Когда турки выплатят компенсацию за геноцид и депортацию?

Архив 201002/11/2010

Как сообщалось, Европейский суд по правам человека опубликовал решение по поводу исков, представленных против Анкары греками-киприотами. Суд удовлетворил жалобы еще 22 сентября 2009 года, но отложил окончательный вердикт, чтобы уточнить некоторые обстоятельства. Согласно оглашенному позавчера решению, которое, кстати, уже не подлежит обжалованию, Турция должна будет выплатить грекам 13,5 миллиона евро в качестве компенсации за их депортацию с территории оккупированного Северного Кипра. Может ли это решение стать прецедентом для нас?

Все началось еще в начале 90-х годов, когда 19 семей греков-киприотов решили подать жалобу на действия турецких властей в Европейский суд по правам человека. Судебное разбирательство в Страсбурге растянулось на долгие годы. Но туркам так и не удалось оспорить подлинность документов, подтверждающих факт того, что в 1974 году во время оккупации северной части острова вынужденные покинуть свои дома греки оставили там свое движимое и недвижимое имущество. Истцы отметили, что продолжающаяся оккупация не позволяет им вернуться в свои дома, и потребовали компенсации. В результате суд признал власти Турции виновными в нарушении пунктов Европейской конвенции прав человека и основных свобод. Страсбургский суд обязал Анкару выплатить 19 греческим семьям компенсации. Суммы колеблются в зависимости от стоимости потерянного имущества — от 30 тысяч евро до пяти миллионов. Это рекордный размер компенсации за всю историю Турции. Всем понятно, что 13 с половиной миллионов евро — это мизер в сравнении с тем, что еще предстоит выплатить Турции грекам-киприотам. Ведь удачный опыт 19 семей приведет к тому, что за составление исков возьмутся десятки тысяч таких же греческих беженцев.
Компенсацию от Анкары вправе требовать не только греки-киприоты, но и потомки понтийских греков. Вот только в случае с подвергшимися геноциду и депортации понтийцами у турок есть аргумент, который позволяет им надеяться на возможность избавить себя от ответственности. Турецкие правители убеждены в том, что договор, заключенный между Афинами и Анкарой в 1923 году, оградит их от нежелательных последствий. Заключенное 87 лет назад соглашение предполагало обмен населением. Уцелевшим от турецкого ятагана понтийцам разрешили перебраться в Грецию. Взамен полмиллиона турок, проживавших в Греции, переехали в разные провинции Анатолии и поселились в домах убитых греков, армян и ассирийцев. Но в Афинах не отказываются от претензий к Анкаре. Договор 1923 года не снимает ответственности турок за убийства десятков тысяч греков, ставших в 1916 году жертвами геноцида. Не исключено, что успех киприотов в Страсбургском суде заставит понтийцев задуматься о продуктивности попыток решения проблем в правовом поле.
Требования компенсации давно уже поднимает перед Анкарой и официальная София. Госминистр Болгарии Божидар Димитров не так давно заявил, что его страна собирается потребовать у Турции 20 миллиардов долларов в качестве компенсации за депортацию из Османской империи болгар и присвоение принадлежащей им собственности. 306 потомков болгарских беженцев представили документы, подтверждающие их права на присвоенное турками недвижимое имущество. Димитров отметил, что болгарские юристы способны обосновать претензии, так как большинство архивных материалов, доказывающих право собственности, сохранилось. Работа над подготовкой документов, необходимых для подачи иска в Европейский суд по правам человека, продолжается. Божидар Димитров отмечает, что Болгария будет препятствовать принятию Турции в Европейский союз до тех самых пор, пока не выплатит все 20 миллиардов.

Для нас весь этот процесс представляет интерес прежде всего в плане того, что может стать прецедентом для решения вопроса о компенсации в судебном порядке. У нас больше моральных прав требовать компенсации, чем у греков, киприотов или болгар. Но вся беда в том, что у нас меньше способов правового обоснования своих претензий. Покидая свои дома, киприоты, понтийские греки, болгары уносили с собой не только часть движимого имущества, но и документы, подтверждающие права собственности на дома, земли, угодья. Армяне же в 1915 году уходили практически ни с чем. А без документов затевать судебную тяжбу бессмысленно. На это-то и надеются турки. Кроме того, у нас гораздо меньше политических механизмов воздействия на Анкару, чем у Никосии, Афин и Софии. Ведь Кипр, Греция, Болгария — полноправные члены ЕС и могут эксплуатировать имеющееся в их распоряжении право вето при рассмотрении вопроса о принятии турок в состав европейской семьи. Есть еще одна проблема. Как известно, законы не имеют обратной силы. Если в случае с Кипром истцы апеллировали к Европейской конвенции о правах человека и основных свободах, то в 1915 году ее еще не было. Имея в виду все вышеперечисленные обстоятельства, наши шансы на успех в случае подачи иска в Европейский суд по правам человека представляются несколько туманными. А между тем до сих пор еще недостаточно изучены возможности обращения в международный Гаагский трибунал. Ведь геноцид — это прежде всего преступление перед человечеством.