Карабахское урегулирование: что означает замена статус-кво на “статус-кво плюс”

Архив 201116/07/2011

В Баку уже ничего не понимают: здесь договорились до того, что “война — лучший вариант для любого азербайджанца”
Последние многозначительные тенденции, наметившиеся в карабахском урегулировании, помимо прочего, обнажили тот факт, что в Баку многие просто не понимают, что происходит. Ярким примером этого является, в частности, недавний комментарий известного бакинского политолога Зардушта Ализаде.

Честно говоря, в данном случае слово “политолог” очень хочется взять в кавычки. Потому что сей “эксперт” несет такую чушь, с которой даже спорить затруднительно — настолько все выглядит глупо и беспомощно. Глупость первая: “оккупация территорий Азербайджана является главным козырем Сержа Саргсяна во внутриполитической борьбе, и отказываться от этого козыря он ни под каким видом не будет”. Это уровень мышления какого-нибудь продавца зелени с сабирабадского базара. Проблема в том, что дураку очень трудно доказать, что он порет чушь — никакая аргументация не доходит. Глупость вторая: “Любой мир — это поражение одной из сторон. Не верю, что новые инициативы посредников приведут к какому-то результату. Но есть еще один вариант, он более желателен для каждого азербайджанца. Это прекращение всех переговоров, всесторонняя подготовка к войне и выставление Армении в ультимативном порядке требований незамедлительного освобождения территории. Властям Азербайджана пора уяснить — Армения не пойдет на компромиссы и не уступит ни по одному из основных принципиальных вопросов. Армению можно убедить сесть за стол переговоров и пойти на компромиссы с помощью единственного права — права силы”.
Вот типичный результат десятилетней “промывки” мозгов. Человек, которого принято считать мыслящим интеллигентом, всерьез утверждает, что война — это лучший вариант, желательный “для каждого азербайджанца”. Он не может, не в состоянии смириться с тем, что Баку вынужден согласиться с переходным статусом НКР. Потому что все понимают — это первый шаг к официальному признанию независимости. Кстати, было бы весьма интересно и вправду спросить у “каждого азербайджанца” — разделяет ли он такой подход? Думается, ответ станет большим сюрпризом для Зардушта Ализаде — не меньшим, нежели стало заявление Алиева о согласии на признание переходного статуса. Кстати, еще один бакинский политолог, Зафар Гулиев считает, что “Баку и Ереван пока не реагируют на послание Медведева”. Это сказано после выступления Ильхама Алиева относительно временного статуса Карабаха. Да какая же вам еще реакция нужна?
Пора бы уяснить апшеронским мыслителям, что мир не может быть “поражением”. Мир — это всегда победа, причем “не одной из сторон”, а всех участников конфликта. Потому что перестают гибнуть люди, налаживается жизнь, новые поколения получают перспективу, о которой в военной ситуации не могли бы мечтать их родители. В пользу мира можно привести массу аргументов, а вот в пользу войны — лишь один: она оправдана, если людей вынуждают с оружием в руках защищать свой дом и свою свободу. Понимает ли Зардушт Ализаде, что он призывает именно к такой войне — справедливой для Карабаха и захватнической, карательной, заведомо проигрышной для Азербайджана?
Тут надо сказать, что многие наблюдатели — и у нас, и в Баку, и в странах-посредниках — скептически относятся к возможности достижения мира, потому что принято считать: согласие на компромисс настолько разгневает общественность как в Армении и Арцахе, так и в Азербайджане, что лидеры испугаются сделать соответствующие шаги. То есть компромисс — это неизбежная революция, потому-то он невозможен. Так посмотрим, что же это за компромисс. Выступая вчера в Лондонском институте стратегических исследований, Эдвард Налбандян достаточно подробно раскрыл суть происходящего. По его словам, в Довильском заявлении трех президентов — Медведева, Обамы и Саркози — говорится о неприемлемости сохранения статуса-кво. А для этого, заметил министр, необходимо полностью реализовать три основополагающих принципа и шесть элементов, о которых говорят главы председательствующих в Минской группе ОБСЕ стран. Среди них (о чем пытается умолчать Баку) — “право карабахского народа определить окончательный статус Карабаха путем обязательного референдума, имеющего правовую силу”. До этого Карабаху будет присвоен промежуточный статус, который “означает status quo plus, то есть все то, что есть сегодня, плюс международное признание этого статуса”, — подчеркнул Налбандян. Получается, что “нетерпимость сохранения статус-кво”, о чем твердят посредники, связана с отсутствием этого самого “плюс”, то есть с отсутствием международно признанного положения края. Знаете, для чего это нужно, по большому счету? Да для того, чтобы “частично признанный” (в том числе Азербайджаном) Карабах сделать стороной переговоров.
Не станем скрывать: одновременно предусматривается поэтапный вывод подразделений Армии обороны НКР с территорий зоны безопасности вокруг Арцаха, их замена международными миротворцами и сохранение беспрепятственной сухопутной связи между Арменией и НКР по Лачинскому коридору. Вот суть компромисса, который, думается, начинает помаленьку реализовываться. На этом пути, который обещает быть очень сложным и весьма долгим, стороны и посредники еще много раз столкнутся с различными трудностями, осложнениями, проблемами. Но, положа руку на сердце, — где здесь повод для революции, свержения существующих властей и возвращения к войне? Вот о чем хорошо бы спросить людей по обе стороны фронта: они готовы пойти на баррикады ради того, чтобы воспрепятствовать осуществлению такой программы? Поскольку ответ очевиден, не надо нагнетать истерику. В конце концов, в новых условиях это выглядит не только неуместно, но и смешно.