Кинотеатр преткновения

Архив 201020/03/2010

Немногим более недели, как “НВ” обратилась к теме строительства новой церкви Погоса-Петроса, ради чего под нож бульдозера должен пойти Летний кинотеатр “Москва”. Казалось по простоте душевной, что не слишком трудная задача будет решена и что и волки будут сыты, и овцы целы… Не тут-то было.

Все оказалось совсем не так. Иначе. В итоге общество, и так под завязку озабоченное различными жизненно важными проблемами, оказалось искусственно и нелепо загружено еще одной. В известной степени народ оказался по разные стороны баррикад. Баррикады — просто красное словцо, правда, достаточно точно характеризующее ситуацию. Подавляющее большинство здравомыслящих граждан, ереванцев считают, что ломать Летний зал нельзя даже во имя такой благой цели, как строительство церкви. Они — по одну сторону “баррикады”. По другую оказался Св.Эчмиадзин. И пошло-поехало. Телеинтервью и сюжеты в новостях, заседание Общественного совета и пресс-конференции. Хорошо, конечно, что вопрос, касающийся сохранения исторического интеллектуального наследия так взбудоражил людей. Прямо сердце радуется. Если бы сограждане всегда были так сознательны и активны, Ереван и вся страна не лишились бы многих замечательных построек и памятников. И даже не памятников. Хочется верить, что в дальнейшем так и будет.
Проблему создало прежде всего правительство своим плохо продуманным решением. Напомним, что Св.Эчмиадзин обратился к правительству с просьбой передать безвозмездно территорию, занимаемую Летним кинотеатром, для дальнейшего строительства, точнее — сооружения нового подобия угроханной большевиками церкви. То, что здесь расположен памятник, почему-то Первопрестольный Эчмиадзин не остановило. Правительственные чиновники с ходу за разъяснениями почему-то обратились не к специалистам-архитекторам, а в Минюст. Об этом бодро пропел в телекамеру один из исполнителей нижнего звена. Минюст, очевидно, не слишком обремененный знанием современной архитектуры, взял под козырек — “чего изволите…” А ведь надо было спросить любого архитектора, даже самого замшелого ретрограда, и он бы внес ясность. Тогда и отказали бы Св.Эчмиадзину. И не было бы лишней заботы. Неужели случилась бы обида, духовные отцы стали бы в позу и т.д.

Сейчас карты легли иначе. И культурный народ взроптал. Справедливо. Доводы и аргументы деятелей церкви изумительно просты, если не сказать иначе. В основном они напирают на восстановление исторической справедливости. Какой? Известно, что Погос-Петрос стоял вовсе не там, а на месте зала, который рядом с Домом художника. Почти посередке, в двух шагах от бани и персидской мечети, обращенной в выставочный зал. На месте же летнего кино в начале 50-х годов выстроили летний зальчик, очень популярный. О какой такой исторической справедливости речь? Другой “аргумент” и вовсе не выдерживает критики. Вардапет Комитас настойчиво демонстрировал в камеру “Шанта” сделанные им фотографии, по его мнению, убийственно убедительные, мол, смотрите — это вы считаете памятником? Фото были сделаны в очень выгодных для Св.Эчмиадзина ракурсах, запечатлели разор и тлен. Он упирал на то, что автор сам снес часть своей постройки. Да, было согласие архитектора Спартака Кндехцяна, его вынудили это сделать. Он был уже не совсем здоров и пошел на сделку с собой, своим шедевром. “И это шедевр, — нехорошо ерничал вардапет, — вы это называете шедевром?” Невдомек ему, что шедевры появляются и в наше время, правда, редко. Летний зал — из них. Он стал этапным произведением подлинного мастера, кумира и лидера молодых архитекторов того времени. Это, кстати, один из его немногих осуществленных проектов.
Вардапет Комитас на вопрос, а нужно ли иметь церковь в этом месте, да еще такой дорогой ценой, неестественно улыбаясь, ответил возбужденно, с энтузиазмом, что — да, нужно. Нужно много церквей. Он вообще много и часто повторял слово духовность, настолько часто, что стало резать слух. Нехорошо так много говорить о духовности. (О ней говорил и музыкант Ваграм Арцруни. Он тоже, как ни странно, поддерживает снос кинотеатра.) Тер Мхитар Алоян убежденно вещал, что общество выполняет чей-то заказ. То есть если люди хотят спасти свой же ценный архитектурный памятник II половины ХХ века — это чья-то злая воля. Заказ. Происки бездуховных людей.
Действительно, сколько нужно боголюбивым людям церквей? И где? Разве есть какая-то норма? И с каких пор духовность измеряется количеством божьих домов?

Логика, конечно, великолепная. Неважно, что Погос-Петрос был достаточно большим сооружением и располагался среди обширного тенистого сада. Его большевики тоже уничтожили. Они были уверены, что из всех искусств для нас важнее всего искусство кино. Главное — засунуть сюда церковь. А может, что-то другое?
Так вот если идти по пути концептуального восстановления справедливости — а именно по такому пути идут, кажется, деятели церкви, — то нужно снести школу Чаренца, чтобы заново выстроить церковь Св.Геворка. То надо соорудить Русский Кафедральный собор Св.Креста на площади Шаумяна, где некогда высился Николаевский собор.
Почему церковь идет против мнения ереванского сообщества — не слишком понятно. Хотя понятно. Вспомним, как пару лет назад опять же “по просьбе” Св.Эчмиадзина в Вагаршапате за пределами своей территории снесли обсерваторию, построенную сто лет назад Манташевым. Ее можно было реставрировать и спасти как редчайшее подобное сооружение, как памятник. Свалили, теперь строят на этом месте патриаршью библиотеку. Но разве одно помешало бы другому?
Желание построить еще одну церковь еще труднее понять и объяснить, когда обращаешь взор в сторону церквей — памятников, находящихся под юрисдикцией Св.Эчмиадзина. Монастыри Ахпат, Санаин, другие жемчужины архитектуры требуют — ох как требуют — более трепетного, хозяйского отношения. Там непочатый край работы для реставраторов — вот куда бы направить средства богочестивых благотворителей и энергию церковников. Уже второй год как демонтирована старая академия на предмет строительства на ее месте патриаршей резиденции и новой церкви. Понятно, дело нелегкое. Но привести площадку в порядок можно ведь. Не говоря уже о масштабных раскопках, которые абсолютно необходимы до начала строительства. Мало ли что полезного может сделать Св.Эчмиадзин опять же для своей паствы…
Что касается постройки новых церквей — пожалуйста, но при острой необходимости и в местах географически более оправданных. И одна из них пусть будет церковью Св.Погоса-Петроса.
Пока же идет интенсивный сбор подписей, пишутся петиции и открытые письма премьеру Тиграну Саркисяну, готовятся обращения к главе государства, спикеру, самому Католикосу Гарегину II. Союз архитекторов собирается провести общее собрание и направить письмо на имя президента страны. И т.д.
Самое простое решение лежит на поверхности. Правительство признает свое решение от 25 февраля ошибкой и вновь восстанавливает статус-кво. ООО “Кинотеатр “Москва” передает Летний кинотеатр (коль скоро не может и не хочет его эксплуатировать, по крайней мере так выглядит со стороны) Минкульту или мэрии. После чего он должен быть восстановлен в том же виде и теми же материалами. Кропотливо и нежно, как и полагается в цивилизованном обществе. Главное — без нервотрепки, которая никогда до добра не доводит.