“Ковчег” дрейфует. Или блефует

Архив 201231/03/2012

Перспектива, впрочем, достаточно туманная, иметь в столице на склоне Канакерского плато некое подобие Ноева ковчега, да еще вроде бы в натуральную, библейскую, величину, сильно взбудоражила ереванцев. Инициаторы между тем изо всех сил пропагандируют свою задумку, играют на имени старика Ноя. Одним из убежденных противников этого “проекта” является заслуженный художник Ахтанак ШАУМЯН, с которым беседует корр “НВ”.

— Эта идея мне изначально показалась неубедительной. На мой взгляд, к библейскому мифу инициаторы подошли чрезвычайно поверхностно. Я думаю, в его основе более глубокая мысль, совсем не такая однозначная, как пытаются представить. Ноя и его спасающуюся на ковчеге семью надо трактовать более глобально. Так просто взять и материализовать историю неверно. Я убежден, что под ковчегом зашифровано все Армянское нагорье, обитатели которого и спаслись во время стихийного бедствия. Наивно думать, что человечество вновь возродилось благодаря Ноевой семье.
— Действительно наивно думать, что сегодняшнее человечество появилось благодаря усилиям Ноевых сыновей и прочих потомков. Но поговорим о конкретном проекте.
— Он совсем не конкретен. То, что показывают, то, что размещено в интернете, лишь наспех сделанные картинки. Дело даже не в этом. С чего это вдруг собрались несколько человек и решили, что быть в Ереване ковчегу? С кем они сотрудничали, с какими градостроителями, специалистами по туризму и гостиничному делу? Такие “проекты” с бухты-барахты не делаются. Мало ли кто чего хочет. Один из инициаторов на пресс-конференции бросил типа: если в будущем решат, что ковчег, мол, плох, пусть перенесут в другое место.
— И это несмотря на предполагаемые крупные инвестиции?
— Уже озвучено несколько цифр: то говорилось о 20 млн долларов, то вдруг о 40. Инициаторов очень волнует, что если они не построят “ковчег” и весь комплекс, то тут другие возведут нечто ужасное. Когда-то, как выяснилось, парк “Ахтанак” располагался на 120 га, сегодня гектаров осталось 22-24. Сжался как шагреневая кожа. Как это случилось, сказать трудно. Сейчас мы повторяем те же действия. Парк — знаковое для ереванцев место и, вместо того чтобы его по возможности восстановить, расширить, опять хотят что-то построить. 
— Ковчег, например. Но ведь замахнулись на целый комплекс. На пару гектаров. Если не больше.
— Ну да. Парк и так обезображен и нещадно эксплуатируется. Говорят, ни одного дерева здесь нет, не бойтесь — рубить нечего. Но почему бы здесь не оставить кусок природного рельефа, камней и т.д. Дикий рельеф, фактуры придают городу своеобразие, а мы все хотим сгладить, застроить. Под ковчег пойдет гораздо большая территория, чем нам пытаются объяснить. Гостиница — 40 номеров — потребует множество коммуникаций, в том числе дорог, стоянок — мало ли. К тому же непонятно, что хотят строить, кроме собственно ковчега.
— Получается, обществу навязывают цветные картинки весьма обманчивого свойства. Иначе говоря, поднят рекламный шум без всякого проекта, генплана и т.д.
— Если бы только это. Говорят о десятках миллионов, но никто не знает, что это за деньги, откуда. Есть ли они на самом деле. Где наконец то, что во всем мире называется бизнес-проектом.
— Актуальность операции “Ной” инициаторы объясняют желанием развить туризм, но тот ли это путь?
— Я не специалист по туризму, всего лишь художник, привязанный к своей стране, к своему родному городу. Однако понимаю, что нельзя все сосредотачивать в столице. Почему бы тот же “ковчег” не построить в другом месте, откуда Арарат намного лучше виден. Пусть “ковчег” водрузят там и все вокруг озеленят. Люди еще спасибо скажут. Но ведь не хотят.
— Получается, что главная ценность не Ной с “ковчегом”, а сама городская земля, весьма недешевая. Ее ведь и продать можно. Потом.
— Не знаю. Меня волнует и моральная сторона этого “ковчега”. Ведь все закамуфлировано под какие-то интересы народа. То есть “ковчег” как бы для людей.
— Мягче говоря, это демагогия и спекуляция Ноем. Кто спрашивал у людей? Крытый рынок тоже можно объяснить интересами ереванцев — вместо “аварийного” памятника им всучат “евромаркет”.
— Кстати, вспомнилось, как в Бостоне до начала строительства какого-то здания установили ящик для предложений жителей этой общины. Инвесторам, местной власти было необходимо услышать мнение своих сограждан. Я видел этот ящик! А нам пытаются подсунуть нечто масштабное и подозрительное, пытаются доказать, как это здорово!
— Да, причем с пафосным гневом, направленным против тех, кому этот проект не нравится даже теоретически.
— Не могу никак понять, почему все, кто хочет что-то строить, тут же нацеливаются на зеленые территории. Не потому ли, что они беззащитны? Гюльбенкян как-то сказал, что деньги для него — это средство общения с прекрасным. Это к слову. Хочу подытожить. Если бы не острейший вопрос места сооружения так называемого “ковчега”, может быть, мы и проглотили бы наживку. Этот же вариант не выдерживает никакой критики. Блеф. Мы ведь тоже хотим нашей столице добра, а это точно недоброе дело.