Казус Стросс-Кана: По ком звонит колокол?

Архив 201124/05/2011

Большинство французских соотечественников Стросс-Кана считают его жертвой заговора. И для подобного суждения есть немалые основания — слишком уж “своевременно” с учетом складывающейся мировой геополитической и геоэкономической конъюнктуры произошли эти скандальные события.

Напомним, что до последнего времени 60-летний Доминик Стросс-Кан был весьма вероятным претендентом на победу на президентских выборах 2012 года во Франции. Обстоятельства складывались для Стросс-Кана более чем благоприятно. В качестве претендента на участие в президентских выборах 2012 года от “левых” Стросс-Кан переигрывал и “слишком левую” экс-троцкистку Мартину Обри, и гламурную, но не слишком яркую и харизматичную Сеголен Руайяль (проигравшую Саркози президентскую кампанию 2007 года), равно как и подзабытого после неудачи на партийных “праймериз” 2007 года Франсуа Олланда (не говоря уже об “экзотической” даже для толерантной Франции фигуре действующего мэра Парижа Бертрана Деланоэ). В случае же своего выдвижения в качестве “объединенного левого кандидата” Стросс-Кан, очевидно, превосходил представляющую “крайне правых” из “Национального фронта” страстную и темпераментную, но не особенно искушенную в стратегии и тактике предвыборной борьбы Марин Ле Пен.
До произошедшего в Нью-Йорке скандала возглавляющий МВФ умеренно-ангажированный социалист был способен объединить как французский “левый электорат”, так и немалую часть центристски настроенных избирателей своей страны, что создавало очевидный вызов для действующего президента Саркози. В отсутствие же Стросс-Кана в числе претендентов на Елисейский дворец, в условиях современной “чересполосицы” электоральных предпочтений и ограниченном потенциале других левых кандидатов заметно повышает свои шансы действующий президент Николя Саркози. Последний, согласно самым “свежим” зондажам общественного мнения, при таком раскладе уверенно выходит во второй тур выборов, где имеет некоторое преимущество перед Сеголен Руайяль и Марин Ле Пен и сравнялся по показателям с Мартиной Обри.
Немалый вклад мог внести теперь уже бывший глава МВФ и в решение целого ряда проблем мировой политики. В сложившейся кризисной ситуации именно он являлся признанной “фигурой компромисса”, пользующейся известной поддержкой в мировой элите, в руководящих кругах ЕС и в общественном мнении Франции. Как представляется, Стросс-Кан был вполне способен и готов найти баланс между интересами общеевропейской финансовой стабильности и социальными проблемами и запросами самой Франции. Помимо этого, возглавляя МВФ, он стремился найти компромисс между интересами США и Евросоюза, интересами международного финансового капитала и глобальной стабильностью, равно как и между интересами “Первого”, “Второго” и “Третьего” миров. От позиции Стросс-Кана как главы МВФ зависела поддержка немецкого плана “спасения” финансов Евросоюза, а в случае его избрания на пост президента Франции сохранялись бы необходимые гарантии участия одного из “моторов” европейской экономики в планируемом спасении “зоны евро”. Накануне своего ареста Стросс-Кан готовился ко встрече с канцлером Германии А.Меркель и был принципиально готов поддержать активно продвигаемый Германией общеевропейский “Пакт стабильности”, равно как и принять во внимание интересы перспективного мирового экономического лидера — Китая. Таким образом, Стросс-Кан был ярким представителем классического “левого” мондиализма, делающего акцент на “силовом” отстаивании интересов наиболее развитых стран, но на совместном решении “разными “мировыми игроками” существующих глобальных проблем при сохранении базовых параметров мировой экономической политики и принципов функционирования мировой финансовой системы.
По материалам прессы