“Как приходько, так и уходько”

Архив 201207/06/2012

“Владимир Путин, полагаю, меньше всего думает о внешних эффектах и изголодавшихся политологах. Не мешкая и без горячности он хладнокровно выстраивает систему, способную сохранить все, что есть в России сегодня наиболее позитивного, и надеется на приумножение хорошего в рассуждениях завтрашнего дня.
Поэтому в кабинет министров направлены такие опытные менеджеры, как Сурков, Хлопонин, Лавров, Сердюков, Дворкович, Силуанов, а к ним — “вундеркинд”, 29-летний Николай Никифоров из университетской Казани, кажется, и родившийся с компьютерной мышкой под мышкой, фанат Стива Джобса и электронных чудес Силиконовой долины. Этот министр, надо думать, будет сосредоточен не на машине с мигалкой, а на прорывах страны в хайтек-будущее…
Но у этого нового и универсального правительства будут очень компетентные и бдительные кураторы — из числа вчерашних министров. В.В.Путин оставил в дураках всех, кто возомнил, будто они могут толковать его сны…
Голикова, Набиуллина, Щеголев и Левитин отнюдь не ушли в тень, они будут самым тщательным образом курировать свои бывшие министерства. Что касается единодушно разруганного Рашида Гумаровича Нургалиева, то ему в ранге заместителя госсекретаря предписано учить и воспитывать как российскую полицию, так и весь личный состав органов МЧС…
Нам в Минске ни с оптимистами, ни с ругателями спорить не хочется: у нас есть надежда, что и новые, и старые руководители России уже преодолели известный психологический барьер и пришли к консенсусному выводу, что Минск является для Москвы и искренним братом, и надежным союзником, а стало быть, Россию и Беларусь ожидают хорошие интеграционные новости…
Впрочем, не могу не поделиться одним личным ощущением. Кем бы ни назначили бывшего помощника президента господина Приходько, я рад, что этот человек отныне не будет столь активно влиять на разработку московской политики по отношению к Беларуси. Не знаю, как у кого, но лично у меня этот внешнеполитический архитектор вызывает грустные воспоминания. Однажды Приходько собрал в Кремле минский политический бомонд, вошел в раж и, позабыв, что дипломату язык дан в награду, а не для пустомельства, вдруг обвинил “СБ” и другие белорусские СМИ в какой-то, простите за выражение, русофобии… Потом, правда, открещивался, уверял, что его не так поняли… Трудно забыть также, как в роли анонимного источника господин Приходько регулярно снабжал московских журналистов самой тенденциозной, да чего уж там — брутальнейшей! — информацией о Минске. И чем мы так ему насолили!..
Буду надеяться, что отстранение Приходько — тоже сигнал. Для меня — своевременный и хороший.”

“Советская Белоруссия”, Минск