Как вы молитесь тому, чего не видно,

Архив 201331/10/2013

или Не в отдельно взятом еврее дело

Российское интернет-пространство взорвала история, которую известный журналист, ведущий радио “Эхо Москвы” Матвей Ганапольский разместил на своей страничке в Facebook. История страшноватая, но и смешная одновременно. А может — страшно смешная, это уж кому как.

В максимально сжатом виде звучит она так. Некий крайне религиозный еврей Йешайя Шафит прибыл из Москвы в Сочи по своим делам. И во время ожидания экспресса, идущего из аэропорта в город, пришло ему время помолиться. Найдя относительно уединенное местечко, гость столицы Олимпиады завернулся в особое молитвенное облачение — талес, наложил на голову и руку тфилин — две маленькие коробочки из кожи кошерных животных с написанными на пергаменте отрывками из Торы, открыл сборник молитв — сидур — и хотел начать,.. но тут подошел к нему старший лейтенант полиции Ермаков и молиться запретил. Страж порядка, во-первых, сообщил, что “в общественном месте молиться нельзя”, а во-вторых, — с крайней подозрительностью отнесся к перечисленным предметам культа. Он вызвал коллегу с собакой, но честный пес в религиозном еврее и его принадлежностях запаха терроризма не учуял. После этого ст.лейтенант слегка успокоился и предложил идти молиться туда, куда все люди ходят — в церковь. Благо неподалеку. Иудей терпеливо объяснил, что для него это предложение неприемлемо. Тогда полицейский разрешил ему пойти помолиться в… туалет.
— Я не могу пойти в молитвенных принадлежностях в туалет. Как вы можете такое предлагать? Вы не чувствуете кощунственность вашего предложения?
— Я не верю в Бога, его нет. В общественном месте молиться нельзя. Я вам не дам это делать здесь.
Тут к спорщикам подошел некий чин в штатском, хмуро выслушал обе стороны (и на том спасибо!), получил заверение иудея, что он “не будет ничего выкрикивать” и разрешил: “Хорошо, пусть молится 20 минут”. Если бы на этом история завершилась, можно было бы сказать: “хеппи-энд”. Не сильно, кстати, осуждая при этом ст.лейтенанта Ермакова. Ну действительно, тут, понимаешь, Путин вот-вот прибудет с инспекционным визитом, а под ногами мешается этот странный человек с непонятными его предметами… Необходима бдительность, а то всякий-разный мусульманин тоже пожелает на вокзале молитвенный коврик расстелить. Недалеко и до беды! Не за что полицейского упрекать, он, в конце концов, не религиовед.
Шафит стал спешно отправлять свой культ и в 20 минут уложился. Тут подошел тот же полицейский и уже добродушно заявил, что вовсе не для “контроля времени” подошел, просто “вид тут красивый”. А затем задал вопрос, который, видимо, все это время его мучил: “Как вы молитесь тому, чего не видно?”
Матвей Ганапольский назвал этот случай “приключениями еврея в России” и заключил ироничной фразой: такие вот у нас порядки, пусть еврей привыкает. А ведь совсем не в этом дело — не в отдельно взятом еврее, попавшем в трагикомический переплет. Сотрудник полиции не может взять в толк, как можно “молиться тому, чего не видно”, вот в чем проблема. Он же видит — людей, которые молятся в “специально отведенных местах”, нынче много. Посещают церковь, мечеть, синагогу… Только невдомек полицейскому, что к Богу это никакого отношения не имеет. Ведь Бог живет не в молельном доме, какой бы конфессии это помещение ни принадлежало. Бог должен жить в душе человека, а не на иконе. “Бог в душе” — это и есть тот нравственный императив, который оберегает человека, не дает ему стать на стезю греха. Доказательств не счесть, и в большинстве — это доказательства от противного. Более всего, как известно, свою “неразрывную” связь с религией демонстрируют как раз люди весьма и весьма грешные — олигархи-богатеи, чиновники-коррупционеры и тому подобные персонажи. Строят церкви (или особняки, напоминающие храмы), ставят свечи, отбивают земные поклоны, благотворительностью богоугодной занимаются. Потому что догадываются, что грешны. Но так как на самом деле верят не в Бога, а лишь в силу денег, надеются таким порядком “откупиться”. Вот в это — возможность за деньги выглядеть безгрешными — они и впрямь верят. Сходит ведь на этом свете, сойдет и на том! Только такая вера к нравственности никакого отношения не имеет. Честно говоря, суровый ст.лейтенант Ермаков выглядит на этом фоне даже симпатичным. Он честно признается, что является атеистом и “не может понять”. Вот и мы туда же — не понимаем, как можно молиться Богу, если его нет в душе…