Католикоса в Тбилиси разочаровали

Архив 201116/06/2011

Итоги визита Католикоса Всех Армян Гарегина Второго в Грузию разочаровали многих. Вопреки ожиданиям, грузинская сторона так и не пошла навстречу и, по сути, отказалась урегулировать проблему статуса местной епархии Армянской Апостольской Церкви и принадлежащих ей храмов и монастырей. Достигнутые в Тбилиси договоренности, к сожалению, не могут служить почвой для надежд на справедливое решение волнующих нас вопросов.

Накануне визита настроения были совсем иные. Из уст сразу трех высокопоставленных представителей политической и духовной элит Грузии прозвучали обнадеживающие заявления, позволявшие рассчитывать на то, что нашего Католикоса в Тбилиси ждет приятный сюрприз. И пресс-секретарь грузинского патриарха, и министр реинтеграции, и советник президента по национальным вопросам публично высказались о том, что принципиальное решение вопроса статуса епархии ААЦ уже имеется и остается лишь официально огласить его. Все это создало весьма благоприятный фон для поездки армянского патриарха в соседнюю страну. Но каким же было его разочарование, когда Его Святейшеству почти прямым текстом сказали, что армянам никто церквей отдавать не будет до тех пор, пока армяне не уступят грузинам шесть средневековых монастырей, построенных халкедонидами. Как иначе понять выступление грузинского патриарха, который заявил буквально следующее: “Говоря о церквах, нельзя забывать, что у обеих сторон есть свои требования. Есть документы о том, что в Грузии есть армянские, а в Армении — грузинские церкви…”
Таким образом, грузинская сторона дала понять, что не собирается отказываться от провокационного решения, принятого Священным Синодом Православной Церкви в 2006 году. Тогда высший орган грузинской патриархии провозгласил “восстановление” епархии Агарак-Ташира и подчинение ее дманисскому епископу. Поясню: речь идет о монастырях, расположенных в Лорийской области Армении. Среди них такие шедевры армянской архитектуры, как Кобайр, Ахпат, Ахтала, Санаин. Все эти храмы были построены армянами-халкедонидами в раннем средневековье. Прихожане этих церквей, исповедовавшие православие, сталкивались с серьезным противодействием со стороны последователей традиционной для армян апостольской конфессии. Дело доходило до откровенной вражды. По этой причине некоторая часть наших православных соотечественников впоследствии выбрала путь ассимиляции, растворившись среди соседей-грузин, в то время еще сохранивших атрибуты государственности и живущих куда более благополучной жизнью. Позднее быть православным стало выгодно и престижно. Особенно после того, как правители Лори, братья Иване и Закаре Закаряны, заключили военный союз с грузинской царицей Тамарой и возглавили совместную оборону против сельджуков. Покровительствовавшая Закарянам царица за помощь в борьбе против завоевателей рассчитывала на принятие армянами православия. Братья поступили дипломатично. Иване принял ортодоксальную веру, а Закаре сохранил верность апостольской конфессии. Впоследствии потомки их вернулись в религии предков. Но и склоняя голову перед православным грузинским патриархом, князья Закаряны и их подданные открыто называли себя армянами и никогда не давали повода для сомнений относительно своей этнической принадлежности.
Все аргументы, имеющиеся у грузинской стороны в пользу обоснованности своих претензий в отношении халкедонидских монастырей Лори и Ташира, касаются именно периода правления Закарянов. В те самые годы на стенах монастырей Кобайр, Ахпат, Ахтала появились надписи на грузинском языке. Но их гораздо меньше по сравнению с надписями на армянском. Что же касается того факта, что прихожанами храмов были христиане, исповедовавшие православие, то этого основания хватило бы для претензий не только на церкви Лори и Ташира, но также на десятки других армянских храмов, которые тоже были построены халкедонидами. На территории современной Армении таких церквей не меньше трех десятков. Так почему же грузинский патриарх не предъявляет в отношении этих храмов претензии?
Смею предположить, что условия, выдвигаемые грузинской стороной, в действительности не преследуют цель добиться контроля над расположенными на севере Армении халкедонидскими церквами. Перспектива их передачи Грузинской патриархии выглядит просто фантастической. Требования Католикоса Илии Второго являются скорее средством торпедирования переговоров по вопросу о предоставлении официального статуса епархии Армянской Апостольской Церкви и возвращения ей святынь, столетиями служивших верующим армянам. Отсутствие доброй воли маскируется речами о необходимости паритетного решения проблемы. А с нашей стороны проблем собственно нет. Немногочисленная грузинская община никогда не обращалась к властям Армении с просьбой зарегистрировать ее в качестве религиозной организации. Правительство Армении, полагаю, со своей стороны окажет посильную помощь, если наши сограждане грузинской национальности решат построить в Ереване православную церковь. Ради Бога. В Грузии же ситуация совершенно иная. Права считаться законной религиозной общиной лишены не только армяне, но также католики, протестанты и представители ряда других традиционных конфессий. К примеру, у Ватикана к официальному Тбилиси претензий не меньше, чем у Эчмиадзина.