Киберпанк по-армянски

Архив 201212/01/2012

“На игре” — первый российский фильм в жанре киберпанк. Был снят в 2009 году, через год вышло его продолжение “На игре: Новый уровень”. Является экранизацией книги Александра Чубарьяна “Игры в жизнь” (2003). Режиссер картины Павел Санаев — автор нашумевшей повести “Похороните меня за плинтусом” — снял вполне приличный боевик с элементами фантастики. Перестрелки, драки, погони — все на уровне. Увлекательная вариация на тему “Великая сила — великая ответственность”.

Успех фильма во многом обусловлен добротной литературной основой. Слава к ростовчанину Александру Чубарьяну, известному в сети как Саша Чубарьян или Sanych, пришла в 2006 году с выходом романа “Полный root” о деятельности группы хакеров, охотящихся за секретной информацией. Книги Чубарьяна рассчитаны в основном на аудиторию, имеющую отношение к компьютерным технологиям. Это жесткая технократическая проза, сплав боевика, фантастики и детектива. Киберпанк, одним словом. Сюжетом киберпанковских произведений часто становится влияние киберпространства (реальности, созданной компьютером) на человечество, их главные действующие лица — хакеры — антигерои нового поколения, которым предоставляется шанс изменить мир. Классики киберпанка описывали антиутопический мир будущего, в котором высокое технологическое развитие сочетается с радикальными переменами в социальном устройстве (как, скажем, в фильме “Матрица”), проза же Чубарьяна не в пример более человечна. Писатель нашел удачную форму адаптации киберпанка к российской среде. Герои его романа “Игры в жизнь” — простые пацаны из провинции, подростки-геймеры, подобных которым можно найти в любом компьютерном клубе. После победы на турнире по Counter Strike каждый из них получает диск с игрой-новинкой “Виртус. Антитеррор”. Игра оказывает на геймеров странное воздействие, в результате которого их игровые способности становятся реальными. Кто-то из них отлично стреляет, как в Counter Strike, другой владеет боевыми искусствами, как в Mortal Combat, третий гоняет на машине, как в Need for Speed. Постепенно границы между реальным и виртуальным для этих подростков стираются, и они начинают убивать людей, продолжая считать очки-фраги. Некая могущественная корпорация под предлогом защиты интересов родины и за огромные деньги привлекает новоиспеченных суперменов на свою сторону, и вскоре те обнаруживают, что стали банальными наемными убийцами. Как обычный человек приобретает суперспособности — тема для искусства не новая. Антагонизм реальное — виртуальное тоже. Но Чубарьяну удалось вывернуть эти замыленные темы наизнанку, и обычный сюжет для комикса превратился в философскую притчу об особенностях человеческой натуры и вечной проблеме выбора. Для некоторых обладающих сверхъестественными способностями героев “Игр” нравственный императив продолжает действовать, в остальных берут верх нездоровые проявления человеческой природы. И если, согласно Ницще, человек — это канат, натянутый между животным и сверхчеловеком, то Чубарьян показывает, насколько мизерно расстояние от одного к другому.
“Компьютерные игры, безусловно, влияют на психику человека. Скрываясь от реальности в вымышленном мире, измеряющемся не километрами, а килобайтами, человек намного быстрее учится, чем в настоящей жизни. Несколько дней, проведенных перед монитором, вполне достаточно, чтобы стать если не профессионалом, то вполне достойным участником игры.
Но вот только учат зачастую эти игры не любить, не помогать и спасать, не смеяться и радоваться. Они учат хитрить и обманывать, учат побеждать и добивать побежденных. Они учат убивать.
Достаточно посмотреть описание практически любой игры. Цель игры — обогнать… Цель игры — завоевать… Цель игры — разрушить… Цель игры — убить.
Убивая нереальных врагов, кто-то получает удовольствие, кто-то таким образом расслабляется и снимает стресс, кто-то пытается доказать соперникам, что он лучший, кто-то играет, потому что больше нечем заняться.
Конечно, невозможно играть долгое время без перерыва. После нескольких часов непрерывного сидения за компьютером тело устает и требует какой-либо физической разминки. Да и каким бы ни был игрок фанатом, все равно через определенное время игра ему надоедает, и он выключает компьютер до следующего раза.
Но иногда игра продолжается и после выключения компьютера”. Так начинается роман “Игры в жизнь”.
Недавно в одном из столичных магазинов мне попался диск с компьютерной игрой, в аннотации к которой было сказано: “…игрок сможет обезглавить врага, перерезать ему горло, выпустить кишки, посадить на кол, размозжить голову…” Интересно, отслеживают ли соответствующие структуры наличие в торговых точках нашего города подобных дисков, явно пропагандирующих жестокость и агрессию. Конечно, Армения не Запад, расстреливать ближних своих, наигравшись под завязку, никто не пойдет, но дети есть дети, при общении со сверстниками невольно или осознанно они воспроизводят игровые сюжеты, связанные с насилием. Приглядитесь к ним. Кто знает, может для некоторых игра продолжается и после того, как компьютер выключен. Только вот перезагрузиться и начать все заново вряд ли получится.

Ева КАЗАРЯН