Карабахский вопрос решен волеизъявлением живущих там людей,

Архив 201327/07/2013

— говорит директор Института стран СНГ Константин ЗАТУЛИН в интервью газете “Завтра”.

Ниже публикуем выдержки из материала.
После распада Советского Союза и ухода России из Закавказья суверенизация Грузии, Азербайджана и Армении, на мой взгляд, восстановила в регионе все старые изотермы, которые определяли возможности и зоны влияния в этой части Кавказа крупных держав. Мы являемся свидетелями того, как Грузия, особенно при Саакашвили, брала на себя функцию организатора “крестовых походов” против России. Причина проста: после ухода из общего пространства с Россией Грузия, не имея ничего, кроме своего положения транзитного коридора к кладовым Каспия и Средней Азии, предложила себя Западу.
…Какие бы политики ни находились у власти в Армении, — все они проармянские. Но, по определению, выступают в роли ближайших союзников России, потому что другой возможности для выживания у Армении нет. Один из прежних руководителей Армении сформулировал это так: “У России есть свой Израиль на Кавказе — это Армения”. Для этой фразы есть очень много оснований, не только положительных, кстати. Израиль выступает раздражителем на Ближнем Востоке — ясно, что в отношениях с Азербайджаном Армения тоже выступает в роли раздражителя. Тем не менее из всех стран региона наиболее близкие отношения у России с Арменией. Но Москва старается развивать связи и с Азербайджаном. Временами, под влиянием различных факторов, в том числе и азербайджанского лобби, в эшелонах нашей власти складывается мнение, что Москва должна проводить по отношению к Еревану и Баку равноудаленную политику — хотя бы из-за функции посредника в карабахском урегулировании, которую мы взяли на себя вместе с США и Францией. Но это не должно отменять факта, что у нас есть стратегический союзник на Кавказе — армяне. Причем этот союзник за свою симпатию к России заплатил очень дорого, я имею в виду геноцид армян в Османской империи. Между тем Азербайджан выбрал свою ориентацию, он опирается на турецкую поддержку и строит многие планы с учетом этого обстоятельства.
…Я убежден, что, по существу, карабахский вопрос решен фактом волеизъявления живущих там людей. Население Нагорного Карабаха не даст никому, даже Армении, распорядиться своей судьбой и вернуть эту территорию под юрисдикцию Баку. Азербайджан, который настаивает на своей территориальной целостности, пренебрегает тем обстоятельством, что к моменту распада союзного государства территорией Карабаха он не владел, за исключением небольшого участка, который он до сих пор удерживает. Поэтому вопрос в том, чтобы как можно деликатнее, щадя национальное самолюбие, подойти к разрешению конфликта. Сделать это можно путем пакетной договоренности, при которой Нагорный Карабах получает независимость, и в свою очередь армянские силы возвращают Азербайджану большую часть территории за пределами НКР, которая в результате военных действий была ими завоевана. Политики в Ереване и в Баку не готовы с этим согласиться, каждый из них требует или все, или ничего. Это можно было бы преодолеть, если бы посредники — Россия, США и Франция — совместно продиктовали условия мира в виде пакетного соглашения. Но мы сами вовлечены во взаимные интриги с США и с Францией — в чем-то мы солидарны, а в чем-то нет.
Турция с незапамятных времен блокирует Армению, с другой стороны закрыли границу азербайджанцы. Армения очень сильно проигрывает от этого. И в свою очередь вместе с диаспорой ведет наступление в мире, стремясь к признанию геноцида армян в Османской империи. У меня лично нет никаких сомнений в том, что геноцид был: Госдума в 95-м по моему предложению объявила в России 24 апреля Днем памяти жертв геноцида в Османской империи. Заметьте, не в Турции, а именно в Османской империи. Обама, при первом своем избрании, обещал влиятельным армянским общинам, что он посодействует признанию в США этого исторического факта. Он исходил из того, что этого требует историческая справедливость, а не конъюнктурные политические интересы. Но это пришло в кричащее противоречие с интересами Штатов сохранить Турцию в качестве своего основного союзника на южном фланге, влиятельного члена НАТО. США не хотят задевать Турцию. Чтобы выйти из ситуации, в первый срок президентства Обамы было оказано давление на Турцию и Армению, чтобы они подписали протокол о нормализации отношений. Это породило в Азербайджане ожидаемую ответную реакцию. Были убраны плакаты “две страны — один народ”, разразилась истеричная антитурецкая кампания с рефреном “нас предали”. У Анкары был выбор: либо продолжать ту линию на замирение с Арменией, либо исходя из кровнородственных ориентиров сорвать процесс. На кону лежали, во-первых, отношения с теми, кто содействовал “оттепели”; во-вторых, заявка в ЕС. Очень характерно, что Турция все-таки сорвала процесс. Азербайджан это привело к ложной мысли, что он схватил “бога за бороду” и может всего достичь, опираясь на нефтедоллары. Нажали на всевозможные рычаги, в том числе и здесь, в России, чтобы продавить как можно быстрее карабахское урегулирование в своем варианте. Форсаж сопровождался бесконечной чередой воинственных заявлений, тратами на военные цели. Через податливых людей в администрации президента Медведева добивались, чтобы Россия использовала свое влияние на Армению, подтолкнула ее к согласию на условия Азербайджана. Руководство Азербайджана вело себя чересчур жестко и нахраписто, имея целью решить карабахскую проблему в короткие сроки на принципах, которые не могут быть реализованы. Двусмысленность своего статуса Карабах не примет, а значит, не сможет принять и Армения.