Канны: “Территория” любви

Архив 201416/09/2014

Попасть в орбиту Каннского фестиваля — заветная мечта кинематографистов всего мира. А уж тем более армянских. Их ежегодные наезды в Канны, как ни печально это сознавать, пока ощутимых результатов не дали. Впрочем, один весьма приятный результат есть: в особую рубрику фестиваля “Ателье де Синефондасьон” попал кинопроект режиссера Норы МАРТИРОСЯН.

…”Десять лет назад дирекция фестиваля препоручила человеку по имени Серж Голденштерн судьбу молодых перспективных кинематографистов, которые ищут финансирования в Каннском “Ателье де Синефондасьон”. Это место официальной селекции режиссеров, сценаристов и других киношников. Ежегодно отбирают до 15 проектов, из которых, по их мнению, может что-то получиться, — говорит Нора. — Выбирают по сценарию и, скажем так, по “серьезности” будущей продукции. Сам ты не можешь подавать на “Синефондасьон”, и как это происходит, я не знаю. Знаю, что Голденштерн где-то выуживает различные кинопроекты, знакомится с ними и сам же отбирает. Как оказалось, из почти 300 проектов он отобрал и мой, причем я единственная женщина”.
Интрига еще и в том, что сценарий “Территории” Нора писала на знаменитой Villa Medici в Риме, приобретенной Францией в XVI веке. С тех пор на Villa приезжают люди искусства Франции, подолгу живут и творят, вдохновляясь “вечным городом”. Но попасть в пансионеры нелегко. Например, художник Давид подавал семь раз, пока добился желаемого. Так что пансионер Villa Medici — знак, некая печать. В наши дни претенденты проходят жесточайший отбор. Нору Мартиросян почетное жюри выбрало с ходу. Удивительно то, что она в качестве проекта представила работу над сценарием “Территории”, хотя по традиции проекты должны как-то быть связаны с Римом. А тут сценарий про Карабах… Работала целый год, общалась со специалистами по сценариям игровых фильмов. Есть два сценарных центра в мире: Турин и Иерусалим. Там помогают доводить сценарии до кондиции. Нора выбрала Иерусалим. Дальше эти 15 проектов-сценариев изучают в авторитетном франко-немецком арт-телеканале ARTE, встречаются с авторами и дают свои премии. Норе Мартиросян крупно повезло и посчастливилось: она получила премию ARTE за свою “Территорию”. Иначе говоря, можно снимать с благословления “Ателье де Синефондасьон” и ARTE.
Нора с отличием окончила Академию искусств в Ереване. Живописец. Образование продолжила в Амстердаме в Академии Ритвельд, далее в Национальной студии современного искусства Френуа во Франции и в амстердамской Королевской академии. Годы, проведенные в Нидерландах, почти полностью посвятила кино. Результат впечатляет. Начиная с 2002 года четыре из снятых ею документальных фильмов не только участвовали в многочисленных фестивалях, но и были отмечены дипломами и призами. Глубоко прочувствованные, тонкие фильмы Норы Мартиросян никого не оставляют равнодушными — ни профессионалов, ни зрителей. И все отмечают также живописность картин. Начиная с 2005 года Нора профессор академий искусств Монпелье и Лиона.
“…Центральный “герой” “Территории” — степанакертский аэропорт. Приезжает эксперт-швейцарец, чтобы проверить, насколько аэропорт соответствует международным нормам. В понедельник ждут появления первого самолета, но он не прилетает ни сегодня, ни завтра, ни в другие дни. И швейцарец становится нашим сталкером-гидом — хочет понять, что представляет собой эта территория и почему в аэропорту нет самолетов. Вопрос ставится не как политический, а как факт. Ни разу не произносится слово “Карабах”, но есть сцена, когда швейцарец стоит на горе, а местный житель показывает — мол, тут — Армения, там — Турция, а там — Россия. Все говорят по-карабахски — кто знает, тот знает, а кто нет…
Конечно, весь фильм будет сниматься в Карабахе. Это немножко сложно, потому что готовая картина попадет на Каннский фестиваль и наверняка поднимется большой шум с той стороны. Ведь фильм о стране, которая никем не признана. Даже если не о стране, а о земле, обитатели которой говорят по-армянски. Когда я представляла “Территорию” в Иерусалиме, тут же появились статьи и было ощущение, что одна из них написана азербайджанцем. Думаю, это только цветочки. Могут возникнуть проблемы со спонсорами, например, швейцарцами, которые что-то строят в Азербайджане. Они не раз подумают, прежде чем дать деньги для “карабахского” фильма”.
Итак, сценарий готов, есть продюсер, есть оператор и актеры. Нора с продюсером неделю провели в Карабахе, определили гостиницу, где будет жить группа, провели кастинг — отбирали в частности детей, которых в фильме множество. Легче было с натурой, Нора уже несколько лет ездила в Карабах — приглядывалась. Нужно еще разрешение властей НКР, в группе ведь в основном французы.
“Если я сделаю приличную картину, есть серьезный шанс, что она попадет на Каннский фестиваль благодаря “Ателье де Синефондасьон”. Картина полнометражная, цветная, съемки в основном натурные. Нашла чудесный дом в Шуши, где развернутся главные действа. Решение сделать такую картину назревало подспудно, постепенно. Случайно. Я впервые поехала в Карабах как в незнакомую страну. Мне просто было интересно. Понадобилось время, чтобы понять, почему мне это нужно. Каждый армянин, я уверена, должен знать, какую и чью землю защищали наши ребята. Я хочу сделать фильм, чтобы всем было понятно: эту землю карабахцы не отдадут, — говорит Нора. — В Шуши ощущается крепкий карабахский дух, кураж — они не на шутку намерены восстановить город. Там, в Карабахе, более чем где-либо чувствуется полное слияние, симбиоз земли и людей — карабахских армян. Мой фильм именно об этом, потому-то и назвала его “Территория”. Это территория, которая населена людьми, вышедшими из этой земли, и которые будут за нее драться”.
Начать съемки “Территории” Нора Мартиросян предполагает в будущем году. Продюсер хочет начать сейчас, чтобы успеть к следующему фестивалю в Каннах, тем более что грядет 100-летие геноцида. Но не получается — еще надо добрать денег. Нора ждет финансирования от ARTE, от шведов, из Катара. Обещает некоторую сумму и Национальный киноцентр Армении. Фильм малобюджетный, нужно всего 800 тысяч евро. “Сегодня этот фильм необходим, завтра я его снять не смогу. Это как бы “архив”-летопись сегодняшней карабахской ситуации”, — считает Нора. Чтобы максимально облегчить дело и ни с кем не связываться, она открыла продюсерскую компанию. “Нас трое: я и два француза. Один из которых Дан Бурлак — известный продюсер, имеющий престижные профессиональные премии Каннского фестиваля. В Армении наш продюсер Джеф Галустян”.
Вот такая “Территория”. Пока все складывается весьма удачно и благодаря таланту и энергии Норы Мартиросян “Территория” непременно материализуется, попадет на Каннский кинофестиваль и раздвинет свои границы — физические и духовные.