Кое-что о людях необыкновенных,

Архив 201702/03/2017

или Респект профессорам!

 

На днях решил я ответить на вопросы размещенного в “Фейсбуке” теста. Никогда такими вещами не заморачивался, а тут вот решил. Тест назывался “Можем ли мы угадать твой уровень образования?” Поскольку в стилистическом смысле это звучит не вполне по-русски, я сразу усомнился в “уровне образования” составителей вопросов, которых (вопросов, а не составителей) было ровным счетом 17.

На все ответил, причем правильно. За это мне спели дифирамб — и “необыкновенный”, мол, я и уравновешенный (это-то при чем тут?), и пребываю в процессе постоянного самосовершенствования, и вообще — у меня “есть звание Доктора или Профессора. Респект!” Вот именно так — с больших букв, хотя, по-моему, имена существительные с заглавной пишут только немцы. К тому же доктор наук — это звание, а вот профессор — должность. Ну, ладно. Действительно, по нынешним временам мое еще советское звание кандидата наук и впрямь приравнивается к докторскому по международной шкале научных регалий. А поскольку случалось мне читать лекции в вузе — то и профессором могу считаться… Не в этом дело. Чем дольше изучал я восторженную характеристику, тем больше портилось мое настроение. Дело в том, что предложенные авторами теста вопросы были, мягко говоря, очень и очень далеки от профессорского (он же докторский) уровня. Отнюдь не надо быть светочем науки и гигантом мысли, чтобы указать, что самой длинной рекой на планете является Амазонка, что самое большое население среди стран мира имеет Китай, что теорию относительности придумал Эйнштейн, а свет распространяется быстрее звука. На все эти и аналогичные вопросы без труда может ответить выпускник 8-го класса средней школы. Причем отнюдь не отличник.

Так что же выходит? Настолько, получается, упал общий уровень образованности и, так сказать, умственности, что нынешние Профессора и Доктора наук интеллектуально равны “хорошисту” прежних времен? Никаких иных выводов из этого теста (а подобных “испытаний” в интернете пруд пруди, и все такие же глупые) сделать нельзя. Зато с непреложностью можно утверждать, что мы все (имею в виду и Россию, и Армению, и остальные постсоветские страны) бодрым маршем движемся в сторону интеллектуального одичания и, следовательно, всеохватной, безнадежной отсталости. Да что там говорить, если некоторые московские коллеги-журналисты все чаще жалуются: возникли проблемы с пониманием текстов читателями. Редакторы, вздыхая, просят писать “проще”, “конкретнее”, “покороче” и “не злоупотреблять умными словами” — словно слова могут быть сами по себе умными или глупыми. Некоторые случайно уцелевшие серьезные эксперты считают, что это все, мол, делается нарочно, ибо глупым народом управлять легче, дурак — он всему безоговорочно верит, что ты ему впариваешь на голубом глазу. С умными труднее — объяснять надо, а как объяснишь, например, великую пользу кардинального сокращения врачей и иных медработников. Ведь это очень плохо для национального здоровья. Поэтому — ну их в баню, всяких-разных умников. Лучше вообще ничего не объяснять. И это все правильно, спорить не стану. Но есть тут и еще один аспект, о котором не говорится. Учиться вообще-то нелегко, требует приложения немалых сил. Раньше трудолюбие старались воспитывать и укоренять. Теперь этого нет. Никто не хочет трудиться. И учиться — в том числе. Поэтому из года в год падают требования и к уровню образования, и к объему знаний, необходимых для квалифицированной работы.

В результате — необыкновенных Профессоров и Докторов куда больше, чем раньше было, а грамотных, вдумчивых, знающих работников во всех сферах жизни — почти что и нет уже. Все делается тяп-ляп. Люди идут лечиться к пожилым врачам, потому что знают — они в своем деле специалисты. Молодых стараются избегать, да и вообще востребованность специалистов с советскими дипломами выросла. Но это совсем не утешает, скорее наоборот. Еще несколько лет — и это поколение уйдет. И что тогда с нами станется? Кто станет лечить, строить дома и мосты, производить самолеты? Думаю, что такой вопрос не будет включен ни в один тест, ибо ответ напрашивается невосторженный. А кому они нынче нужны, невосторженные ответы?