Крупным планом

Архив 201331/08/2013

Лифтов-киллеров прибавляется с каждым годом

Трагический случай с лифтом в жилом доме работников культуры на Исраеляна, 37 в очередной раз заставил задуматься о безопасности “проезда” в подобном техсредстве. 28 августа поздно вечером в шахте лифта оказался житель того же дома, 63-летний Амаяк Авагян. Его тело лишь утром следующего дня обнаружил механик, прибывший по вызову жильцов, сетующих на неработающий лифт.

Эксперты созданной по случаю рабочей группы обещали представить детали происшедшего на будущей неделе. По предварительным данным, Авагян, проживающий на 8 этаже, периодически приходил на помощь соседям, застревающим в лифте. По свидетельству жильцов, в поздние часы никто к диспетчеру обычно не обращался — все уповали на знающего толк в лифте Амаяка. В связи с этим не совсем понятно, как мало-мальски смыслящий в деле человек стал жертвой собственного же периодически восстанавливаемого механизма? Эксперты группы говорят, что в тот злополучный день это, а также соседние здания были обесточены. А после того как электричество подключили, перестал работать прежде вроде бы исправный лифт. Можно лишь предположить, что мужчина, обнаружив неполадки, в очередной раз ринулся чинить лифт. И, отворив двери, шагнул в пустое пространство. Имеет право на жизнь и версия о неожиданно распахнувшихся створках дверей лифта. Поговаривают, что несчастный нередко прикладывался к бутылке, так что вполне вероятно, что удержать равновесие он просто не сумел.
Согласно официальному сообщению МЧС следует, что лифт на Исраеляна, 37 входит в разряд “передовых”: зарегистрирован в реестре Агентства аккредитации и лицензирования и даже прошел техэкспертизу. Правда, с той поры минул почти год — по словам экспертов Наццентра техбезопасности, дело было в сентябре 2012-го — и необходимость в повторной проверке была не за горами. Но, думается, этот нюанс к ЧП отношение не имеет. Ведь несчастье, особенно с учетом изношенности лифтового хозяйства столицы, вполне могло случиться и спустя неделю после положительного заключения комиссии. Техника — дело тонкое, требующее не ежегодного, а едва не каждодневного (!) внимания со стороны соответствующих служб. В советские годы за исправностью особо опасных механизмов следил Гостехнадзор. На регулярную техэкспертизу — в зависимости от состояния лифтов, при необходимости даже каждые 15 дней — отправляли за государственный счет. Как же обстоят дела ныне? В Наццентре техбезопасности объяснили: обеспечение бесперебойного функционирования лифта является прямой обязанностью кондоминиумов. Либо кондоминиум заключает договор с соответствующей лифтовой службой, либо берет в штат механика, следящего за лифтовым хозяйством. Ежедневно осматривать подъемники, информировать о насущности ремонта и приостанавливать устройство до его проведения — их прямая обязанность. Тем более что труд этот оплачивается: за обслуживание лифтов взимается минимум 500 драмов с квартиры. Но вот видели ли в доме на Исраеляна механика, навещающего свое хозяйство, неизвестно. Попытка “НВ” связаться с руководителем лифтовой службы “Кентрон-1” успехом не увенчалась — сославшись на плохую слышимость, Арман Шабоян положил трубку, а на повторный звонок не ответил. Такого рода спокойное отношение к ситуации, признаться, удивило. Впрочем, наблюдать подобное индифферентное отношение соответствующих ответственных лиц после такого рода ЧП в лифтах доводилось и в предыдущие годы. Но в чем же его причина?
Быть может, в отсутствующих на сегодня технормативах, согласно коим оговаривались бы временные интервалы для проверок лифтов со стороны местных служб? Нет нормативов — нет и ответственности! Прежние советские, понятно, аннулированы. Но кто и отчего не шевелится в плане составления новых? Насколько серьезен вопрос, впрочем, уточнить тоже не получилось. Ощущение, словно главе управления предстояло разгласить гостайну. Между тем газета “Жаманак” исходя из собственных источников информировала: “В рамках бюджета 2013 года выделено в 2,5 раза больше средств на борьбу с бродячими собаками, чем на ремонт лифтов в многоэтажных зданиях”. Если это соответствует реальности, то остается лишь бить в набат!
Члены рабочей группы МЧС вчера заверили: лифт в указанном выше доме был во вполне приемлемом состоянии. Жильцы же настаивают: издаваемый скрежет и качка по ходу подъема регулярно наводили на них ужас. Да и вообще с 1986-го, по их словам, никакого ремонта не осуществлялось. Судя по всему, десятиэтажка не подпала под Программу реконструкции столичных лифтов, в рамках которой в 2008-м 3 млрд драмов ушли на реанимацию 2499 устройств. Капремонт был осуществлен в 2464 механизмах, а на совершенно новые заменили 35. Но сколько еще лифтов не вошли тогда в программу и все еще дожидаются своего звездного часа?
На 2011-й год из чуть более 4000 столичных лифтов, оставшихся без внимания, было около 1500. Затем мэрия ежегодно проводила капремонт. Но средства удавалось выделять лишь для ремонта 100 лифтов. Однако уже сейчас эксперты Наццентра техбезопасности уверяют: 70 “распашных” лифтов нуждаются в срочной замене. Об этом осведомлено МЧС, известно и правительству. Ну а судьбы остальных лифтов? Если “распашные” рождены в далеком 1965-м, то срок годности и многих других лифтов еще в 2011-м был близок к нормативным 25 годам! Тогда автору этих строк в мэрии заявили: “Работаем над созданием соответствующей программы, и скоро представим на рассмотрение в соответствующие инстанции”. Но прошло два года, а подвижек, увы, нет.
Немудрено: если лифты надо не “латать”, а заменять, то необходимы серьезные средства. Еще в 2008-м за каждый из 35 лифтов, завезенных из Могилева, пришлось выложить 15 тысяч долларов. С перевозкой и прочими “деталями” один лифт обошелся более, чем в 20 тысяч. Ныне, говорят эксперты, они стоят 35-40 тысяч долларов! Но ведь с годами цена на них будет расти и расти, а имеющиеся в наличии в столице — ветшать и ветшать! Быть может, следует в корне пересмотреть подход к сфере, восстановить прежние технормативы, расширить штат механиков, а главное — внедрить серьезную ответственность за каждое ЧП, связанное даже с их малейшей неполадкой?