“Кому-то может показаться странным, но сейчас судьба региона решается в Иране”

Архив 201001/06/2010

Из интервью с бывшим послом Азербайджана в России, независимым экспертом Хикметом ГАДЖИЗАДЕ. 

— Разделяете ли вы оптимизм некоторых СМИ, распространивших сообщения о том, что Россия намерена до конца года подписать с Азербайджаном соглашение о продлении аренды Габалинской РЛС в 2012 году еще на 20 лет, причем повысит ежегодную арендную плату с 7 до 17 миллионов долларов и увеличит помощь в повышении потенциала азербайджанских ПВО и ВВС? 
— Что касается пролонгации соглашения, то думаю, во-первых, Азербайджан на нее пойдет, чтобы не ссориться с Россией, сопредседателем Минской группы ОБСЕ. Напомню, что есть определенные ожидания принятия Баку и Ереваном промежуточных документов по карабахскому урегулированию, в составлении которых Россия играет важную роль. А во-вторых, эта станция нам не очень и нужна.  
— Вы тоже сторонник распространенного взгляда: влияние России на Южном Кавказе увеличивается, а США уменьшается? 
— Да, и давайте называть вещи своими именами. Реально какого-либо особо ощутимого материального или физического влияния США не было. Приезжали-уезжали иностранные чиновники всех масштабов, подписывали разного рода декларации, но конкретно помочь ни Азербайджану в карабахском вопросе, ни Грузии в осетинском и абхазском вопросах Запад не смог или не захотел. 
— В последнее время среди экспертов и журналистов идет много разговоров о новой “дорожной карте” карабахского урегулирования вроде бы согласованной премьер-министром Турции с президентом РФ Дмитрием Медведевым. Может ли, на ваш взгляд, Армения пойти на освобождение сначала двух районов — Агдама и Физули? 
— Как и вы, и я слышал и читал об этом, но насколько такая информация соответствует действительности, данных не имею. В принципе, если вариант возвращения по схеме 2-3-2 семи оккупированных районов имеется, он — скорее тактический и ничем существенно не отличается от предыдущего варианта (5+2). А тактически для Азербайджана это лучше, чем ничего. Баку и Анкара ничем не рискуют. Если Армения попытается под каким-то предлогом не возвращать очередные три азербайджанских района, то опять получит закрытые границы. Главное — чтобы дело сдвинулось с места, чтобы земли начали освобождаться. Но вместе с тем мне трудно поверить, что Ереван, полностью зависимый от Москвы, сделает в ближайшее время такой шаг. С чего бы вдруг России ликвидировать очаг напряженности вокруг Карабаха, с помощью которого она может удерживать сразу две страны? У меня объяснений этому нет пока. На мой взгляд, прежде чем такое случится, должны произойти какие-то большие изменения в мире. 
— Не принесет ли какие-то существенные перемены в южнокавказский регион намечающийся достаточно тесный российско-турецкий альянс? 
— …Не думаю, чтобы Россия сильно обрадовалась, если бы Южный Кавказ открыл свои границы, турецкая промышленность хлынула бы сюда и российские товары оказались не востребованы… 
Турецкая дипломатия проявляет активность, которая, как я уже отметил, значительно превышает ее материальные возможности, а Россия заводит “старую песню о главном” — миру мир, долой войну, — не забывая при этом укреплять свои форпосты. А когда Азербайджан проявляет недовольство, то слышит: а вы тоже станьте нашим форпостом, мы вам тоже будет помогать, поставлять оружие. Кому-то может показаться странным, но сейчас судьба региона решается в Иране, вернее вокруг его реальной ядерной программы. Если великие державы смогут договориться и остановить создание Ираном ядерной бомбы, то перемены в регионе начнутся. А если нет, то все останется на своих местах. 
(С сокращениями)