Карабах — государство, а не сообщество общин

Архив 200916/06/2009

Ильхам Алиев поручил выходцам из Карабаха сформировать теневое правительство
На прошлой неделе в Баку состоялся учредительный съезд новой общественной организации, именуемой “Азербайджанская община Нагорного Карабаха Азербайджанской Республики”.

В пятницу было проведено первое заседание правления организации. По своей структуре и форме деятельности сформированное правительство очень напоминает пародию на правительство. По-видимому, Ильхам Алиев все-таки дал добро на реализацию сценария, еще год назад предложенного депутатом меджлиса Гюльтекин Гаджиевой, которая настаивала на том, что покинувшие Карабах азербайджанцы должны заявить о формировании “правительства Нагорного Карабаха в изгнании”.
Общественная организация “Азербайджанская община Нагорного Карабаха” была зарегистрирована Министерством юстиции соседней страны еще в 1997-м году. Но название ее никоим образом не соответствовало действительности. А персона, которой правители доверили руководить этой структурой, абсолютно не воспринималась самими азербайджанцами, некогда проживавшими в Карабахе. Низами Бахманов, именовавший себя предводителем карабахских азербайджанцев, в сентябре прошлого года ушел в мир иной, так и не добившись реализации своей главной мечты. Бахманов грезил о том, что когда-то станет губернатором Карабахской области Азербайджана. Признаки раскола в среде азербайджанских беженцев наблюдались еще задолго до его смерти. Появилось несколько групп, оспаривающих право председателя организации выступать от имени выходцев из Карабаха. Многие земляки Бахманова, с иронией воспринимавшие его претензии на роль будущего “губернатора”, отмечали отсутствие каких бы то ни было моральных и юридических прав считаться лидером карабахских азербайджанцев. Ведь его никто таковым не избирал. Попытки сформировать “легитимный” орган, правомочный представлять интересы бывших жителей Карабаха, предпринимались не раз. В позапрошлом году оппоненты Бахманова объединились вокруг созданного ими “Оргкомитета меджлиса Карабаха” и попытались путем демократических выборов определить подлинного лидера. Координатор оргкомитета Мехман Исмайлов отчетливо заявил, что руководитель общественной организации “Азербайджанская община Карабаха” — самозванец.
Скоропостижная смерть Бахманова лишь обострила грызню за право претендовать на титул “будущего губернатора Карабаха”. Шкуру неубитого медведя взялись делить аж три клана. 5 июня Ильхам Алиев сделал между ними окончательный выбор, назначив “главой общины” некоего Байрама Сафарова, которого ранее своим указом распорядился величать “главой исполнительной власти Шуши”. А заодно и сама организация прошла перерегистрацию, с тем чтоб соответствовать закону. Кстати, в том, что организация, по сути, была незаконной, публично сознавались некоторые из ее учредителей. Так, депутат меджлиса, бывший карабахец Эльман Мамедов, однажды заявил: “Даже если это противоречит закону, мы должны активно функционировать как община азербайджанцев Нагорного Карабаха”. Реформированной структуре властями уготована особая роль. На ее базе бакинские правители собираются сформировать “будущее правительство Нагорного Карабаха”. А для начала администрация Алиева вознамерилась доказать, что мировое сообщество обязано воспринимать общественную организацию как равноправную сторону переговорного процесса по урегулированию карабахского конфликта. Принятая в 2006-м году пресловутая резолюция ПАСЕ номер 1416 прибавила бакинским идеологам воодушевления. В резолюции упоминалось о необходимости вовлечения в переговоры полномочных представителей “обеих общин Карабаха”. В Баку поспешили благословить “главу азербайджанской общины” на переговоры с сопредседателями Минской группы и с президентом НКР. Впрочем, ни Аркадий Гукасян, ни Бако Саакян вовсе не спешили вступать в контакт с бывшими земляками, не пожелавшими принимать карабахское гражданство. Законно избранному президенту республики не о чем разговаривать с представителями какой-то общественной организации. Совершенно абсурдны попытки ставить знак равенства между главой государства и самозванцами, выступающими от имени одного из национальных меньшинств этого же государства.
Благословив организацию со старым названием на новые свершения, Ильхам Алиев, похоже, поручил приступить к формированию “органов параллельной власти”. В структуре новоизбранного правления созданы свои “министерства” иностранных дел, внутренних дел, пропаганды, культуры, образования… Заметно, что за основу взят грузинский опыт. Звиад Гамсахурдиа в свое время создал марионеточное “правительство Абхазии в изгнании”, которое по сей день базируется в Тбилиси. Деятельность этой структуры изначально напоминала фарс. Но в случае с Карабахом затея выглядит куда более абсурдно. Грузинам хоть как-то удается оправдать свою затею с формированием “теневого правительства”. Ведь, как известно, до начала войны грузины в Абхазии составляли большинство и “правительство в изгнании” — это бывшие лидеры абхазской автономии. В случае с Карабахом все совсем иначе. Если на секунду допустить, что затея Ильхама Алиева может иметь право на существование, то армянские беженцы, чудом уцелевшие после погромов в Баку, Сумгаите и Кировабаде, тоже должны быть вправе провозгласить создание “правительства Азербайджана в изгнании”. Тогда они смогут требовать прямых переговоров с Ильхамом Алиевым о будущем двухобщинном устройстве Азербайджанской Республики.
Совершенно очевидно, что затея с реорганизацией “Азербайджанской общины” напрямую связана с перспективой проведения в Карабахе референдума о статусе. Новоизбранный глава “общины” Байрам Сафаров в пятницу заявил: “Проведение референдума — это право Азербайджана и проживающих там общин. Без возвращения 65-тысячной азербайджанской общины в Нагорный Карабах речи о референдуме быть не может”. Но вот вокруг цифры, оглашенной Сафаровым, в Баку по сей день нет согласия. Его предшественник Низами Бахманов предпочитал вести речь о 72 тысячах беженцев из Карабаха. Это при том что, согласно последней советской переписи, в НКАО было лишь 35 тысяч азербайджанцев (21 процент населения). Как минимум половина из этих 35 тысяч разбрелась по разным странам мира. Так что даже с учетом высоких показателей рождаемости в Азербайджане выходцев из Карабаха вместе с их потомками никак не может быть больше 20 тысяч. В таком случае откуда взялась цифра 72000? Нетрудно объяснить. Азербайджанские пропагандисты утверждают, что из 120 тысяч проживавших в свое время в Карабахе армян сейчас якобы осталось лишь 70 тысяч. То есть задачей было доказать, что азербайджанцев, имеющих право вернуться в Карабах, уже сейчас больше, чем живущих там армян. Стало быть, если дело дойдет до референдума, азербайджанцы, мол, опять же будут в выигрыше и сумеют обеспечить нужный результат. “У нас все под контролем. Все лица находятся на учете. Если завтра встанет вопрос о возвращении вынужденных переселенцев в Нагорный Карабах, то там могут заселиться все желающие азербайджанцы”, — заявил Низами Бахманов незадолго до своей смерти. К великому сожалению, это откровение прошло мимо ушей сопредседателей Минской группы, которые, казалось бы, должны быть обеспокоены попытками бакинских правителей добиться решения конфликта путем демографической войны. Но грязные планы бакинских политтехнологов так и не удостоились оценки со стороны посредников.
Артем ЕРКАНЯН