Корнеплод преткновения: чей рак, чья гниль?

Архив 201321/11/2013

Вновь разгорелись страсти вокруг экспорта отечественного картофеля в Грузию. На сей раз Служба госдоходов Минфина Грузии настаивает на том, что зараженный картофель был ввезен именно из нашей страны, а не откуда-либо. Напомним, с начала года неоднократно фитосанитары Грузии возвращали партии армянского картофеля, объясняя это заражением их картофельным раком и бурой гнилью.

Фитосанитары Армении настаивали на том, что бурой гнили у нас не было и в помине, а рак есть лишь в Гегаркуникском марзе, откуда товар к соседям не вывозили. Дабы прояснить ситуацию, начальник Фитосанитарной инспекции Артур Никоян недавно встретился в Грузии с коллегами. Там выразили готовность впредь разрешать спорные ситуации совместными лабораторными проверками образчиков сельхозтовара. Более того, говорили даже о проведении трехсторонних — совместно с Таможенной службой Грузии — встреч у совместной границы, отборе образцов и их отправке в лабораторию.

Выяснилось, что отправленный на анализы картофель, задержанный таможней — из-за этих 50 тонн, собственно, и разгорелся весь сыр-бор, — не принадлежал армянской партии. Именно это и стало причиной нынешнего недовольства Службы госдоходов Минфина Грузии: “Партии зараженного картофеля были обнаружены на таможенно-пропускных пунктах “Садахло”, “Гегути” и “Ниноцминда”. Подчеркиваем, что через эти пропускные пункты импорт картофеля из других стран не был осуществлен, поэтому заявление о том, что зараженный картофель не был экспортирован из Армении, не соответствует действительности”. Так в чем же загвоздка?
Артур Никоян продолжает стоять на своем: “Из наших фур действительно был взят картофель, но в лабораторию на анализы был отнесен совсем другой, не имеющий отношения к армянскому сбору (откуда эти сведения?). И речь вовсе не о картофеле, ввезенном из другой страны. В самой Грузии тоже есть немало зараженного картофеля”. Да, но ведь проверить, где правда, а где ложь — особенно с учетом достигнутого на встрече консенсуса, — теперь проще простого. Отчего же не прибегнуть к простой модели? Оказывается, устная договоренность сторон так и не материализовалась. Никоян рассказал, что по возвращении в Армению совсем недавно возникла очередная неприятная ситуация с экспортом картофеля. Но грузинские таможенники трехстороннюю приграничную встречу не поддержали. Мотивировали тем, что, по законодательству Грузии, участие каких-либо зарубежных структур в процедурах у госграниц исключено. Так отчего же изначально это не было оговорено? И где теперь искать решение этой тупиковой задачки?
Никоян не намерен сидеть сложа руки. Тем более что ведут себя коллеги из соседней страны странно: партии картофеля запрещаются далеко не все, а, что называется, через одну. Причем “вето” накладывается на товар в некоторых из фур одного и того же фермера. Это при том, что в них находится картофель одного и того же сорта, собранный с одного и того же поля. “Ощущение, — говорит Никоян, — что спущено негласное указание пропускать в страну из определенного количества фур лишь определенную часть. Не случайно из 10 фур на таможне может быть остановлена из пяти — одна”. Быть может, причина тому в конкуренции в виде ввозимой в Грузию турецкой картошки? Никоян эту версию отвергает: летом армянский груз был остановлен у границы дважды, тогда как импорт из Турции, по достоверным сведениям, притормаживали намного чаще. Так есть ли выход из ситуации? На данный момент, поясняет эксперт, такового пока нет. За отсутствием в Грузии главы Фитосанитарной инспекции, его заместитель предложил проводить проверки без участия таможенников. Однако смысла в этом Артур Никоян не видит: последнее слово всегда будет за таможенной службой, и как бы картофель ни “анализировали”, пропускать его предстоит лишь этой структуре. Ныне он намерен дождаться возвращения из Вьетнама грузинского коллеги. Более того, насущный вопрос адресован министру иностранных дел Э.Налбандяну, который как раз отбыл в Грузию. Есть надежда, что проблема будет рассмотрена меж дипведомствами. Если же разрубить гордиев узел вновь не удастся, то придется поднимать его на правительственном уровне.