“Кривые ноги исправить легче, чем кривое мышление”

Архив 200913/06/2009

Можно ли определить национальную принадлежность женщины по ее ногам?

Оказывается, можно. Для женщин Армении, к примеру, как для жителей преимущественно горного ландшафта, характерны диспропорции “бедро-голень” и так называемые ноги с О-образной кривизной. А вот Х-образные ноги, по данным определенных исследований, в основном присущи нордическим нациям, живущим преимущественно на равнинной местности. Но сделать это на глаз может лишь опытный специалист, такой как руководитель Ереванского центра реконструкции и удлинения конечностей доктор медицинских наук Аршак МИРЗОЯН.

— Недавно состоялась презентация программы фонда “Армавени”, которым вы также руководите. Назначение центра понятно, а почему потребовалось создание фонда?
— Центр занимается реконструктивными операциями опорно-двигательного аппарата на основе метода Илизарова. Будучи мощным средством в руках специалистов, этот метод трудоемок и в результате ряда причин дорогостоящ, не только у нас. Не все наши больные, а среди них много детей с врожденными аномалиями развития и приобретенными дефектами, могут оплатить лечение. Помогать хочется всем, кому, конечно, ты можешь помочь. Нам приходилось находить спонсоров, чтобы те, кто не в силах самостоятельно оплатить лечение, все же смогли его получить. Так был создан фонд “Армавени”, цель которого — находить соответствующие средства, позволяющие больным из малообеспеченных семей излечиваться бесплатно. Целью презентации было представление программы, которую мы назвали “Живи гордо”. Название говорит само за себя: больной с выраженным дефектом ноги не может ходить и жить гордо, как и человек, который мог бы помочь ему, но остался безразличным. К счастью, все больше людей проявляют высокие человеческие качества, соответственно, растет число спонсоров. Если раньше это были в основном зарубежные армяне, да и не только армяне, то сейчас подключились также и местные граждане. К сожалению, растет и очередь больных. 44 человека пролечены, но еще многие ждут операции. В презентации программы приняли участие первая леди страны Рита Саргсян, Белла Кочарян, премьер-министр Армении, а также другие известные личности и деятели здравоохранения. Мы познакомили их с детьми, которым требовались безотлагательные операции, показали снимки. Пользуясь случаем, еше раз хочу от всей души поблагодарить всех, кто нашел время принять участие, не говоря уже о благотворительных пожертвованиях, превзошедших наши ожидания. Первого июня, в день защиты детей, наш центр посетила госпожа Рита Саргсян. Надо было видеть радость на лицах детей и их родных, когда помимо подарков было объявлено о решении спонсировать восьмерых детей с различными серьезными ортопедическими проблемами со стороны семьи Саргсян, их родственников и близких друзей. Оплату лечения двоих взяла на себя семья министра здравоохранения Арутюна Кушкяна и еще одного — директор детского медцентра “Арабкир” Ара Баблоян. Красивый, благородный шаг, ничего не скажешь, да будет этот пример достоин подражания. Мы среагировали по возможности оперативно в прямом и переносном смысле — прооперировали двух, готовится к операции третий маленький пациент. Процесс пошел.
— Какие из ортопедических патологий чаще других встречаются в Армении?
— Патология тазобедренного сустава, последствия инфекции кости, косолапость — это первое, что приходит на ум, хотя особыми статистическими данными я не располагаю. Слава богу, уходит в прошлое традиция пеленать новорожденных, самым плачевным образом влияющая на тазобедренные суставы и нижние конечности в целом, калечащая их. Распеленайте малыша, посмотрите, как вырвавшиеся на свободу ножки сразу задвигаются, а движение — это развитие, это жизнь. В этом смысле “памперс” лучшее изобретение для уменьшения количества врожденного вывиха бедра.
— Лечением каких заболеваний вы занимаетесь?
— Врожденный вывих бедра, косолапость, неправильно сросшиеся переломы, инфекция кости… Есть болезни (зависит от диагноза, состояния и других сопутствующих условий), которые излечиваются, и мы возвращаем в общество абсолютно полноценного человека. Но есть и лимит у наших возможностей. Иногда речь может идти лишь об улучшении жизненных стандартов. Скажем, человек хромает и ходит на костылях, после лечения он бросает костыли, у него улучшились походка и функция, но он продолжает хромать, хотя уже и не так сильно. Это и есть улучшение жизненных стандартов. Непосредственно травмами не занимаемся, по “скорой помощи” не дежурим. Конечно, собрать сломанную кость, восстановить анатомию в силу своих возможностей можем, но, как я уже сказал, основные направления нашей деятельности — это реконструктивная ортопедия, исправление различных деформаций, уравнивание длины конечностей, увеличение объема движений в суставах, эстетическая хирургия.
— Что может изменить в ногах эстетическая хирургия?
— Многое — улучшить форму ног, создать соответствующие биомеханическим и эстетическим канонам пропорции бедро/голень, тело/конечности. Мы в соавторстве разработали новую классификацию, в которой впервые были даны детально разработанные пропорции, применительно к сегодняшним возможностям эстетической хирургии, представляли наши разработки на ортопедических форумах в разных странах, где они получили высокую оценку. Помимо законов биомеханики существуют законы эстетики, а эстетически красивой нижняя конечность может быть лишь при условии ее гармоничного сочетания с другими частями тела. Какими бы роскошными ноги сами по себе не были, они должны гармонично входить в пропорцию с руками, туловищем.
— Когда кривоногие девицы превращаются в стройных красавиц, у них меняется даже выражение лица, повышается самооценка.
— Я не психолог, специальных тестов не проводил, но если скажу, что у женщины с красивыми ногами выше самооценка, думаю, что не ошибусь. Пациенты, приезжающие на операцию из США, России, жили с ощущением, что с имеющимся комплексом они не достигнут успеха в этой жизни. Давно доказано, что физически красивые люди легче находят не только друзей, но и работу, и не только в шоу-бизнесе. Есть исследования, согласно которым даже детей с приятной наружностью в школах учителя к доске вызывают чаще.
— К сожалению, красота у нас все еще находится на задворках жизни, приоритетным является благоустройство дома, наличие золотых изделий, а отнюдь не забота о внешности детей или своей.
— Все дело в мотивации жизни, в том, какие требования человек к ней предъявляет. И хотя кривое мышление исправить труднее, чем кривые ноги, я бы сказал, что менталитет постепенно меняется. Если до недавних пор к нам обращались в основном жители зарубежья, то сегодня чаще стали и местные жители.
— Как вы оцениваете уровень наших специалистов в сравнении с зарубежными в данной области?
— Было время, когда наши знания и умения были одними из лидирующих благодаря тому, что я имел честь девять лет работать непосредственно под руководством Гавриила Аврамовича Илизарова в его знаменитой курганской клинике. Когда вернулся в Армению, а было это сразу после землетрясения, метод Илизарова еще не был так распространен и наши знания были выше, чем, скажем, в соседних и даже многих развитых странах. Но мир не стоит на месте, поэтому сегодня этой разницы уже практически нет. Более того, хотя и обидно осознавать, что в чем-то мы уже отстаем, это конечно надо принять во внимание.
— В чем конкретно отстаем?
— Развитое здравоохранение может быть только в развитой стране. Вся система здравоохранения в целом зависит от уровня страны: это информация, инфраструктура, мышление врачей, техника и оборудование, финансирование… Раньше часто можно было слышать: дайте нам оборудование и мы закидаем шапками всех, но это не так. У нас есть очень хорошие врачи, их немало, но не они, к сожалению, определяют общий уровень. Хотя если сравнить уровень нашего здравоохранения с уровнем страны в целом (если, конечно, позволительно делать такие нелепые сравнения), думаю, здравоохранение в проигрыше не будет. У нас есть гораздо больше отсталых отраслей, и общая несовершенность и самоизоляция тащат здравоохранение за собой вниз.
— Что обусловливает чудотворный эффект илизаровского метода?
— Это биологический метод, он основан на возможности тканей расти, что позволяет излечивать многие болезни, ранее считавшиеся неизлечимыми. Аппараты внешней фиксации (назовем их так, чтобы было понятно) были и до Илизарова, сегодня аппаратов напридумано много, а метод — один. Это совершенно другое мышление, я бы сказал, своего рода философия практической ортопедии. Илизаров доказал (на уровне всех биохимических, гистологических, морфологических данных), что ткани под управляемым механическим воздействием способны расти и этот рост очень во многом близок к естественному росту. Метод пробивал себе дорогу с трудом, но сегодня он используется уже во всем мире и переживает эволюцию. Он давно шагнул за пределы ортопедии. Сегодня на основе открытых Илизаровым общебиологических закономерностей в Кургане, и не только там, лечат болезни сосудов конечностей, решают проблемы вертебрологии, даже последствия инсультов, что неоднократно демонстрировалось по Российскому телевидению… Ничто не стоит на месте.
— А вы сами пытались что-то совершенствовать в нем?
— Несколько клинических случаев из практики были опубликованы в очень престижных изданиях США, Скандинавии, но это было относительно давно. Говорить о каких-то серьезных, принципиальных совершенствованиях или новых разработках в сегодняшней ортопедии можно только при наличии соответствующей научно-клинической базы. Стараемся участвовать по возможности в разных международных конгрессах, делимся опытом и продолжаем учиться. Это нормально, повторюсь, мир очень сильно шагнул вперед. Тем не менее то, что мы сегодня делаем в эстетической хирургии нижних конечностей, мало еще где делается. Недавно в Москве под редакцией Артемьева была издана монография “Эстетическая хирургия нижних конечностей”. Авторский состав интернационален: Россия, Канада, Израиль, Армения. Годы работы под непосредственным руководством Гавриила Аврамовича были теми университетами, что позволяют мне и сегодня чувствовать себя уверенно в этой области, если вообще уместно чувство уверенности в практической медицине.
— Вопрос, почему медицина, а не музыка, вам, наверное, задают многие. Вы ведь из семьи потомственных композиторов — и дедушка, и отец известные композиторы.
— Лучше слушать хорошую музыку, чем играть плохую. Я окончил музыкальную школу, однако (смеется) слуха она мне не прибавила, любви к музыке тоже, может даже наоборот. Скорее всего это было потерянное для меня время. Музыкальные способности есть у всех моих троих детей. Но сделать музыку своей профессией никто из них не настроен.
Беседу вела
Нора КАНАНОВА