разумеется, автор — скульптор Левон Токмаджян — воспользовался фотографией, что вполне допустимо и понятно. Существует множество великолепных снимков, в частности Андраника Кочара. На одной объектив поймал актера в раздумьи с рукой, подперевшей его царственную голову. Классика отечественной светописи…
Памятник Папазяну, увы, нагнал тоску. Мягко говоря. Донельзя примитивный, он напомнил несколько бюстов, сработанных Л.Токмаджяном в последние годы. “Камень — моя стихия”, — заявил он в одном из интервью. И то правда. Стихия так стихия. Камень отличный материал, но когда с ним работают с выдумкой и не спеша. Вновь появившийся памятник от Токмаджяна идентичен родившимся в последние годы каменным бюстам Арутюна Шмавоняна — отца армянской периодической печати, Арама Манукяна — героя освободительной борьбы, первого премьер-министра Первой республики, Согомона Тейлеряна — народного мстителя. Простейший постамент, корявая самодельная надпись. Бордюрчик. И все. То же имеем и на углу Комитаса и В.Папазяна. То есть не имеем никакой архитектуры и по-быстрому, топорно вырубленный портрет. Как такое каменное чудо-юдо появилось — непонятно. Даже если есть решение мэрии о памятнике, он не прошел через художественный совет мэрии. Говорят, что было некое решение тахапетарана. Может, и так, но этого недостаточно, чтобы сооружать где попало памятники. Особенно такого качества. А этот… Прямо отдельно взятый кусочек “Тохмаха” — там много подобных непритязательных надгробий. Так все же как появился этот, с позволения сказать, “В.Папазян”? Автор поведал журналистам, что он всего месяц назад обратился в мэрию для установления памятника. Получив согласие, сразу же начал работать. Темпы сказочные. Браво, мэрия, браво, Токмаджян! Это надо же умудриться в течение месяца заручиться добром мэрии, достать глыбу камня, вырубить некое подобие Папазяна Ваграма Камеровича, да еще выложить бордюр и высадить цветочки. В другом интервью автор говорит, что мечтал изобразить актера, своего кумира. Но что будет с Ереваном, если каждый ваятель начнет осуществлять свои мечты и, главное, расставлять их по городу? Мало ли кумиров и скульпторов… Так как же?
Говорят, что финансировал этот опус кандидат в депутаты Артак Саркисян. Скорее всего так оно и есть, неспроста же автор Левон Токмаджян взахлеб похваливал кандидата в его предвыборном ролике. Он и так бы прошел в депутаты, без всякого памятника. Зря только усердствовал. Стало также понятно, с какой целью ваятель так планомерно рекламирует заведомо провальный проект установки “Ноева ковчега” в парке “Ахтанак”, где задумано разместить скульптуры Праотца со всем семейством, а также 240 животных…
Что и говорить, Ваграм Папазян недостоин такого памятника. Между тем часть театральных людей была весьма рада памятнику. И потому, что их воодушевил сам факт памятника актеру, и потому, что, увы, они не разбираются в монументальном искусстве. Впрочем, некоторые из культурной братии отводили глаза: им явно было неловко перед памятью трагика. Вардуи же Вардересян со слезами на глазах произнесла патетическую речь. Неужели этот Папазян ей понравился?
Советник мэра Арам Сукиасян в своей воодушевленной речи отметил, что мэрия будет и впредь уделять большое внимание установлению памятников известным людям. Хорошо, конечно, но вряд ли подобные антихудожественные “памятники” нужны ереванцам. В данном случае наличествует явный монументальный брак.
Ничего удивительного: талантливый мастер давно уже отставил искусство побоку и гонит халтуру. Вспомним хотя бы памятник Чавушу — этакий каменный кинг-конг. Остается только гадать, кто станет следующей жертвой трудолюбивого Токмаджяна. У него еще не одна неосуществленная мечта. А в календаре много нематериализованных дат. Я предполагаю, что скульптор вновь обидится. Но обижаться надо нам, ереванцам, особенно журналистам, ежедневно лицезреющим Шмавоняна…