Классик, дороживший своей манерой

Архив 201007/12/2010

В Национальной картинной галерее выставка классика Вардгеса СУРЕНЯНЦА (1860-1921), которому армянское искусство обязано ни больше ни меньше как целым жанром — историческим. “Каждый художник дорожит своей манерой и только ей обязан своим самостоятельным положением среди своих товарищей по искусству”. Это слова самого художника. Им он был верен всю жизнь.

Многие его произведения знакомы каждому армянину. Они часть нашего художественного менталитета, нашей визуальной пластической культуры. Вардгес Суренянц был человек во всех отношениях выдающийся, если не сказать больше. Он появился на свет в семье ахалцихского священника (это оставило след в его творчестве — у него много работ на религиозные темы) и уже в десятилетнем возрасте попал в гимназический класс Лазаревской семинарии в Москве. Далее его жизнь складывалась достаточно счастливо и интенсивно. Яркий художественный талант был замечен — он стал студентом Московского училища живописи, ваяния и зодчества. Ему не было и двадцати, когда уехал в Мюнхен, поступил в Академию художеств. Вначале его привлекла архитектура, потом художество. Пять лет он провел в Германии, что навсегда отразилось на его искусстве. Природные способности плюс образование обратили Вардгеса Суренянца в блестящего интеллигента европейской модели. Но главное — он стал профессионалом, отлично сознающим свою миссию в пространстве армянской культуры. Тема Армении и ее драматической истории стала для него основной. Путеводной. Историю он знал на профессиональном уровне — большая редкость для художника. Да и вообще оказалось, что в лице Суренянца национальный микрокосмос имеет человека высокой гуманистической культуры и обширнейшего кругозора. Ему был всего двадцать один год, когда он предпринял первое путешествие по Италии, включая Венецию с Сурб Казаром. Итог — множество замечательных работ. В дальнейшем ездил по Персии, Армении, Франции, Испании и никогда не возвращался с пустыми руками. Его ориентальные работы полны ароматов и чувственности Востока.
Вардгес Суренянц создал выдающиеся, знаковые картины. Прежде всего это живописная реакция на погромы и резню армян в Турции в 1894-95 гг. “Попранная святыня”, “После резни” — вещи большой эмоциональной и исторической силы. Он “восстанавливал” Ани, живописал Эчмиадзинский собор, реконструировал исторические события древности — и настолько успешно, что задал некую концепцию для последующих поколений армянских художников. Он воссоздал пластические вехи национальной истории. В 1907 году художник создал “Монастырь Св.Рипсиме” — пейзаж на первый взгляд, на самом деле глубокая историческая картина, провидчески избранная им как символ национальной культуры! Суренянц умел смотреть вдаль.
В Мюнхене Суренянц стал близок к символизму и модернизму. Мерцающий колорит, увлечение архитектурой и орнаментом, некоторая меланхоличность тому свидетельство. Не все, конечно, равнозначно, есть работы излишне сентиментальные и манерные, но это, признаем, издержки модерна.
Вклад Вардгеса Суренянца далеко не исчерпывается великолепной живописью. Он успешно работал на ниве сценографии, оформления книг и журналов, иллюстрации и монументальной живописи. Так, он в самом начале XX века оформил в Императорском Мариинском театре балет Адана “Корсар”, оперы Вагнера “Зигфрид” и Рубинштейна “Демон” — и роскошно. Вскоре работал с Константином Станиславским в Московском художественном театре вплоть до оформления чеховской “Чайки”, и это были вовсе не последние спектакли Суренянца. Он прекрасно чувствовал сцену и как архитектор, и как живописец. Нежное отношение к театру привело к тому, что Суренянц еще в 1907-1908 гг. подбросил Александру Спендиарову идею оперы “Алмаст”, так ими обоими не увиденную на сцене.
Что касается полиграфической продукции, то Суренянц оформил и иллюстрировал “Бахчисарайский фонтан” к 100-летию А.Пушкина — это издание стало едва ли не классикой жанра и пользовалось неизбывной любовью на протяжении долгого времени. Как, впрочем, и другие книги, прошедшие через руки художника. “Армянские сказки”, драмы Матерлинка, сказки Уайльда — трактовки Суренянца можно считать хрестоматийными.
Нельзя не отметить и его рисунки, особенно ценнейшие наброски и акварели, запечатлевшие беженцев из Западной Армении. Многие из графических листов Суренянца поражают непреходящей свежестью и вполне укладываются в пространство нашего времени. Однажды только он взялся за монументальную живопись — за роспись армянской церкви в Ялте, но, к большому сожалению, успел осуществить только ее небольшую часть.
Вардгес Суренянц был одним из знаковых представителей национальной интеллектуальной элиты, причем с молодых лет. Прекрасное образование и совершенное знание нескольких языков находили применение в разных областях. Он писал искусствоведческие и исторические статьи, переводил, преподавал, занимался изысканиями в области архитектуры. Однажды ему пришлось быть даже переводчиком будущего короля единой Италии Витторио Эмануеле III, когда тот в 1890 году прибыл в Армению. Суренянц не только озвучил на итальянском приветствие Католикоса, но и стал гидом при посещении гостем Эчмиадзинского собора и Матенадарана.
* * *
Выставка в Национальной галерее представила все грани творчества художника. Около 200 работ, в том числе из других музеев страны, дают о нем полное представление. Кроме того, Национальной галереей выпущены альбом произведений и книга, посвященная графике Суренянца. Галерея, что и говорить, потрудилась на славу и подготовлена отличная выставка. Особенно если учесть, что пришлось освободить несколько залов постоянной экспозиции. Что еще раз показало, как бездарно несовершенна архитектура здания. В музее организуется много выставок, и практически каждый раз приходится на время жертвовать какой-то частью постоянной экспозиции. Другого пути просто нет. Можно сказать, что крупнейший художественный музей страны — это целый клубок технических проблем. Решать их государство, судя по всему, не собирается. Минкульт не имеет даже перспективной программы развития этой сферы. Абсолютно никакой, если не считать плана создания парочки музеев, впрочем, никак не подкрепленного. Проблему музейного комплекса надо решать в первую очередь, обязательно. Даже неловко напоминать, что искусство — лицо страны. Истина простая как колумбово яйцо. Министерство культуры этого явно не понимает.
…А на выставку Суренянца надо пойти обязательно. И не откладывая.