Кто отступит — Севан или ресторан?

Архив 200903/12/2009

Трудно, пожалуй, назвать проблему, “государственный разнобой” в отношении которой как в советские, так и в нынешние времена имел такие огромные перепады и вместе с тем такие фатальные для страны последствия, как севанская.

Начиная с 1933 года, когда уровень озера, вызывающего всеобщее восхищение, достигал 1915,6 м, было принято решение использовать его воды на различные народнохозяйственные нужды. За это решение Севан расплатился 20 м своего уровня, что породило множество экологических, экономических и даже нравственных проблем.
Гибельный для Севана прагматизм властей через четыре десятка лет сменился сильной озабоченностью судьбой стремительно мелеющего озера. И тогда было принято решение направить туда воды Арпы, которая пошла по туннелю, ставшему важнейшей народнохозяйственной стройкой пятилетки. Благодарный Севан отреагировал на это довольно быстро — в начале 1982 года был зафиксирован подъем воды на 50 см. Все тогда считали, что началось возрождение озера. Но оно довольно быстро закончилось.
В годы энергетического кризиса Севан снова взвалил на себя тяжкую ношу, и хотя после расконсервации АЭС в 1995 году попуски воды были практически прекращены, уровень продолжал стремительно падать, а в январе 2002 года достиг катастрофической отметки — 1896,5 м. Судьба стремительно мелеющего озера с его уже практически истребленными рыбными запасами и хищнически оккупированными берегами вновь оказалась в центре внимания. В 2002 году парламент принял Закон “О Севане”, где среди прочих имелась и статья о запрещении строительства капитальных сооружений ниже отметки 1906 м.
Однако “поезд уже ушел”, приманчивые берега с видом на мелеющее, но все еще удивительной красоты голубое озеро привлекали и туристов, и местных граждан, принося огромные барыши владельцам престижной недвижимости. Поэтому, невзирая на все законодательные запреты, участки на местной “ривьере” продолжали раскупать, как горячие пирожки.
Между тем в стране, озабоченной состоянием Севана, решили наконец от пылких слов перейти к конкретному делу и начать реализовывать программу по поднятию уровня воды в озере. Начали прежде всего с главного — с жесткого ограничения попусков воды из озера. Свою лепту в эту программу внесла и погода, порадовавшая беспрецедентным обилием выпавших осадков. И вновь благодарный и доверчивый Севан быстро откликнулся на заботу — уровень его повысился на 2,8 м.
О стремительном росте озера бойко рапортовали чиновники, прежде всего экологические, сделав этот успех едва ли не самой козырной картой своего правления. Однако это очень позитивное для страны обстоятельство грозило “черным негативом” владельцам доходной недвижимости, которая, если озеро вовремя не остановить, может оказаться под водой. И тогда был дан старт широкомасштабному лоббированию “коридоров власти”, где начали происходить довольно странные вещи. Кстати, одна из местных газет происшедшую несколько лет назад в Академии наук встречу с тогдашним министром охраны природы Варданом Айвазяном так и назвала — “Странное совещание по проблеме Севана”.
Инициатор совещания, министр Айвазян, после обстоятельного описания достигнутых успехов по подъему озера тем не менее выразил сильную озабоченность тем, что быстрый подъем воды в Севане привел к тому, что береговая линия и прибрежные территории оказались неподготовленными к затоплению. Уже тогда у многих участников встречи создалось впечатление, что эта тревога по поводу “неподготовленных к затоплению территорий” и была лейтмотивом совещания, что общественность подготавливали к какому-то новому повороту и что “правительство что-то затевает”.
Это общее мнение выразил участник совещания, член постоянной Евразийской комиссии Международной конвенции по борьбе с опустыниванием к.т.н. Гагик Тадевосян, заявивший газете “Деловой экспресс”: “Если вы заметили, практически все экологи — участники встречи — остались в недоумении, для чего было организовано это обсуждение. И когда министр охраны природы сообщил в комиссию по восстановлению экосистемы озера Севан, что возникла необходимость повторного обсуждения подъема уровня воды, естественно, это вызвало удивление.
Закон “О Севане” и программа были приняты в 2002 году, т.е. за прошедшие годы на реализацию программы должно было быть потрачено около 30 миллионов долларов. Возникает вопрос — были ли потрачены эти деньги налогоплательщиков, и если да, то на что? Я думаю, что была потрачена не вся сумма. Возможно, необходимо провести ревизию”, — сказал тогда Гагик Тадевосян.
Ревизию, естественно, не провели, а деньги продолжали тратить, хотя растущий Севан отчаянно тревожил многих, даже в очень высоких кабинетах. Кстати, Гагик Тадевосян одним из первых озвучил вопрос, который был у всех на устах: кто разрешил капитальное строительство ниже отметки 1906 м? Необходимо привлечь к ответственности тех местных чиновников, которые дали разрешение на строительство. Это прямое нарушение Закона “О Севане”.

Севанский национальный парк, подведомственный Министерству охраны природы, зарегистрирован как организация, не преследующая прибыли, и он является главным защитником и охранником национального достояния — озера Севан. В свое время за этим парком на бывшем берегу была закреплена солидная недвижимость, включающая административное здание, каменные складские помещения, предусмотренные для хранения моторных лодок, 4 каменных гаража, 13 финских домиков, 8 вагонов-домиков, сторожка. Все это предназначалось для плодотворной научной работы. Однако “не преследующая прибыли” организация выгодно сдала все это богатство в аренду некоему агентству “Норалуйс” сроком на 3 года по цене 165 тысяч драмов. Но агентство вопреки ожиданиям оговоренных денег не выплатило, строения разрушило и приступило к собственному капитальному строительству. Как эта “научная” работа отразилась на Севане — можно только догадываться.
Между тем с легкой руки и с разрешения Нацпарка активно продолжалась аренда земель, в том числе и находящихся в запретной зоне. На них было возведено в общей сложности 142 незаконных строения, 4 имеют официальные разрешения (любопытно, от кого и как они были получены), 12 участков считаются захваченными. Участки шли за бесценок. К примеру, 33 гектара севанской земли были переданы СП “Шушан” по цене 3 драма за 1 кв.м. А в целом за один только 2006 г. Нацпарк за счет всевозможных уступок и льгот облагодетельствовал своих арендаторов на 10 миллионов драмов. А размах самовольного строительства на территории Нацпарка принял угрожающие размеры. 208 арендаторов, находящихся под надежным покровительством, дружно гробили севанские берега. В целом же, по данным Государственной счетной палаты, общая сумма финансовых нарушений Нацпарка приблизилась к 100 миллионам драмов. И в то время как 208 арендаторов и 22 “захватчика” вдоль и поперек застраивали севанские берега, собственные проверки выявили лишь одно нарушение. Знало ли об этом Министерство охраны природы? Праздный вопрос. Надо ли после этого удивляться, что оно всеми силами пыталось защитить интересы владельцев и арендаторов, которым грозило затопление?

Между тем реализация программы по подъему уровня Севана продолжалась. В соответствии с ней до 2031 года уровень воды должен был быть повышен до 1903 м. Ежегодно озеро должно было подрастать на 20-21 см. Не ведающее обо всех корыстных людских проблемах, озеро радостно откликнулось на заботу стремительным опережающим ростом, которому, казалось, нужно было только радоваться, но…
Попытки торпедировать рост Севана и защитить от затопления его берега подспудно, осторожно, но делались уже давно. Комплексные научные исследования выявили, что для спасения Севана нужно поднять его уровень до 1903,5 м, а с учетом “влияния” волны на берег — до 1908,5 м. Тогда-то и было принято правительственное решение о запрещении строительства любых объектов ниже этого уровня, цифры 1903,5 плюс высота волны в 4,5 м назывались постоянно — учеными, чиновниками, журналистами.
И внезапно, когда берегам стало грозить не расчетное, а вполне реальное затопление, цифры эти внезапно изменились. Впервые три года назад новый вариант озвучил тогдашний министр градостроения, а ныне главный природоохранник страны Арам Арутюнян, и сделал это, как поговаривают, “с очень высокой подачи”.
Он внес сенсационное предложение — уменьшить высоту волны с 4,5 м до 1,5 м. Каким образом всемогущий министр градостроения оказался повелителем севанских волн — тогда мало кто заинтересовался, видимо, так и не вникнув в подоплеку этого интересного новшества. Промолчали члены экспертной комиссии, не отреагировали властные структуры, безмолвствовал парламент. Между тем новая высота волны спасала огромные территории, расположенные между отметками 1905 и 1908 м, сохраняя в неприкосновенности десятки элитарных построек, находящихся доселе в запретной зоне.
— Я опасаюсь, что на государственном уровне замедляется искусственным образом повышение уровня озера, — заявил озвучивший эти цифры член комиссии по проблемам Севана при президенте РА, руководитель общественной организации зеленых Акоп Санасарян в интервью “Эколур”.
Так ли он не прав? Вновь обратимся к фактам. В минувшем году парламент принял решение увеличить попуски воды из Севана до 240 млн куб.м, а чуть позже, вняв напористым аргументам правительства, повысил эту цифру до 360 млн куб.м. Свое решение власти обосновали засушливым летом, из-за чего все водохранилища страны оказались практически пустыми. Экологи тогда бурно возмущались, доказывая, что если спускать воду в таких объемах, озеро быстро превратится в болото. Но доводам их никто не внимал, и воду спустили, отчего Севан вздохнул тяжело, зато прибрежные олигархи с облегчением.
Правда, кабинету министров по причине некоторой несогласованности между своими членами пришлось слегка оконфузиться. После завершения сельскохозяйственного года, кстати, весьма удачного, дотошные журналисты допытывались у тогдашнего аграрного министра, в чем причина этого успеха. Глава ведомства, позабывший об угрожающих прогнозах синоптиков, простодушно ответствовал, что причин было две — усердие фермеров и… благоприятные погодные условия. Все это дало очень серьезный повод для “нехороших” подозрений об истинных причинах спуска воды, что и озвучила представитель организации “Транспаренси Интернешнл” Сона Айвазян, заявившая, что, по ее мнению, “истинная причина увеличения попусков воды из Севана — обеспокоенность владельцев находящихся на побережье гостиниц и ресторанов тем, что из-за подъема уровня воды их объекты могут оказаться под водой”.
Многих озадачило и заявление, которое внезапно под занавес своей министерской карьеры сделал Вардан Айвазян, пересевший в законодательное кресло и уже оттуда надзирающий за севанской проблемой.
— Я считаю, что уровень воды в Севане нужно поднять не на 6 м, как планировалось, а на 3 м и на этом пока остановиться, — заявил тогда еще министр.

К счастью, совету экс-министра не вняли. В январе этого года распоряжением президента Сержа Саргсяна была создана комиссия по проблемам озера Севан, возглавляемая Владимиром Мовсесяном. “Решение проблемы Севана имеет для нас жизненное значение и прямо или косвенно связано со множеством сфер. Несмотря на сокращение финансирования ряда сфер ввиду экономического кризиса, объемы отчислений из госбюджета в 2010 году, предусмотренные на решение проблем озера Севан, останутся без изменений. Каким бы плохим ни было финансовое положение страны, для реализации мероприятий по Севану деньги всегда будут найдены”, — заверил президент.
Одной из ключевых проблем остается судьба 1700 объектов, взявших озеро в кольцо. По словам председателя комиссии Владимира Мовсесяна, 481 из них построен законно, 1218 — незаконно. Комиссия внесла предложение — разрешить хозяевам незаконных гостиниц и ресторанов использовать их до тех пор, пока вода в озере не достигнет этих объектов, после чего они будут демонтированы. А их владельцы не получат никакой компенсации. Если не считать компенсацией возможность строиться выше той отметки, до которой должна подняться вода.
С этим предложением не согласен другой член комиссии, Акоп Санасарян. “Если в предварительных обсуждениях комиссии принималось решение о том, что незаконные владения должны быть снесены за счет самих владельцев, то теперь представлен другой подход — когда уровень воды достигнет границ объекта, то только тогда нужно вступать в переговоры с владельцем объекта”.

Эксперты, экологи, ученые, словом, все, кто задействован в реализации программы по спасению Севана, единодушны во мнении о том, что первоочередной задачей является строительство очистных сооружений и очистка побережья от деревьев и растительного покрова. Все это требует денег. Как заверил президент, деньги для Севана всегда будут найдены. Восстановлению озера помогают и международные финансовые организации. В частности, Европейский банк реконструкции и развития выделит 16 млн евро. А это большие деньги, доступ к которым всегда большой соблазн, в том числе для власти предержащей.
Сегодня, по словам Акопа Санасаряна, неоднократно выдвигалось предложение использовать на очистке местное население и вместо денежной оплаты выдавать древесину. Однако это выгодное предложение не находит поддержки, что приводит к затягиванию очистных работ.
Можно только предполагать, что очистка, на которую выделены такие большие валютные средства, привлекательна для многих: так что, судя по всему, местное население задействовано так и не будет. Очистку возьмут на себя, и оплату, соответственно, тоже.

Итак, к многострадальному озеру, на подвижническую, натужную, многолетнюю работу которого мы ответили черной неблагодарностью, вновь повернулись лицом. Но сколько раз уже это было в нашей истории. И, честно говоря, зная избирательность наших законов, трепетное отношение властей предержащих к отечественным олигархам и тесную завязанность многих из них друг на друге, верится с трудом, что удастся во исполнение закона сместить с затопляемых берегов чертоги магнатов. Верится с трудом, что на этот раз нашему Севану не дадут отступить перед агрессивным наступлением роскошных ресторанов.