Как уничтожить памятник и спасти при этом “репутацию”

Архив 201202/06/2012

Варварское, ни с чем не сравнимое разрушение памятника архитектуры — Крытого рынка на проспекте Маштоца — взбудоражило многих ереванцев. Такой подлянки от депутата Национального собрания, да и к тому же от правящей Республиканской партии, не ожидали. В первый день работы НС Самвел Алексанян, он же Лфик Само, плененный журналистами, наконец произнес несколько фраз — прокомментировал свои действия.

“После ремонта Крытый рынок будет иметь прежний вид”, — заявил собственник “объекта”-памятника. Потом он в доступной форме — иначе не умеет — разъяснил, что крыша рынка рухнула сама. Очевидно, по его версии, вдруг и ненарочно. Как если бы не было вырытого посредине торгового зала гигантского глубокого котлована для грядущей подземной автостоянки. Как если бы не было тонн снега и воды, ослабивших фундамент и грунт, не было яростной работы тяжелой техники. И вдруг все обрушилось. Стояло 60 лет и вдруг обрушилось, аккурат как только депутат засучил рукава. “Я не разрушаю. Служба сейсмической безопасности представила документы, в которых говорится, что задняя часть находится в плохом состоянии и разрушилась сама. Мы восстановим полностью. Здесь будет рынок, а внизу — несколько этажей парковки”. Несколько — это сколько?
Никакого умысла — божится депутат Алексанян. “Почему я должен специально обрушить часть здания, если мне сейчас предстоит тратить средства на ее восстановление?” — разводит он руками. Разъясняем: строить с нуля гораздо легче, чем что-либо восстанавливать. Тем более памятник архитектуры, даже если середины XX века.
То, что и Минкультуры, и мэрия со всеми своими “памятниковыми” службами позорно профукали раздолбай Крытого рынка, ясно сегодня каждому. Но что будет дальше? Судя по тому, что доломать осталось совсем немного, а энтузиазма у депутата хоть отбавляй, то, конечно, сокрушат в пыль. Ведь плюс ко всему он уверен, что делает благое дело, “Пойдите спросите у соседей, они скажут, в каком состоянии был рынок. Этот рынок уже тысячу лет в плохом состоянии. Вы видели туалеты и склады на этом рынке, в каком они были состоянии?” Очень похоже на лечение от перхоти после полного усекновения головы. И добавил: “Я в своей жизни был всегда созидателем. Возьмите, к примеру, Церетели, “трамвайный круг”, помните, в каком были состоянии?” К весьма созидательным действиям депутата-созидателя надо бы добавить громоздкий ресторанный комплекс, самым хамским образом построенный им в Разданском ущелье в полнейшем диссонансе с окружающей средой и элементарными нормами поведения.
Самое пугающее, если может быть нечто более пугающее, чем разрушение собственного культурного наследия, так это вновь полное “наличие отсутствия” какого-либо проекта. Впрочем, он, наверное, все же есть, поскольку под главным входом в здание умершвленного депутатом Алексаняном рынка проводятся работы — вяжут арматуру и т.д. Ведь вопрос в том, какой именно проект: а) реконструкции, b) строительства некоего супермаркета или c) реставрации. Депутату удается уже почти полгода дурить всех ереванцев, в частности служивых людей, подвизающихся в Минкульте, мэрии, Союзе архитекторов и далее до абсурда, тех, кто по положению должен был дневать и ночевать с того дня, как техника, ведомая олигархом, вползла в здание.
Сегодня вроде бы говорят, что памятник будет восстановлен с точностью, которая могла бы возрадовать автора рынка. Но разве есть какие-то гарантии? И кто гарант? Пока всего лишь создана некая совместная комиссия мэрии и Минкульта, которая “оперативно изучит ситуацию и представит комплексные предложения по предстоящим мероприятиям”. Насчет оперативности, конечно, сказано круто, по-советски. Обезоруживающая оперативность. И еще одна маленькая деталь: то и дело мелькает фраза-оборот “Крытый рынок будет иметь прежний внешний вид”. Положим, с внешним разобрались. Но как мыслится олигарху-депутату-созидателю “внутренний” вид рынка, то бишь памятника? Каким он видится мэру Тарону Маргаряну, министру культуры Асмик Погосян, замминистра Арев Самуэлян? Таким, каким видел прославленный Агабабян, слегка модернизированным или же со впихнутым внутрь четырехэтажным супермаркетом, или же многоэтажной высоткой, пристроенной с тыльной стороны?
Тьма, одним словом. Правоохранительным органам есть чем заняться — разрушение памятников карается законом.

***

Вчера состоялось заседание Общественного совета, на котором обсуждалась ситуация с Крытым рынком.

В частности, ОC интересовало: почему разрушена большая часть памятника, кто ответственен за это, что делать, возможно ли восстановить прежний его вид и др. Председатель созданной на основании совместного приказа мэрии Еревана и Министерства культуры РА специальной комиссии, глава Союза архитекторов Армении Мкртич Минасян открыл Америку, сообщив, что ошибка идет с момента заключения договора о купле-продаже, когда между покупателем и Министерством культуры не было подписано обязательство о сохранении здания. По его словам, то же самое было в случае со вторым покупателем Самвелом Алексаняном — Лфиком Само. Он подчеркнул, что имеющегося на сегодня законодательства вполне достаточно, однако в данном случае закон не действовал. А вот почему он так долго об этом не информировал общественность о варварских действиях депутата НС, председатель СА скромно промолчал. Создалось ощущение, что он только вернулся на землю после полугодового орбитального полета. О, святая простота — О sancta simplicitas!
Начальник ереванского отдела Агентства по охране памятников истории и культуры Министерства культуры Армении Каро Айвазян тоже сделал круглые глаза и согласился с этим мнением. Между тем юрист Общественно совета Армен Тер-Тачатян отметил, что есть закон, оказывается, запрещающий разрушать охраняемый государством памятник, то есть закон этот нарушен, а следовательно, правонарушители должны понести наказание. И точка. Главное — определить меру вины.
Директор “Армпроекта” конструктор Григор Азизян твердо заявил, что никаких проблем по части стойкости здания рынка не было. А ведь несколько месяцев говорили, что и бетон плохой, и арматура поржавела. Он имени комиссии он потребовал от собственника представить в течение недели эскизный проект, профгруппа даст заключение и далее должно быть восстановлено новое здание при частичном сохранении старого, однако внешний вид здания не должен быть никоим образом изменен. Г.Азизян заверил членов Общественного совета, что такое возможно на все 100%. Оптимист. Его слова с необычным энтузиазмом поспешил подтвердить М.Минасян.
Кроме того, сказал Г.Азизян, с собственником уже достигнута (оказывается, достигнута-таки) договоренность, остается сущая мелочь: представить проект и начать строительные работы под строжайшим контролем. Но ведь чуть ли не с первого дня “демонтажа” говорилось о “строжайшем” контроле, о приостановке строительства и т.д. Результат известен. Надо полагать, контроль впредь будет просто зверский.
Директор ГНКО “Служба охраны историко-культурных заповедников-музеев и исторической среды” Владимир Погосян бодро отрапортовал, что в Армении более 25 тысяч охраняемых государством памятников, 19 тысяч из них являются госсобственностью и не подлежат отчуждению, а остальные 6 тысяч могут быть проданы государством, но только в случае подписания обязательства по их охране. Львиная часть не имеет соответствующего обязательства, следовательно, по его словам, государство вновь столкнется с подобными проблемами. “Если памятник как собственность продается, то владелец обязан подписать это обязательство с Министерством культуры”, — заявил он. Спрашивается, а чего молчал-то, служивый? Боялся?
Руководитель Общественного совета Вазген Манукян резонно отметил, что необходимо немедленно поднять этот вопрос, чтобы такие обязательства были подписаны.
На заседании прозвучали также мнения, что ни одна из проблем не будет решена до тех пор, пока виновный не будет наказан. Если, мол, не накажут, эта череда преступлений против национальной культуры продолжится.
Один из участников ОС выразил сомнение в том, что человек, который довел памятник до такого состояния, может восстановить здание так, как требуется. При этом он предложил следующее: “Необходимо выразить недоверие владельцу”. Многие согласились с этим предложением. Выразить недоверие и лишить депутатской вседозволенности. Тогда многое образуется. А вообще — сущий позор! Такое ощущение, что наши чиновники не слышат, не видят, не говорят.