Коньяк “Арбун” и водка “Херов” как образцы тонкого языкового вкуса

Архив 201017/06/2010

Национальный напиток оказался не совсем национальным?
Позиции нашего коньяка на рынках стран СНГ никак не восстановятся. Россия и Украина, видимо, еще не оправились от кризиса. Поэтому, как сообщает руководство Ереванского коньячного завода, за первые пять месяцев текущего года было реализовано продукции на четверть меньше прошлогоднего. А по сравнению с 2008 годом спад составил 55 процентов.

Поэтому не исключено, что осенью винограда на прилавках будет вдосталь — ЕКЗ на 2 тысячи тонн уменьшает закупки сырья. Скорее всего, этому примеру последуют и другие производители “жидкого золота”. У них ведь со сбытом те же самые проблемы. Но, хотя в хранилищах ЕКЗ скопилось немало спирта, директор завода Ара Григорян говорит, что не хотел бы разочаровывать фермеров, поэтому винограда купят все же больше, чем реально требуется для производства — 29 тысяч тон, хотя хватило бы вдвое меньших объемов. Чтобы затариться дополнительными объемами, на заводе ремонтируют старые бочки и закупают новые в Грузии. Все для того, чтобы не терять своих поставщиков. Поэтому вопреки неблагоприятной рыночной конъюнктуре ЕКЗ даже заключает новые договоры с поставщиками. Правда, закупочные цены здесь предпочитают пока не разглашать, обещая раскрыть тайну в сентябре. Кстати, в прошлом году в это время расценки были известны и составляли 120-130 драмов за килограмм. Это было ниже цен 2008-го, потому что винограда было вдоволь.
Теперь вдоволь уже готового спирта. Так что ясно — особых “преференций” для крестьян не будет. Зато потребитель может оказаться в выигрыше. “Недокупленные” коньякоделами объемы неизбежно появятся на рынках, что, вполне вероятно, приведет к падению цен. То есть не исключено, что осенью нам удастся полакомиться виноградом по сравнительно низким “тарифам”.

А теперь о наболевшем. То есть о названии напитка, давно уже являющегося визитной карточкой нашей страны. Недавно его обозвали “арбуном”. В этой связи Ара Григорян пояснил: согласно закону, в стране существуют два бренди — “армянский” и “просто” бренди. В бренди армянский запрещено подмешивать привезенные из-за границы спирты, этот напиток должен изготовляться лишь из местного сырья, вполне определенных сортов винограда. А вот что касается “просто бренди” — тут дело иное, сюда можно доливать 40 процентов импортного спирта. Этот-то напиток, можно сказать, наполовину не отечественный и решено называть “арбуном” (опьяняющим). То есть логика чиновных “лингвистов” очевидна: наш исконный коньяк — напиток благородный, им не опьяняются, его смакуют. То ли дело то, что производят на привозных спиртах. Не тот класс, не на ту публику рассчитано. Главное — чтобы с ног валило… Все понятно, кроме одного — кому, кроме специалистов, это известно? Как ни крути, а на бутылках этого самого “арбуна” неизбежно будут красоваться этикетки с видами Армении, армянские буквы и вся остальная атрибутика, накрепко привязывающая сей напиток к нашей стране. Во-вторых, название, что бы кто ни говорил, крайне неблагозвучное, особенно для славянского слуха. Неприятно звучит, непривлекательно, даже двусмысленно. А стало быть, дискредитирует напиток, вызывая неуместные и ненужные ассоциации. Напомним, что и новую водку у нас назвали “херов”, да еще хвалились, что станут ее под таким названием экспортировать в Россию… Вот и в данном случае похожая история. Потому что и новоявленный “арбун” предназначен, насколько можно понять, для экспорта, в первую очередь в Россию. И если в случае с водкой “херов” там лишь посмеются, то, завидя “арбун”, еще и призадумаются — это куда же армян занесло, а?
“Ну и херовый же у вас арбун получился, ребята”, — вот что там скажут, и будут правы. Зато ЕКЗ окажется в выигрыше — там в основном не пресловутый “арбун” делают, там производят все тот же традиционный коньяк. Или бренди — кому как угодно. Это понятно всем, это привычно и серьезно. С приятными для реализации последствиями.