Когда появится обаятельный телохранитель с лицензией?

Архив 201018/11/2010

До руководителей охранных агентств дошел слух о якобы назревающем очередном обсуждении в парламенте законопроекта “О частной телохранительской (охранной) деятельности”, предполагающего выдачу спецлицензий телохранителям и охранникам. Проект закона-”великомученика” обсуждался уже как минимум трижды — в 2002-м, 2004-м, 2009-м. Однако каких-либо подвижек нет.

Впрочем, отсутствие порядка в сфере если и отражается на спросе, то лишь позитивно. Любой желающий может нанять пару-тройку “качков” и начать предоставлять услуги телохранителей. Скорее всего по причине доступности бизнеса, а главное, его необремененности законодательным урегулированием, и формируется негативный имидж представителя “секьюрити”. Это подтвердил и опрос “НВ” — большинство респондентов-ереванцев при слове “телохранитель” представляют себе бритоголовых молодчиков с выставленным напоказ оружием. При этом обычные жители ожидают от них вовсе не защиты, а, как правило, агрессии — “тикнапах” может прижать попутный транспорт бортом своего авто к обочине, когда по трассе рулит его шеф, или же дать в лоб тому, кто, как показалось, угрожает охраняемому. Этот стереотип, подпитанный реалиями, сильно бьет по имиджу компаний, старающихся работать сообразно профессиональным нормативам. Не говоря уже об иных нюансах.
К примеру, в отличие от вооруженных “качков”, не долго думая открывающих пальбу, сотрудники охранных фирм права на ношение боевого оружия не имеют. И пока кто-то, кого при отсутствии закона сложно призвать к ответственности, размахивает пистолетом, специально обученные ребята прозябают без дела. Некоторые агентства в охранном бизнесе уже лет 15, и их руководители всерьез озабочены тем, что интерес к профессиональным услугам падает. Парней с бицепсами все чаще нанимают не через агентства, а по протекции, поскольку телохранитель — “особа, приближенная к охраняемому лицу”. Есть и более веская причина невостребованности “кевинов костнеров” — боевое оружие оформляется, как известно, через Полицию. И правоохранители в отсутствие соответствующего закона выдавать “стволы” телохранителям не имеют права. Единственно доступное оружие — газовые пистолеты. А они не впечатляют клиента, заказывающего охрану территории и уж тем более своей персоны. Годом ранее в довольно востребованной на охранном рынке фирме “Армобил” заявляли о потере контрактов на сотрудничество со многими банками. Не солоно хлебавши уходили когда-то от них и владельцы ювелирных магазинов, жаждущих получить стража с настоящим пистолетом. И хотя, как заверяют в охранных компаниях, сотрудника можно оформить в Полиции, а затем на законных основаниях получить боевое оружие, тем не менее к этой возможности прибегает редкий заказчик. Ведь только за оружие в Полицию следует вносить примерно 150 тысяч драмов ежемесячно. Не говоря уже об оплате услуг самого телохранителя… Вот почему выпускники многочисленных специализированных школ и курсов в основном работают охранниками мелких офисов и магазинов, получая поначалу 50 тысяч драмов в месяц.

Помимо владения навыками самозащиты телохранителю необходимы интеллект, знание юриспруденции, психологии, этикета, а порой и личное обаяние, говорят специалисты. Главный минус наших телохранительских школ — отсутствие качества обучения. Владельцы охранных фирм сетуют на то, что лишь 3-5% выпускников профпригодны.
Помнится, несколько лет назад глава фирмы “Юнипротект” Георгий Аветисян рассказывал, как решил пополнить ряды подопечных парнями, прошедшими курс в соответствующих колледжах. Так вот из 10 потенциальных “новобранцев” проверку на профессионализм прошли двое. А один из находившихся на испытательном сроке и вовсе ухитрился прийти в охраняемую гостиницу в сандалиях на босу ногу. Хотя любой профессионал обязан знать, что должен быть одет в костюм темно-серого, коричневого или синего цвета с подобранными в тон сорочкой, галстуком и даже носками.
Винить выпускника в незнании азов профессии нельзя: его недообучили. Процентов 80 учебных часов обычно посвящено физподготовке. Ежегодная плата за обучение в одной из школ составляет 250 тысяч драмов. Правда, в ней уверяют, что преподают студентам 10 предметов. Но это, скорее, исключение. Призвать к профответственности остальные школы невозможно, поскольку нет процедуры лицензирования и самих учебных заведений. Более того, из-за отсутствия в Армении единого госстандарта на охранную деятельность каждая из школ разрабатывает свою учебную программу. Нет также критериев отбора студентов — никто не может дать гарантии, что в “секьюрити” не попадет человек с темным прошлым. Кстати, в 2004-м учащийся одной из охранных школ стал героем сюжета “02”. Его задержали за воровство. А позже выяснилось, что у него была судимость.
…Ситуация в охранной сфере доходит порой до курьеза: руководители агентств еще лет шесть назад рассказывали автору этих строк, что в сфере немало людей, неспособных даже… стрелять. На заре становления бизнеса олигархи чаще держали телохранителей ради “понта”. Говорят, мало что изменилось и сейчас.
…В прошлом году во время обсуждения законопроекта в НС руководитель школы секьюрити “Беркут” Ваагн Арутюнян предлагал ввести экзамен для выпускников, проводимый представителями силовых структур, с последующей выдачей лицензии. Отразят ли в будущем законе это предложение — неизвестно. Известно лишь, что сейчас в сфере “секьюрити” масса непрофессионалов со всеми вытекающими отсюда последствиями в виде спонтанной пальбы и агрессивных выходок в общественных местах. Словом, упорядочение сферы по-прежнему актуально.