Конгресс: прощальный бенефис в отдельно взятом округе

Архив 200924/12/2009

После выхода из состава конгресса марксиста Давида Акопяна и раскола в стане гнчаков активизировались разговоры о серьезных шатаниях в рядах самого АНК.

Мы далеки от мысли о том, что подвизавшийся на разогреве митинговой публики марксист или СДПГ, смена декораций в которой вряд ли добавит ей политического веса, являлись решающей силой в конгрессе, но вкупе с целым рядом других факторов они предопределяют политический закат АНК как главной оппозиционной силы. В самом конгрессе с этим, естественно, не согласны.

“КАК БЫЛ, ТАК И ОСТАЛСЯ
АОДОВСКОЙ ОППОЗИЦИЕЙ”

Полтора десятка партий и объединений, вступивших в свое время в состав АНК, в большинстве своем мало известны широкой публике как политические единицы, но их объединение под крышей конгресса, несомненно, придавало им чувство собственной значимости. Плюс надежду на дивиденды, после того как удалось бы водрузить на вожделенный трон Тер-Петросяна. Уход марксиста симптоматичен в том смысле, что былые связываемые с АНК надежды угасли и искать их следует где-то в другом месте. Пока только для марксиста, но есть явные признаки того, что об этом задумываются и все остальные. “Этот оппозиционный альянс не смог представить армянскому обществу новую национальную концепцию, новую доктрину внешней и внутренней политики и как был, так и остался аодовской оппозицией”, — заявил марксист Акопян, выходя из конгресса. И этот его прощальный диагноз (врач все-таки) недалек от истины, с которой каждый из членов АНК наверняка согласен, но не имеет смелости признаться.
Взять, к примеру, возглавляемую Степаном Демирчяном Народную партию Армении. Ее скрепленный призывами к демократии и справедливости альянс с конгрессом с самого начала был построен на принципах, далеких от демократических. Тер-Петросян, как правило, не обременял себя совещаниями с партнерами по АНК по поводу тактики или стратегии совместных действий, более того, не удостаивал даже предварительной информации о принятых самолично решениях, ставя всех перед фактом того или иного шага посредством выступлений на митингах. А ведь та же НПА принесла на алтарь интересов конгресса собственное прошлое, перечеркнув при этом его отдельные страницы.
На своей последней пресс-конференции лидер НПА Степан Демирчян, подводя политические итоги года, был крайне скуп на комментарии по поводу тактики конгресса, заверил, что потенциал у них есть, и обронил, что паузы в митингах нужны, но в меру. Все остальные вопросы на засыпку методично отводил, ссылаясь на некорректность их постановки. Через пару дней партия выступила с заявлением, в котором выражается недоумение по поводу публикации в “Айкакан жаманак”. В ней некий Ашот Саркисян, член центрального офиса конгресса, назвал возглавляемое Тер-Петросяном движение единственной в армянской истории оппозиционной силой, которая сумела проявить политическую ответственность и подчинить свою борьбу за власть интересам страны.
“Считаем необходимым подчеркнуть, что эти оценки далеки от объективности и только вредят оппозиционному движению”, — говорится в заявлении НПА. В порядке напоминания партия задается вопросами: “Разве Карен Демирчян не продемонстрировал ту же ответственность в 1998 году, не допустив кровопролития и потрясений в стране? Или Народная партия Армении, выйдя по принципиальным соображениям из состава правящей власти, не подчинила собственную борьбу за власть интересам страны?” Резюмируя, авторы заявления выражают надежду, что в дальнейшем коллеги по конгрессу будут более объективны. Комментарии, полагаем, излишни, а выводы, по всей вероятности, не заставят себя долго ждать.

“ПОЕДАНИЕ ГАЗЕТ —
ЭТО НЕ МОЯ СФЕРА”

В последнее время представители конгресса в своих публичных выступлениях допускают одну оплошность за другой. Самая громкая из них нанесла серьезный урон репутации лидера АНК, обнаружив его фарисейство на этот раз в одном из основополагающих вопросов политической повестки — карабахском вопросе. Доказательством стало его 17-летней давности интервью газете “Комсомольская правда”. Все началось с выступления президента Сержа Саргсяна на 11-м съезде РПА, в котором он, касаясь обвинений в свой адрес, не называя имен, отметил, что обвиняющие его сегодня в сдаче Карабаха в свое время хотели видеть НКР в составе Азербайджана. Пресс-секретарь РПА Эдуард Шармазанов, комментируя по просьбе журналистов эту реплику, раскрыл скобки, сказав, что президент имел в виду Левона Тер-Петросяна: “Все мы помним, у кого не хватило ответственности, кто ушел и кто в интервью газете “Комсомольская правда” от 5 марта 92-го года сказал, что Нагорный Карабах должен быть в составе Азербайджана”…
В ответ на это бывший министр иностранных дел член АНК Александр Арзуманян поведал журналистам, что единственный человек, который уже 10 лет ссылается на этот номер “Комсомольской правды”, — нынешний замминистра иностранных дел РА Шаварш Кочарян. “Он многократно говорил об этом. Я много раз призывал его принести образец этой “Комсомольской правды”, дать мне. Он так и не сделал этого, вероятно, съел этот единственный дошедший до Армении экземпляр”, — блеснул остроумием Арзуманян, призывая опубликовать это интервью, про которое он ничего не слышал и не видел.
Интервью опубликовали, соответствующую цитату жирно подчеркнули. “Хотелось бы думать, что статус автономии в составе Азербайджана полностью удовлетворил бы все стороны, ведь при этом Карабах остается в составе Азербайджана, территориальная целостность республики сохраняется, а карабахцы в свою очередь имеют гарантированную жизнедеятельность. Вот наша позиция. Мы готовы обсуждать ее на любом уровне”, — утверждает в этом интервью Левон Тер-Петросян.
После публикации АНК резко сменил акценты. На этот раз комментировал Левон Зурабян, который не только признался, что Тер-Петросян действительно давал такое интервью “Комсомольской правде”, но и попытался его обосновать, приоткрывая, по его словам, государственную тайну: “Все заявления, сделанные Левоном Тер-Петросяном в тот период, были направлены на информационное и политическое обеспечение военных действий. Более того я не могу сказать, но хочу отметить то обстоятельство, что нашими заявлениями мы обеспечили победы”…
От заявлений Арзуманяна, который, видимо, был уверен в том, что все экземпляры этой газеты уже давно изъяты из архивов, а потому и позволил себе шутить, Зурабян поспешил откреститься: “Я не желаю комментировать заявлений, связанных с поеданием газет. Это не моя сфера”, — резюмировал он.

КАК ОБЕСПЕЧИТЬ ПОБЕДУ
В ОДНОМ ОТДЕЛЬНО
ВЗЯТОМ ОКРУГЕ?

Сегодня притязания конгресса сузились до одного округа — речь идет об обеспечении “критической массы” сторонников хотя бы в рамках центра столицы. Ставка сделана на редактора “Айкакан жаманак” Никола Пашиняна, находящегося под следствием по обвинению в организации массовых беспорядков и применении силы к представителю власти. В дело запущена главная и давно испытанная технология сбора голосов — “народ любит обиженных и угнетенных властью”. И хотя Пашинян никогда не тянул на образ угнетенного, он единственный из кандидатов, которого можно “пожалеть” по полной программе: как-никак год скрывался от правосудия, теперь вот идет судебное разбирательство, а прокурор на днях затребовал для него восемь лет заключения и тем самым завершил образ мученика, номинированного на символ оппозиции, нимбом над головой. Каким будет вердикт судьи — неизвестно, но Левон Зурабян заверил вчера, что Пашинян будет участвовать в выборах при любом раскладе, так как они будут опротестовывать решение суда в вышестоящих инстанциях. “Даже если суд вынесет приговор до выборов, это еще ничего не значит, так как есть возможность обращения в Апелляционный суд, и пока приговор не вступит в законную силу, никто не может помешать Николу Пашиняну участвовать в выборах”, — заявил он.
У конкурентов Пашиняна по 10-у округу — марксиста Давида Акопяна, политолога Амаяка Оганесяна и члена “Национального единения” Ара Симоняна — шансов на то, чтобы их “пожалели”, практически нет. Марксист, как правило, выступает в развлекательном жанре и из эмоций в свой адрес может рассчитывать разве только на одобрительный или снисходительный смех. Амаяк Оганесян из всех известных ему технологий остановил свой выбор на обещании презентовать свои голоса Пашиняну. В первоначальной версии “акт политического самосожжения” был назначен на 31 декабря, потом, видимо, при здравом размышлении он решил сделать новогодний подарок заблаговременно — не позже 28 декабря, дабы эффект от появления на горизонте настоящего Деда Мороза не оттенил его бенефиса в той же роли. Выступающий в роли “темной лошадки” Ара Симонян сообщил в прессе, что начал активно общаться с избирателями. Ходит в основном по дворам, не посвящая в подробности своего маршрута журналистов. В отличие от других кандидатов он старательно избегает какой-либо шумихи, видимо, считая молчание вокруг собственной персоны своим преимуществом.
Кстати, о встречах с избирателями. Канун нового года не лучший период для политической агитации. И дата 8 января, назначенная конгрессом с целью сверить ряды своих сторонников, готовых проголосовать за Никола, не самое подходящее для этого время. Хотя, как знать, возможно, как раз к этому времени уставший от зрелищ народ вспомнит о хлебе… Только конгресс ему в этом деле все равно не помощник. Разве что толкнут речь о том, что власти не в состоянии справиться с экономическим кризисом и для этого надо выбрать редактора Пашиняна, который обязательно поможет разобраться либо с кризисом, либо с правительством. Вспомнят по случаю и про Карабах. Только вот с учетом статьи в “Комсомолке” это было бы большой ошибкой…

Конгресс: прощальный бенефис в отдельно взятом округе
После выхода из состава конгресса марксиста Давида Акопяна и раскола в стане гнчаков активизировались разговоры о серьезных шатаниях в рядах самого АНК. Мы далеки от мысли о том, что подвизавшийся на разогреве митинговой публики марксист или СДПГ, смена декораций в которой вряд ли добавит ей политического веса, являлись решающей силой в конгрессе, но вкупе с целым рядом других факторов они предопределяют политический закат АНК как главной оппозиционной силы. В самом конгрессе с этим, естественно, не согласны.

“КАК БЫЛ, ТАК И ОСТАЛСЯ
АОДОВСКОЙ ОППОЗИЦИЕЙ”

Полтора десятка партий и объединений, вступивших в свое время в состав АНК, в большинстве своем мало известны широкой публике как политические единицы, но их объединение под крышей конгресса, несомненно, придавало им чувство собственной значимости. Плюс надежду на дивиденды, после того как удалось бы водрузить на вожделенный трон Тер-Петросяна. Уход марксиста симптоматичен в том смысле, что былые связываемые с АНК надежды угасли и искать их следует где-то в другом месте. Пока только для марксиста, но есть явные признаки того, что об этом задумываются и все остальные. “Этот оппозиционный альянс не смог представить армянскому обществу новую национальную концепцию, новую доктрину внешней и внутренней политики и как был, так и остался аодовской оппозицией”, — заявил марксист Акопян, выходя из конгресса. И этот его прощальный диагноз (врач все-таки) недалек от истины, с которой каждый из членов АНК наверняка согласен, но не имеет смелости признаться.
Взять, к примеру, возглавляемую Степаном Демирчяном Народную партию Армении. Ее скрепленный призывами к демократии и справедливости альянс с конгрессом с самого начала был построен на принципах, далеких от демократических. Тер-Петросян, как правило, не обременял себя совещаниями с партнерами по АНК по поводу тактики или стратегии совместных действий, более того, не удостаивал даже предварительной информации о принятых самолично решениях, ставя всех перед фактом того или иного шага посредством выступлений на митингах. А ведь та же НПА принесла на алтарь интересов конгресса собственное прошлое, перечеркнув при этом его отдельные страницы.
На своей последней пресс-конференции лидер НПА Степан Демирчян, подводя политические итоги года, был крайне скуп на комментарии по поводу тактики конгресса, заверил, что потенциал у них есть, и обронил, что паузы в митингах нужны, но в меру. Все остальные вопросы на засыпку методично отводил, ссылаясь на некорректность их постановки. Через пару дней партия выступила с заявлением, в котором выражается недоумение по поводу публикации в “Айкакан жаманак”. В ней некий Ашот Саркисян, член центрального офиса конгресса, назвал возглавляемое Тер-Петросяном движение единственной в армянской истории оппозиционной силой, которая сумела проявить политическую ответственность и подчинить свою борьбу за власть интересам страны.
“Считаем необходимым подчеркнуть, что эти оценки далеки от объективности и только вредят оппозиционному движению”, — говорится в заявлении НПА. В порядке напоминания партия задается вопросами: “Разве Карен Демирчян не продемонстрировал ту же ответственность в 1998 году, не допустив кровопролития и потрясений в стране? Или Народная партия Армении, выйдя по принципиальным соображениям из состава правящей власти, не подчинила собственную борьбу за власть интересам страны?” Резюмируя, авторы заявления выражают надежду, что в дальнейшем коллеги по конгрессу будут более объективны. Комментарии, полагаем, излишни, а выводы, по всей вероятности, не заставят себя долго ждать.

“ПОЕДАНИЕ ГАЗЕТ —
ЭТО НЕ МОЯ СФЕРА”

В последнее время представители конгресса в своих публичных выступлениях допускают одну оплошность за другой. Самая громкая из них нанесла серьезный урон репутации лидера АНК, обнаружив его фарисейство на этот раз в одном из основополагающих вопросов политической повестки — карабахском вопросе. Доказательством стало его 17-летней давности интервью газете “Комсомольская правда”. Все началось с выступления президента Сержа Саргсяна на 11-м съезде РПА, в котором он, касаясь обвинений в свой адрес, не называя имен, отметил, что обвиняющие его сегодня в сдаче Карабаха в свое время хотели видеть НКР в составе Азербайджана. Пресс-секретарь РПА Эдуард Шармазанов, комментируя по просьбе журналистов эту реплику, раскрыл скобки, сказав, что президент имел в виду Левона Тер-Петросяна: “Все мы помним, у кого не хватило ответственности, кто ушел и кто в интервью газете “Комсомольская правда” от 5 марта 92-го года сказал, что Нагорный Карабах должен быть в составе Азербайджана”…
В ответ на это бывший министр иностранных дел член АНК Александр Арзуманян поведал журналистам, что единственный человек, который уже 10 лет ссылается на этот номер “Комсомольской правды”, — нынешний замминистра иностранных дел РА Шаварш Кочарян. “Он многократно говорил об этом. Я много раз призывал его принести образец этой “Комсомольской правды”, дать мне. Он так и не сделал этого, вероятно, съел этот единственный дошедший до Армении экземпляр”, — блеснул остроумием Арзуманян, призывая опубликовать это интервью, про которое он ничего не слышал и не видел.
Интервью опубликовали, соответствующую цитату жирно подчеркнули. “Хотелось бы думать, что статус автономии в составе Азербайджана полностью удовлетворил бы все стороны, ведь при этом Карабах остается в составе Азербайджана, территориальная целостность республики сохраняется, а карабахцы в свою очередь имеют гарантированную жизнедеятельность. Вот наша позиция. Мы готовы обсуждать ее на любом уровне”, — утверждает в этом интервью Левон Тер-Петросян.
После публикации АНК резко сменил акценты. На этот раз комментировал Левон Зурабян, который не только признался, что Тер-Петросян действительно давал такое интервью “Комсомольской правде”, но и попытался его обосновать, приоткрывая, по его словам, государственную тайну: “Все заявления, сделанные Левоном Тер-Петросяном в тот период, были направлены на информационное и политическое обеспечение военных действий. Более того я не могу сказать, но хочу отметить то обстоятельство, что нашими заявлениями мы обеспечили победы”…
От заявлений Арзуманяна, который, видимо, был уверен в том, что все экземпляры этой газеты уже давно изъяты из архивов, а потому и позволил себе шутить, Зурабян поспешил откреститься: “Я не желаю комментировать заявлений, связанных с поеданием газет. Это не моя сфера”, — резюмировал он.

КАК ОБЕСПЕЧИТЬ ПОБЕДУ
В ОДНОМ ОТДЕЛЬНО
ВЗЯТОМ ОКРУГЕ?

Сегодня притязания конгресса сузились до одного округа — речь идет об обеспечении “критической массы” сторонников хотя бы в рамках центра столицы. Ставка сделана на редактора “Айкакан жаманак” Никола Пашиняна, находящегося под следствием по обвинению в организации массовых беспорядков и применении силы к представителю власти. В дело запущена главная и давно испытанная технология сбора голосов — “народ любит обиженных и угнетенных властью”. И хотя Пашинян никогда не тянул на образ угнетенного, он единственный из кандидатов, которого можно “пожалеть” по полной программе: как-никак год скрывался от правосудия, теперь вот идет судебное разбирательство, а прокурор на днях затребовал для него восемь лет заключения и тем самым завершил образ мученика, номинированного на символ оппозиции, нимбом над головой. Каким будет вердикт судьи — неизвестно, но Левон Зурабян заверил вчера, что Пашинян будет участвовать в выборах при любом раскладе, так как они будут опротестовывать решение суда в вышестоящих инстанциях. “Даже если суд вынесет приговор до выборов, это еще ничего не значит, так как есть возможность обращения в Апелляционный суд, и пока приговор не вступит в законную силу, никто не может помешать Николу Пашиняну участвовать в выборах”, — заявил он.
У конкурентов Пашиняна по 10-у округу — марксиста Давида Акопяна, политолога Амаяка Оганесяна и члена “Национального единения” Ара Симоняна — шансов на то, чтобы их “пожалели”, практически нет. Марксист, как правило, выступает в развлекательном жанре и из эмоций в свой адрес может рассчитывать разве только на одобрительный или снисходительный смех. Амаяк Оганесян из всех известных ему технологий остановил свой выбор на обещании презентовать свои голоса Пашиняну. В первоначальной версии “акт политического самосожжения” был назначен на 31 декабря, потом, видимо, при здравом размышлении он решил сделать новогодний подарок заблаговременно — не позже 28 декабря, дабы эффект от появления на горизонте настоящего Деда Мороза не оттенил его бенефиса в той же роли. Выступающий в роли “темной лошадки” Ара Симонян сообщил в прессе, что начал активно общаться с избирателями. Ходит в основном по дворам, не посвящая в подробности своего маршрута журналистов. В отличие от других кандидатов он старательно избегает какой-либо шумихи, видимо, считая молчание вокруг собственной персоны своим преимуществом.
Кстати, о встречах с избирателями. Канун нового года не лучший период для политической агитации. И дата 8 января, назначенная конгрессом с целью сверить ряды своих сторонников, готовых проголосовать за Никола, не самое подходящее для этого время. Хотя, как знать, возможно, как раз к этому времени уставший от зрелищ народ вспомнит о хлебе… Только конгресс ему в этом деле все равно не помощник. Разве что толкнут речь о том, что власти не в состоянии справиться с экономическим кризисом и для этого надо выбрать редактора Пашиняна, который обязательно поможет разобраться либо с кризисом, либо с правительством. Вспомнят по случаю и про Карабах. Только вот с учетом статьи в “Комсомолке” это было бы большой ошибкой…