“Корову свою не отдам никому, такая корова нужна самому!”

Архив 201119/07/2011

Тревожные вести из Японии: радиоактивное мясо попало на розничные рынки. В частности, примерно 438 кг говядины, зараженной радиоактивными веществами, из скотоводческого хозяйства в Минами-Сома, префектура Фукусима, могли попасть в розницу в восьми префектурах Японии, сообщили японские власти. Правда, сделав оговорку, что опасным для организма это мясо может быть лишь при длительном — на протяжении года — употреблении. Что, наверняка, убедило немногих местных жителей. Да и потенциальных потребителей за пределами Японии тоже.

Помнится, сразу после трагедии на Фукусиме японские экспортеры зондировали российский рынок, желая заполнить его мраморным мясом. Но к этому предложению в РФ, к счастью, отнеслись настороженно. Сей факт успокоил и армянских потребителей — ведь “мясные мрамора” косвенно, но вполне могли оказаться и на наших столах. Что до прямых поставок, то такое, к счастью, невозможно. По данным Госинспекции по безопасности пищепродуктов, Армения всегда ограничивалась мясными поставками из иных государств: предпочтение отдается и отдавалось не Японии, а Индии и Бразилии. Откуда и по сей день импортируется буйволиная и говяжья “заморозка”. Тем не менее нынешнее известие все же может затронуть и местный рынок мяса, к счастью, с другого “бока”.
Речь о возможном поднятии спроса со стороны японских экспортеров на мясо местного скота. Как это было в случае с вином. Несколько месяцев назад председатель Союза армянских виноделов Аваг Арутюнян рассказал, что в связи с катастрофой на “Фукусиме” наших виноделов буквально атаковали китайцы, жаждущие вывозить красное сухое вино, обладающее антирадиоактивным действием. Из-за повышенного радиационного фона спрос на спасительный напиток в КНР поднялся, а местные производства его обеспечивать были неспособны. По идее, то же могло сказаться и на поставках говядины. Ведь наверняка потреблять говяжье мясо местное население не рвется. А в свете последнего сообщения, думается, и вовсе охладеет к мясным прилавкам, обратив взор на обитателей иноземных скотных дворов.
Пока, как заявили в управлении животноводства Минсельхоза, заявок такого рода из Японии в адрес министерства не поступало. Хотя, в целом, интерес к мясу нашего скота иноземцы выражают: представители Израиля, Ирана, Ирака, Турции вот уже 2-3 года как пишут письма на электронный адрес министерства. Причина их интереса ясна — экологичность продукта. Даже в соседней Турции на выпас в поля выводят далеко не всех “буренок”. Наши же едят травку месяца 3-4. Кстати, и сейчас на пастбищах, порой удаленных от хлева аж на 30 километров, пребывает процентов 90% всего поголовья. И выпас, по сути исключающий забой скота, как правило приводит к росту цен — ныне килограмм говядины стоит 2600 драмов. Но даже при этом остается привлекательным для иноземного экспортера. Так, даже в Грузии килограмм ныне стоит уже 2700-2800 драмов. Вот только заключать сделки с иностранцами в Министерстве не спешат: в последний год численность крупного рогатого скота хоть и выросла на 2-3 тысячи голов, а барашков прибыло на порядка 30 тысяч голов, тем не менее мяса нам не хватает.
Ежегодно страна потребляет мясо любого вида в количестве 220 тысяч тонн. При этом производит лишь 125 тысяч тонн. Не зря только буйволиного мяса ежегодно импортируется в пределах 15 тысяч тонн. Так что экспортировать отменную говядину взамен на перспективу наращивать импорт грубой буйволятины в управлении животноводства Минсельхоза считают нецелесообразным. Позиция министерства однозначна: что называется, сухой отказ. Но что, если экспортеры найдут общий язык непосредственно с фермерами? Начальник управления животноводства Ашот Ованесян уверен, что это невозможно: ведь добро на экспорт в конечном итоге дает Госинспекция безопасности пищепродуктов Минсельхоза. Так что все под контролем. Стада не оскудеют, а наоборот.
Программа Минсельхоза, нацеленная на развитие крупного рогатого скота, по-прежнему в силе, так что ежегодно определенное число иноземных пород будет ввозиться. И то, что в этом году завоза голландских буренок пока еще не было, ни о чем не говорит. Препоной явилась дороговизна известных пород на международном рынке. Цены поднял спрос со стороны Турции — в феврале турецкие экспортеры отчего-то закупили и ввезли в Карс несколько тысяч голов, отдав за каждую 3300 евро. Что взвинтило цены: если ранее одна особь голштинской или симентальской пород стоила 2400-2500 евро, то ныне речь идет о 2950-3000 евро. Тем не менее намерение министерства ежегодно завозить хотя бы порядка 5 тысяч голов остается в силе. Что в сравнении с советскими показателями — когда из Прибалтики ежегодно импортировалось 20 тысяч нетелей черно-пестрой породы, — конечно, смешной мизер. Вот почему иноземным закупщикам искать на нашем мясном рынке нечего. Наши коровы нужны нам самим. Да и закупщики больно привередливы: так, израильские экспортеры отчего-то желали отовариваться лишь коровьими головами, двумя передними ногами и частью туши до 11 ребра…