Кесаб: два года спустя…

Архив 201719/01/2017

Корреспондент российского Федерального агентства новостей Камаль Джафари недавно побывал в сирийском городке Кесаб, который два года назад был освобожден после оккупации боевиками и турецкой армией. Разрушенные и полностью пустые деревни, уничтоженные артиллерийскими снарядами здания, ставшие руинами церкви и мечети, блокпосты.

 

Со всем этим можно воочию познакомиться при въезде в Кесаб. Этот крошечный, населенный в основном армянами городок на границе с Турцией был захвачен исламистами “Джабхат ан-Нусра” и турецкими военными. Улицы Кесаба расчищены, многие разрушения восстановлены, кесабцы более или менее вернулись к нормальной довоенной жизни. Однако уверенности в завтрашнем дне пока нет…


Бандиты ограбили все дома

Многие здания Кесаба еще не восстановлены, а реклама армянского ресторана “Киликия” соседствует с недавно закрашенной надписью “Джабхат ан-Нусра” на стене. Однако город стремительно строится заново. Повсюду видны цветные новостройки, символизирующие будущее — местных жителей и страны в целом.

“Моя мать была тогда здесь. Но ей вместе почти со всем населением Кесаба удалось бежать. А 18 стариков бежать не смогли. Вошедшие сюда исламисты захватили их в плен, переправили в Турцию. Оттуда пленники попали в Ливан, и только затем вернулись в Сирию. На данный момент 14 из них мертвы”, — рассказывает архитектор Акоп Бадржикян, освободивший Кесаб в составе одного из отрядов армянского ополчения.

«Я убежден, что в плену им что-то подмешивали, травили», — делится подозрениями Акоп.

Он досконально помнит все, что происходило в городе в роковые дни 2014 года: “Террористы знали, что у местных жителей нет оружия для защиты Кесаба. Однако наши ополченцы тогда отбились, заставили бандитов отступить. В ополчение вступали практически все мужчины, отслужившие в армии и умевшие обращаться с оружием. Правительство Сирии специально выделяло им оружие и денежные средства. 14 человек из Армении приехали помогать своим соотечественникам в Сирию и тоже записались в ополчение.

“21 марта 2014 года началось полномасштабное наступление “Джабхат аль-Нусра” на Кесаб. Путь исламистам открыли турки — через свою границу, которая практически рядом. У Сирии с Турцией имеется договор о том, что участок границы в районе Кесаба должен быть закрыт, однако они нарушили его. По Кесабу велся артиллерийский огонь из Турции. Наши ополченцы вступили с террористами в бой, чем выиграли время для эвакуации мирных жителей. Большего сделать не получилось — у наших были только автоматы Калашникова, а у исламистов — РПГ, минометы и много другого. Вскоре они захватили город”, — вспоминает Акоп Бадржикян.

Вопреки устоявшемуся мнению Запада, Бадржикян не имеет никаких сомнений относительно того, кто на самом деле воевал против его народа — он лично общался с этими людьми: “Я тогда был по делам в Латакии. Как-то мне пришло в голову позвонить домой. Ответил исламист из Туниса. Он представился, похвалил мой дом. Стал уверять, что они пришли освободить нас. Более того, он сказал, что, хотя мой дом и местами разрушен, боевики не возьмут из него ничего, оставят все в полной сохранности. Врали, конечно. Дом, как и весь город, подвергся разгрому и грабежу”.

По словам Акопа, в захвате Кесаба непосредственное участие принимала и турецкая регулярная армия, которая не только содействовала террористам “Джабхат ан-Нусра”, но решала боевые задачи на сирийской территории.

“Все это время мы не расставались с надеждой вернуть Кесаб. Я связался с Робертом Копташем, редактором армянской газеты “Агос”, которая выходит в Турции, рассказал ему о том, что, помимо местных исламистов и легионеров из других мусульманских стран, в Кесаб вошли и регулярные войска Турции — здесь все их видели, это ни для кого не секрет. Более того, турки привезли сюда несколько сотен уроженцев своих приграничных сел, которые подчистую разграбили Кесаб. Прямо грузовиками вывозили, использовали даже гужевой транспорт. Было осквернено и несколько могил — в основном христианских священников!” — рассказывает Акоп.

Без последствий такая активность для скромного архитектора не обошлась: “По-видимому, наши разговоры прослушивались турецкой разведкой, так как позже ее офицеры проникли в мой дом и конфисковали оттуда ряд документов. Они не могли заставить меня молчать, но сделали то, что могли. Я в свободное время исследую пантюркизм и преступления турок против армян как во время геноцида 1915 года, так и после него — ведь это тоже имело место. Так, разведчики забрали все имевшиеся у меня в доме материалы по данным вопросам! Любое вменяемое историческое исследование разоблачит планы стамбульских пантюркистов”.

Армяне проводили митинг против захвата Кесаба террористами и турецкими военными в Париже, однако французская полиция разогнала его. Другие страны просто молчали. “Только российский министр иностранных дел Сергей Лавров в те дни не постеснялся назвать вещи своими именами, указав на преступления против армянского населения города”, — вспоминает архитектор.

Благодаря профессиональным и успешным действиям сирийской армии контроль над Кесабом вскоре был восстановлен. Освобождение Кесаба планировалось 1 июля 2014 года, однако сирийские военные вместе с армянскими ополченцами отбили его уже 15 июня.

“Кесаб — это “двери Сирии”, населенный пункт, имеющий для нашей страны важнейшее стратегическое значение, а большинство его жителей, армяне, — сирийские граждане, патриоты своей страны, — говорит Акоп Бадржикян. — Мы всегда жили здесь вместеБадржикян — арабы-мусульмане, арабы-христиане, армяне. До войны наш город был центром туризма, настоящей жемчужиной Сирии. Вы только посмотрите на эти горные виды, на старинные улочки! А ведь всего в 750 метрах от нашего дома — море”.

Однако для восстановления нормальной жизни в Кесабе, по мнению Акопа, придется еще изрядно потрудиться: “Местные жители уходят, бегут от войны и послевоенной разрухи… И я думаю, что они не вернутся. Только в Армении сейчас около 20 тысяч беженцев из Сирии. Они уходят туда, где могут заработать деньги. А здесь работы нет — я сам без нее сидел пять лет. Сейчас мне немного повезло: занимаюсь восстановлением армянской евангелистской церкви. Правительству Сирии придется сделать очень много, чтобы вернуть своих граждан обратно. Я люблю мою страну и не собираюсь уезжать, поэтому сделаю все от меня зависящее для ее процветания, как сейчас, так и в дальнейшем”.

 

“Мы добьемся процветания христиан на их земле”

По мнению священника Армянской протестантской церкви города Кесаб, только образование сможет сделать современную Сирию процветающей страной.

Модно одетый, с аккуратно подстриженной бородой, в очках в толстой оправе, с прекрасным английским языком и идеальными манерами, пастор Жирайр Газарян похож, скорее, на хипстера, но то, что говорит этот человек, немедленно возвращает его собеседника в страшную реальность.

“Когда исламисты вместе с регулярными турецкими войсками вошли в Кесаб, самому большому разгрому подверглись даже не жилые дома, в которых было чем поживиться. Основной удар целенаправленно наносился по церквям, библиотекам, культурному центру — таким образом захватчики пытались в очередной раз лишить нас, армян, нашей истории, культуры, образования, — рассказывает пастор Газарян. — Ведь понимаете, у нас церковь исторически была символом прогресса, развития, интеллектуального совершенствования. Только образование, развитие мысли смогут сделать Сирию по-настоящему процветающей страной, вывести ее в будущее. И мы будем стараться реализовать эти планы вместе — армяне, арабы, курды, туркоманы — все сирийцы”. То, что сделали захватчики с городом, по праву считающимся местным центром христианской вообще и армянской — в частности, культуры, привело Жирайра Газаряна в ужас. По его словам, исламисты осквернили даже могилы похороненных в местной церкви священников: тела были вытащены наружу и буквально разорваны на части. “Когда я приехал сюда из моего родного Бейрута, я уже имел четкий план, что мне следует здесь сделать — я знал, что придется поднимать разрушенный и в значительной степени разбежавшийся приход. И хотя это и не моя родина, я не уеду отсюда до тех пор, пока не добьюсь своей цели — процветания христиан на их исконной и древней земле”, — пообещал Жирайр Газарян.