Канны: удивительные моторы, охотник за аллигаторами и мексиканский “Клуб кинопутешественников”. Конец не за горами…

Архив 201226/05/2012

В Каннах изменился список фаворитов: в тройку лидеров вошла картина “Холли Моторс” или, иначе говоря, “Божественные моторы” француза Лео Каракса. В опубликованном рейтинге влиятельного издания “Фильм франсэ” этот фильм занял третью позицию с пятью первыми и тремя вторыми местами.

Вообще говоря, “Божественные моторы” получили весьма противоречивые оценки: после показа часть зала выражала свое неодобрение свистом, другая — восторженно аплодировала. Хорошо хоть не вцепились друг в друга. По своей художественной концепции лента “Божественные моторы” кардинальным образом отличается от всех фильмов, представленных до сих пор на фестивале. Она так же загадочна, как и ее автор: Лео Каракс (настоящее имя — Алекс Дюпон) ведет предельно уединенный образ жизни, практически не дает интервью. И вообще о нем мало что известно.
Пока картину “Божественные моторы” опережают занимающая уже четвертый день подряд первую позицию рейтинга лента “Любовь” австрийского режиссера Михаэля Ханеке с восемью первыми местами и четырьмя вторыми и “Ржавчина и кость” француза Жака Одиара — с пятью первыми и семью вторыми местами.
А 9-ый конкурсный день в Каннах продолжили два фильма — “Газетчик” и “После мрака свет”. В фильме американского режиссера Ли Дэниэлса “Газетчик” речь о межрасовых отношениях, опять же однополой любви и убийствах. В фильме заняты Николь Кидман, Джон Кьюсак, Зак Эфрон и несколько полузвезд.
На пресс-конференции до показа фильма Джон Кьюсак признался, что с огромной радостью сыграл негодяя: “Меня как будто выпустили из клетки. Когда мы с Ли встретились и стали обсуждать фильм, он сказал, что мои последние роли не давали мне раскрыть все мои возможности. Музыка для актерских ушей! Конечно, я согласился”. Прямо хлебом не корми, дай сыграть мерзавца.
А Зак Эфрон, большую часть экранного времени проводящий в одних трусах, под радостный смех журналистов в шутку заявил, что он гей, хотя тут же заметил, что наслаждался каждой минутой, которую можно было провести, созерцая Николь Кидман. Их нравы — так бы написали в советское время. Кидман в свою очередь сообщила, что мечтала поработать с Дэниэлсом и “понять, на что я способна в его руках”.
Вторым фильмом стал “После мрака свет” — наполовину автобиографический фильм мексиканца Карлоса Рейгадаса. В центре повествования — Хуан и его семья, привыкшие к городской жизни, но живущие в мексиканской деревне. Действие, впрочем, не сводится к единственной точке на карте и происходит помимо Мексики в Великобритании, Бельгии и Испании — странах и местах, где бывал сам режиссер. Прямо как “Клуб кинопутешественников”.
Профессиональная публика приняла фильм Рейгадаса яростно. Весь сеанс картину сопровождали издевательские смешки. А уж когда двухчасовое томление закончилось, журналисты кинулись друг к другу с вопросом: “Ну и что все это значит?!” Рейгадас утверждает, что положил в основу картины свои путешествия по Латинской Америке и в частности по Мексике. Пейзажи, запечатленные камерой, у которой иногда разъезжается фокус, и впрямь завораживают. Вот и все. Ни больше ни меньше. Продвинутые “канновцы” были сильно разочарованы… Все замерли в ожидании вердикта жюри. Нас же будоражит другой вопрос: как там ереванская делегация?