Как строители по новой повредили фреску Минаса

Архив 201305/11/2013

Телеканал “АР” показал сюжет, взволновавший зрителей, в частности тех, кого можно причислить к культурной общественности. Телерассказ был посвящен фреске Минаса Аветисяна в селе Ваграмаберд, тому, как ее попортили в наши дни… Эту историю стоит изложить в подробностях.

Фреску Минас нарисовал в Доме культуры Ваграмаберда в 1973 году. Это “Армения” — одна из лучших монументальных произведений выдающегося мастера, одна из самых больших — 550х850 см. Землетрясение разрушило ДК, но вот стена с живописью чудесным образом уцелела. Вскоре ее любовно упаковали в некий саркофаг. До лучших времен. Помогло. “Армения” дошла до лучших времен лучше всех остальных гюмрийских фресок Минаса. Восемь из них были реставрированы в последние годы, оставалась ваграмабердская. “Организацию и координацию реставрационных работ проводили мы, — говорит председатель Фонда “Минас Аветисян”, сын художника Арман Аветисян. — Все работы выполняли итальянские специалисты и наши молодые реставраторы во главе с Фабрицио Якобини, причем на самом высоком уровне — итальянцам нет равных в мире. Когда дело дошло до Ваграмаберда, нам вдруг заявили, что мы не имеем лицензии на реставрацию монументальной живописи. Кто? Агентство по охране памятников архитектуры и культуры, а также Управление по охране памятников. Попутно выяснилось, что в нашей стране таких лицензий и вовсе не выдают. Принесите, сказали, нечто подобное. Бред какой-то. Мы показали выданную нам итальянскую “фресковую” лицензию. Но она не прошла — только, мол, армянская”.
“Грустно, девушки”. Реставрирует-то фрески не Арман Аветисян, не конкретно фонд, а итальянец Якобини — блестящий специалист, которому нет цены и которого ждут повсюду… К слову, именно эти наши служивые “реставрировали” мост в Гарни и разрешили это строительной организации, ни разу не слышавшей слово “реставрация”. Так-то.
“Неожиданно Ваграмаберду правительство выделило 200 миллионов драмов на строительство Дома культуры, который приютил бы “Армению”, — продолжает Арман Аветисян. — Парадокс в том, что эти деньги не предусматривают реставрацию фрески. Весной прошлого года строители в темпе взялись за работу, но начали почему-то с того, что распеленали фреску и завезли тяжелую технику — стали рыть траншею под фундамент. Мы бросились в Ваграмаберд, туда приехали специалисты из Минкультуры — ужас! Отвалились куски живописи, пошли трещины и т.д. Позже, ближе к концу работ, под бетоном осталась 30-сантиметровая полоса живописи. Иначе говоря, мы потеряли еще около 20 процентов той фрески, что сохранилась к началу строительства”.
И смех и грех. И кошмар. Опять не те люди занимаются не тем делом. Строительство ДК завершилось летом, фреске, хотя и поврежденной, ничто не угрожает. Хотя как сказать — рядом играют в настольный теннис.
Фонд пребывает в ожидании, пока правительство выделит средства конкретно на реставрацию “Армении”. “Сейчас в Гюмри Фабрицио Якобини занят восстановлением замечательной фрески Рафаела Атояна в бывшем электротехническом заводе, — говорит Арман, — но, не дожидаясь денег, он закрепил “Армению” по новейшим технологиям. Как только деньги появятся, работа будет продолжена”.
Трагикомическая история, что и говорить. Хочется надеяться, что злоключения минасовской “Армении” до конца года завершатся. В этот раз они обойдутся дороже, чем представлялось. Может, взыскать деньги с нерадивых строителей? Хотя бы часть.