Кому на руку тупик, в котором пребывает мусорная проблема?

Архив 201211/02/2012

С начала текущего года многих ереванцев посетили представители кондоминиумов, предложив заключить договор на предмет избавления от “зибила”. Причем, если ранее при оплате услуги выдавался не внушающий особого доверия “квиток”, то теперь счет проставлен в счет-фактуре, после подписания коего абоненту выдается полноценная квитанция, свидетельствующая об уплате. Предлагают кондоминиумцы и ноу-хау — оплатить вывоз мусора посредством специально открытого счета городского муниципалитета через банки…

А иным горожанам, проживающим в высотках с мусоропроводами, забитыми на протяжении ряда лет, и вовсе пробили “мусорную кишку”! Словом, кажется, процесс пошел. Но, может, это только кажется? Вспомним, с каких только высоких трибун и сколь часто из уст разных и многочисленных мэров звучало твердо и решительно: все! Проблеме мусора пришел конец. Увы, конца и сегодня не видно…

С 1 января 2012-го вступил в силу закон “О мусороуборке и саночистке”, активно обсуждаемый парламентариями летом минувшего года. Приятно, конечно, что в итоге парламентарии остановились на “таксе” не в 500 драмов с человека, а оставили абонплату неизменной. И ныне с каждой живой души причитается по 200 драмов. Так что в семейном разрезе, в случае если в доме проживают 4 человека, речь идет всего о 800 драмах. И, по логике вещей, платить за мусор гораздо менее накладно, нежели за иные коммунальные услуги. Но вот вопрос на засыпку: отчего коммунальщики взялись именно за упорядочение вопроса сбора мусорных платежей? А не за определение компании, призванной достойно “расчистить” мусорные баки и мусоропроводы, не говоря уже о более глобальной проблеме — улучшении экологии Нубарашенской горсвалки с помощью перерабатывающего предприятия?
Как пояснили эксперты сферы, уровень сбора мусорных платежей и общий размер выплат напрямую определяют уровень заинтересованности потенциальных операторов, которые в будущем могли бы заняться всем вышеозначенным. И в свое время именно сей факт якобы и удерживал те компании, которые периодически изъявляли желание разрулить ситуацию с мусором в Ереване, от доведения своих проектов до ума. Но автор этих строк лет восемь назад беседовала с представителями одной из подобных фирм, в качестве доказательства серьезности намерений демонстрировавших конкретные чертежи будущего мусороперерабатывающего завода. И, честно говоря, сомнений в том, что компания просчитала все за и против, осознав и то, что ереванцы вносят “зибили варц” с неохотой, не возникло. Думается, причина того, что впоследствии фирма “улетучилась”, словно биогаз с мусоросвалки, была в ином. Вопрос только — в чем?
Порой складывается ощущение, что инстанциям, в чьих руках пребывает решение проблемы, самим на руку тот тупик, в котором пребывает мусорная проблема. В противном случае за последние годы хоть кто-то из “заезжих” организаций, изъявляющих желание приступить к “очистке” Еревана, у нас да прижился бы. Меж тем все до единого ретировались не солоно хлебавши. При этом экологическая проблема все нарастала. Помнится, несколькими годами ранее один из руководителей Минэкологии, облачившись в шикарный костюм на фоне дымящих груд мусора столичного “зибиланоца”, признал-таки факт экологической катастрофы, нависшей над городом. Но кардинальных перемен так и не последовало. Разве что спустя время, после долгих обсуждений и переговоров, сдвинулся с мертвой точки проект, лоббируемый японскими специалистами. И на Нубарашенском мусорном полигоне наконец-таки соорудили установку, улавливающую вредный биогаз и трансформирующую ее в CO2 и воду. Причем реализовали проект лишь наполовину — вторая его часть, согласно коему биогаз должен был отлавливаться не с 7 га как сейчас, а со всего полигона, после чего тепловая энергия от его сжигания должна была трансформироваться в электрическую, — так и осталась на бумаге. Это при том что в случае наличия генератора, в который японская сторона обещала инвестировать миллионы долларов, город мог бы получить солидные прибыли. По предварительным расчетам, чистая прибыль каждой из сторон договора от продажи электричества “Армянским электросетям” составила бы порядка 250-300 тысяч долларов ежегодно.

По какой причине горвласти предпочли дать “отпор” идущей прямо в руки солидной прибыли, остается лишь догадываться. То ли оттого, что до 2009-го Ереван не располагал собственным бюджетом и заинтересованности в его пополнении не было? То ли в связи с истинностью распространившихся тогда слухов о намерении прежнего руководства мэрии попридержать гектары — из 30 га мусоросвалки японцами были использованы лишь 7 га, — для себя, а точнее для некоей близкой к “телу” компании? Не известно. Но шло время, а ни “своей” фирмы, ни какой иной в сфере так и не обозначилось. Затем мусорным вопросом занялись на правительственном уровне. И даже принялись разрабатывать “мусорную стратегию”. С этой целью пригласили зарубежную консалтинговую компанию, изучившую ситуацию и предложившую свое видение выхода из нее. Однако консалтер сделал свое дело уже давно, а обещанного тендера для потенциального “мусорного” оператора по сей день не объявлено.
При всем при этом еще осенью 2009-го в мэрии заверяли — есть сразу 16 компаний, жаждущих заняться вывозом и доставкой бытотходов до мусоросвалки! В первом тендерном туре должны были победить шесть из них. После чего следовало определиться с лучшим. Что вызывало лишь улыбку — умудриться отыскать в год “разгула” мирового финкризиса такое количество зарубежных инвесторов, наверняка осознающих, что только для обустройства мусорного завода необходимо ни много ни мало, а порядка 20 млн долларов, было чем-то из области фантастики.
Когда финкризис вроде как поутих, в мэрии вновь заговорили о наличии желающих поучаствовать в конкурсе. Правда, воздерживаясь от указания точного числа его участников. Но вот со сроками объявления конкурса вновь намудрили — осенью минувшего года в коммунальном управлении “НВ” заявили, что тендер будет объявлен до конца 2011-го. А мусорный завод в Ереване будет сооружен уже спустя год, то бишь до осени 2012-го. Но на дворе февраль, а подвижек никаких. За исключением одной — в коммунальном управлении новый начальник, который пока лишь входит в суть вверенных ему обязанностей. Тем не менее он полагает, что тендер состоится 1 июля. Участникам будущего отбора предъявят довольно серьезные требования — речь, скажем, будет идти о полной переоснастке всего парка техники (от мусороуборочной до поливочных машин). Остается надеяться, что на сей раз финансово-обеспеченный “управленец” отыщется. А главное, что он не ретируется при первых же сложностях. Ведь даже в связи с введенным в январе в силу законом уровень сбора платежей за минувший месяц составил порядка 70%. И хотя в управлении учета и сбора доходов столичной мэрии заявляют, что показатель не плох — ведь в числе неплательщиков и отсутствующие по месту прописки абоненты, — тем не менее и от идеального он далек. На случай неуплаты, впрочем, законом предусмотрены пенни — 0,15% от суммы долга. А в случае отказа от выплаты штрафа абонента могут запросто пригласить в суд. Но как-то не особо верится в действенность такой системы. Речь идет о представлении услуги, которую нельзя “отключить”, как газ или воду. Так что едва ли даже под угрозой судебного разбирательства кто-то да будет стремиться погасить мусорный “партк”. Ну а если законодательное нововведение не сработает, то с учетом версии экспертов относительно привязки интереса “мусорных” операторов к сбору платежей следует предположить, что “мусорного мессию” придется ждать еще очень долго. Хотя, если честно, в то, что город дождется его вообще с учетом беспросветности ситуации, наблюдаемой на протяжении многих лет, верится не особо!..