Контрольную палату довели до суда

Архив 201020/11/2010

Обсуждение на этой неделе в парламенте годового отчета Контрольной палаты, содержащего немало скандальных фактов, закончилось, как известно, громким скандалом. Сложившаяся ситуация высветила проблему эффективности деятельности самой Контрольной палаты, заставила задуматься над последствиями ее, как правило, громких разоблачений, которые в большинстве случаев спускаются на тормозах.
Инициатором скандала стал депутат от фракции РПА, член партии “Демократия и труд” Спартак Меликян, который прямым текстом обвинил инспекторов Контрольной палаты во взяточничестве. Они, дескать, запросили от руководства университета “Анания Ширакаци” 4 тысячи долларов с тем, чтобы не включать вуз в свой “черный список”, а в случае отказа пригрозили лишением лицензии или дискредитацией. Глава КП Ишхан Закарян выступил с ответным заявлением, сообщив, что будет отстаивать оскорбленную честь мундира в суде. Напомним, что претензии к Контрольной палате предъявила и компания “Геопромайнинг Голд”, намеревающаяся оспорить правомерность осуществленных КП проверок в суде.
По словам Ишхана Закаряна, заявление Спартака Меликяна обусловлено тем, что он является единоличным собственником университета “Анания Ширакаци”. “Некоторые люди пытаются вовлечь КП в свои темные делишки. Мы обсудим данные вопросы в рамках закона, и я считаю тему закрытой”, — заявил он с трибуны парламента, подчеркнув, что нарушения, выявленные КП в этом университете, являются обоснованными и соответствуют действительности.
Противостояние ничем доселе не приметного члена партии “Демократия и труд”, депутата от фракции РПА Спартака Меликяна и главы КП Ишхана Закаряна стало едва ли не самой комментируемой темой в стенах НС. Особенно после того, как Меликян заявил, что он готов отказаться от своей депутатской неприкосновенности с тем, чтобы беспрепятственно отстаивать справедливость своих обвинений в суде.
Депутат даже обратился с соответствующим заявлением к спикеру, поставив того в щекотливую ситуацию. Дело в том, что регламентом НС процедура добровольного отказа от неприкосновенности не предусматривается, по собственному желанию ее можно лишиться лишь вместе с отказом от мандата. Готов ли Меликян положить на алтарь справедливости свой мандат, пока ничего не известно.
Что именно заставило депутата бросить публичный вызов Ишхану Закаряну — пожалуй, это главный вопрос, который мучает всех коллег Меликяна. Сам он категорически опровергает все разговоры как о политической подоплеке своего шага, так и о существовании некоего заказа, призванного поставить руководителя Контрольной палаты на место. “Ни о каком заказе не может быть и речи. По сути, в своем выступлении Закарян обвинил всех марзпетов, руководителей общин, министров, всех представителей власти в грабеже бюджетных средств, и я привел всего лишь один факт, доказывающий, что ни он, ни его сотрудники не являются ангелами с нимбами над головой. 90% депутатов парламента согласны с тем, о чем я громогласно заявил, однако исходя из различных побуждений ничего не говорят об этом. Я не делал никаких открытий, а всего лишь сказал то, что всем известно”, — заявил Спартак Меликян журналистам, подчеркнув, что несет ответственность за сказанное и располагает неопровержимыми доказательствами, которые представит в суде.
Коллеги Меликяна по фракции отказываются комментировать ситуацию, ссылаясь на то, что суд расставит все точки над “i”. Самым многословным оказался глава фракции РПА Галуст Саакян, который в ответ на просьбу прокомментировать сложившееся между Меликяном и Закаряном противостояние заявил: “Противостояние — это громко сказано, скорее сюрприз, которого никто не ожидал. Меликян является членом нашей фракции, но он не член Республиканской партии. Думаю, он допустил ошибку, потому что подобные вопросы следовало заранее обсудить во фракции и преподнести таким образом, чтобы результаты были более эффективными. Я отношу поступок Меликяна к его неопытности, ведь он в парламенте всего 2-3 года”.
Обращаясь к деятельности Контрольной палаты, глава фракции РПА заметил: “Расхожее мнение о том, что органы надзора, в том числе и КП, во время проверок обязательно разоблачают коррупцию, ошибочно. Когда говорится, что такая-то сумма возвращена государству, людям кажется, будто кто-то отнес ее домой, потом вернул. Между тем это управленческие недостатки, которые устраняются в процессе. А Контрольная палата выявляет эти упущения. Нам надо разъяснить обществу круг полномочий Контрольной палаты”, — заявил Саакян, не исключив при этом, что и органы надзора могут быть субъективны. “И проверяющие тоже люди, им тоже могут быть присущи недостатки и субъективные подходы. Но все заявления, звучащие с трибуны парламента, должны быть обоснованными, каждый имеет право на подозрение, но нельзя строить на них процессы”…
Другой представитель фракции РПА, глава финансово-бюджетной комиссии НС Гагик Минасян полагает, что ситуация разрешилась идеальным образом. “Это идеальный вариант — пусть выясняют отношения в суде. Хотя я полагаю, что не люди должны быть идеальны, а механизмы, чтобы любой мог работать идеально”, — считает он.
Что касается вопроса расширения полномочий Контрольной палаты, то, по мнению Гагика Минасяна, Контрольная палата на данный момент имеет столько полномочий, сколько диктует время — ни больше ни меньше. И вносить сегодня какие-либо изменения в Закон о Контрольной палате было бы несвоевременно. Не разделяет он и точки зрения о том, что разоблачения КП остаются без последствий. “Возвращение суммы в бюджет — достаточное последствие для допустивших нарушение ведомств. К тому же если нарушения более существенны и КП располагает основаниями, то дела передаются в прокуратуру”, — говорит Минасян.
Иной точки зрения придерживается советник спикера НС по экономическим вопросам Татул Манасерян. Он считает, что очень важно, чтобы все выявленные нарушения имели существенные последствия для тех, кто их совершает, иначе все разговоры бесполезны. “Между тем практика показывает, что выявленные и представленные обществу факты разбазаривания бюджетных средств лишь в очень малой своей части возвращаются в бюджет, а авторы этих нарушений наказываются. На мой взгляд, самый важный компонент цепочки от контроля до наказания заключается именно в ответственности за допущенные нарушения. Если уж информация о результатах проверок становится достоянием общественности, то нужно идти до конца — а не называть министерства, которые разбазаривают бюджетные средства, после чего в том же зале утверждать бюджет тем же самым министрам, причем в том же размере”, — говорит Манасерян. При этом он не исключает того, что в цепочке контроля могут быть и коррупция, и взятки. Проблема, по его мнению, в формировании противовесов, которые не допустят, чтобы Контрольная палата становилась орудием в чьих-либо руках. Кроме того, он считает очень важным, что КП получила независимость от парламента, ведь в прежней редакции конституции она действовала при НС. “Что касается того, что Контрольной палаты боятся, то, по-моему, все должны бояться закона”, — резюмирует он.
Глава фракции “Наследие” Степан Сафарян также считает, что эффективность деятельности Контрольной палаты зависит от того, насколько адекватна правовая оценка, которая дается выявленным нарушениям. “Если есть крупных размеров нарушения, то нельзя ограничиваться возвращением средств. Нужна правовая и политическая оценка, вплоть до смещения с постов министров и других ответственных лиц”, — говорит он.
Представитель фракции “Наследие” Армен Мартиросян считает, что проблемы Контрольной палаты не столько в субъективности чьих-то подходов или селективности проверок, сколько в том, что ожидать от нее иного при “нездоровой системе всего госуправления это невозможно”. “Контрольная палата, будучи одной из ветвей власти, не может поднять свою эффективность, так как не обладает механизмами наказания за выявленные нарушения”, — считает Мартиросян.
У представителей оппозиционных фракций “Наследие” и АРФ Дашнакцутюн свой рецепт по поводу того, как поднять уровень эффективности Контрольной палаты. Они считают, что это возможно сделать лишь при условии участия представителей оппозиции в работах КП. “Определенная скованность в работах такого органа, как Контрольная палата, будет существовать, сколько бы ни стремились ее представители к объективности. Это одна из причин, по которой мы требовали участия политической оппозиции в работах структуры. Это способствовало бы эффективной и объективной деятельности Контрольной палаты”, — полагает депутат от АРФ Дашнакцутюн Арцвик Минасян.
“В условиях коррумпированности в системе госуправления сомнения неизбежны. В любой структуре есть коррупционный риск. Более того, очень часто может случиться так, что честного человека обвинят в коррупции, а коррупционера, наоборот, представят кристально честным”, — резюмирует он.