“Как прихода кризиса не заметили, так и ухода”…

Архив 201027/02/2010

Недавнее громкое заявление министра экономики РА Нерсеса Ерицяна о том, что Армения с честью вышла из кризиса, вызвало много эмоций, кроме, пожалуй одной — радости. Видимо, момент для такой хорошей новости был подобран не слишком подходящий.

В мире говорят о новой волне кризиса, у нас — о повышении цены на газ и инфляции, и, понятное дело, что на этом фоне желающих разделить с министром чувство глубокого удовлетворения проделанной работой почему-то не нашлось. Во всяком случае вчера в стенах парламента таковые не обнаружились.

Напомним по случаю контекст сделанного министром заявления. “Тот авторитет и доверие, которыми правительство Армении пользовалось у международного сообщества, позволили мобилизовать необходимые средства и оперативно осуществить реформы, позволившие за счет незначительных уточнений бюджета реализовать все расходы”, — заявил Нерсес Ерицян в начале этой недели на пресс-конференции. При этом министр добавил, что был обеспечен рост всех социальных расходов, предусмотренных правительством в условиях кризиса.
Все последующие дни после этого, на парламентской четырехдневке депутаты буквально бомбили правительство вопросами социальной направленности. Даже если сделать скидку на то, что во второй половине депутатского срока у народных избранников, по понятным причинам, резко повышается тяга к социальной тематике, нельзя не отметить — поводов для обращения к этой теме в последнее время более чем достаточно. Соответственно неутомимый оптимизм Минэкономики вызвал у одних недоумение, у других — сарказм, третьи — попытались додумать, что именно имел в виду министр.
В комментариях оппозиционных депутатов поначалу превалировал сарказм. “У меня ощущение, что в Армении есть люди, которые в этот кризис и не входили”, “Наше правительство сначала не признавало того, что мы в кризисе, а теперь раньше всех из него вышло”, “Мы как прихода кризиса не заметили, так и ухода”… На этом шутки, в которых всегда есть доля правды, закончились, уступив место попыткам оправдать либо объяснить оптимизм министра.
Лучше всех с этой задачей справился Ованес Маргарян (фракция “Оринац еркир”), который отметил, что, насколько ему известно, в мире никто пока из кризиса не вышел, а наш министр экономики всего лишь имел в виду, что мы прошли пик кризиса.
Глава фракции РПА Галуст Саакян продолжил эту мысль, заявив, что министр хотел подчеркнуть небольшой прогресс, зафиксированный с начала этого года. “А кризис, конечно же, еще не закончился. Он закончится тогда, когда мы вернемся к тому уровню, с которого началось падение”, — сказал он.
Представитель АРФ Дашнакцутюн экономист Ара Нранян также предполагает, что министр сделал далеко идущие выводы исходя из 2%-ного роста, зафиксированного в январе. Однако, по его мнению, брать за основу этот показатель ошибочно. “Возможно, для тех стран, в которых рецессия была в пределах одного-двух процентов, — это повод для оптимизма, но с учетом глубины спада, которому подверглась отечественная экономика, январский рост — это не основание для того, чтобы говорить о выходе из кризиса. Такими темпами понадобится еще как минимум лет семь, чтобы прийти к уровню, который был до кризиса”, — считает он. К тому же, по его словам, если при благоприятном мировом сценарии нам все-таки удастся восстановить прежний уровень, следующий кризис, а кризисы в мировой экономике неминуемы, будет для нас еще более жестоким, так как мы не извлекли уроки из нынешнего.
“Кризис выявил серьезные недостатки нашей экономики, с другой стороны, дал шанс исправить эти недостатки. Лучшим выходом из кризисной ситуации могло бы стать то, что мы, пользуясь случаем, смогли осуществить серьезные реформы, а именно — диверсифицировать экономику, уменьшить разницу в объемах экспорта и импорта, уменьшить зависимость от частных трансфертов, создать рабочие места, поддержать местного производителя и т.д. Но правительство пошло по легкому пути, привлекая кредитные средства в надежде переждать то время, пока во всем мире кризис будет преодолен. Часть средств из полученных в кредит 1,6 млрд долларов пошла на покрытие дефицита в 2009 году, другая часть будет потрачена с той же целью — в 2010 году, часть придерживается в резервном фонде для поддержания курса доллара. И все эти шаги не имеют никакого отношения к системным преобразованиям нашей экономики. Иными словами, шанс не использован, все проблемы сохраняются”, — говорит Нранян.
“Кризис в нашей стране можно будет считать преодоленным тогда, когда объемы частных трансфертов, отправляемых родственниками из-за рубежа, станут такими же, как до кризиса. У нашего правительства на самом деле две надежды на преодоление кризиса, и обе связаны с заграницей — это увеличение трансфертов и рост цен на медь на международном рынке. Поэтому утверждения министра в очередной раз далеки от реальности. Он не в первый раз представляет действительность в розовом цвете”, — считает Армен Мартиросян (“Наследие”).
Представитель “Процветающей Армении” доктор-профессор экономических наук Вардан Бостанджян относится к тому числу экспертов, которые изначально называли мировой финансовый кризис искусственно спровоцированным явлением, а потому, по его словам, все разговоры о начале кризиса и его конце очень относительны. “Как бы то ни было, первая волна финансового кризиса действительно обошла нас стороной в силу несовершенства нашей банковской системы. Она не понесла столь ощутимых потерь, как в мире, из-за того, что у нас нет страховой системы, нет рынка капитала, нет инвестиционных фондов… Что касается экономического спада, то он был значителен. На этом фоне январский рост в 2,4% можно считать положительным сдвигом, плюс надежду внушают просматриваемые в мире положительные тенденции. И хотя январь — это не показательный для обобщений период, будем надеяться, что отката назад больше не будет”, — говорит он.
Советник спикера НС по экономическим вопросам профессор Татул Манасерян полагает, что на сегодняшний день ни Армения, ни любая другая страна в мире не может утверждать, что кризис преодолен.
“Экономическое развитие происходит циклически — и после стадии спада наступает оживление. Так вот в эту стадию, на мой взгляд, пока ни одна страна в мире еще не вступила. Разве что за очень редким исключением. К примеру, Китай — за счет масштабов своего рынка или в Восточной Европе, Польша — за счет удачного стечения обстоятельств с курсом национальной валюты. Как гражданин, я был бы только рад, если бы сказанное министром соответствовало реальности. Хотя, возможно, он обладает информацией, которая позволяет ему делать такие выводы”, — резюмировал Манасерян.