Как превратить Ани в турецкий город?

Архив 201205/04/2012

В древней армянской столице отныне будет действовать мечеть
Министерство культуры Турции рапортует об успешном завершении очередного важного мероприятия, призванного спасти духовное наследие турецкой нации. Недавно после реставрации была открыта для религиозных церемоний мечеть Эбул Манучер. Последовательность турецких властей в сохранении исторических памятников можно было бы только приветствовать, если бы не одно обстоятельство. Дело в том, что речь идет о здании, построенном в десятом веке армянским царем Гагиком в древней армянской столице Ани. Не стоит удивляться тому, что реставрацию Ани турецкие правители начали именно с “мечети”.

Никто не спорит с тем, что восстановленное турецкими реставраторами здание в свое время действительно было мечетью. Армянская столица была городом, в котором мирно уживались представители разных цивилизаций, культур и религий. Мусульман там тоже было немало. Особенно в период владычества сельджуков. Они-то в 1072 году и преобразовали построенное армянами здание таможни в мечеть и нарекли его Эбул Манучер. Разрушив возведенную в северном углу здания таможни сторожевую вышку, правители династии Шеддад остроили на ее месте минарет. Он и сейчас выделяется от основного здания другим цветом камня, что выдает факт того, что изначально сооружение служило совершенно иным целям. Но вернемся в XXI век. Интересно, как собираются объяснить турецкие власти руководству ЮНЕСКО причины выбора мечети Манучера в качестве объекта, нуждающегося в первоочередной реставрации. Ведь развалинам армянских храмов грозит полное уничтожение. Не ставя под сомнение историческую ценность здания преобразованной в мечеть таможни, тем не менее невозможно не заметить субъективность турецких властей в выборе приоритетов.
Конечно, турки вправе сами решать, что они хотят восстанавливать, а чему молча позволят сравняться с землей. Но все дело в том, что проведенные работы Анкара собирается представить как собственный вклад в дело сохранения всемирного наследия. ЮНЕСКО, получившее от правительства Турции просьбу о включении Ани в число памятников всемирного наследия, выдвинуло перед Анкарой требование самостоятельно провести неотложные работы по восстановлению памятников, которым грозит опасность обрушения. “Фонд мирового наследия” внес в список памятников, подлежащих немедленному укреплению и восстановлению, почти все армянские церкви Ани, отметив при этом, что неутешительное положение дел в Ани стало следствием неэффективного управления и пренебрежения со стороны властей. В начале декабря прошлого года на заседании Генеральной ассамблеи Международного совета по сохранению памятников была принята резолюция, призывающая Турцию немедленно заняться реставрацией Кафедрального собора и церкви Аменапркич, которым грозит уничтожение.
Но, несмотря на все это, чиновники Министерства культуры решили начать реставрационные работы в Ани со здания, которое меньше всего в этом нуждалось. Недавно губернатор Карса Ахмет Кара в беседе с журналистами проговорился, что в ближайших планах значится восстановление бани Мурадие, караван-сарая и крепостных стен. То есть всех тех сохранившихся сооружений, которые не являются армянскими церквами. Обратите внимание — в первую очередь будут реставрироваться здания и строения, архитектура которых не выдает армянское происхождение их авторов. Причины такой выборочности, думается, всем понятны.
Анкаре чрезвычайно важно добиться того, чтобы ЮНЕСКО включило Ани в число памятников всемирного наследия. Это позволит турецким правителям рассчитывать на серьезную материальную поддержку со стороны международных фондов, финансирующих работы по сохранению исторических памятников. В то же время внимание со стороны ЮНЕСКО позволит во много раз увеличить число приезжающих в Ани туристов, что тоже сулит немалые доходы. Начальник управления туризма областной администрации Карса Хакан Доганай в связи с этим завил: “Если ЮНЕСКО выберет Ани, об этом будет подготовлено немало телевизионных репортажей, напишут многие зарубежные газеты. Это поможет развитию туризма. Поток посетителей возрастет, край начнет экономически развиваться”. В прошлом году Ани посетило около почти 60-и тысяч иностранных туристов. Ожидается, что благодаря проводимым ныне мероприятиям удастся довести число туристов до 200 тысяч в год. Если каждый их них потратит хотя бы 500 долларов, на экономике края это непременно скажется.
Таким образом, восстанавливая мечеть и другие светские строения, не связанные с армянами, турецкие правители решают одновременно две задачи. С одной стороны, создают почву для будущих дивидендов от туризма и выполняют формальное условие, требуемое международными структурами для финансирования масштабных реставрационных работ. А с другой стороны, создают гостям Ани иллюзию того, что это был город исламской культуры. Есть серьезные опасения на предмет того, что истинной целью проводимых в Ани реставрационных работ является уничтожение следов армянской цивилизации. Повод для таких подозрений появился еще три года назад, когда мне довелось брать интервью у тогдашнего министра культуры Турции Атиллы Коча. “Этот город является сокровищницей анатолийской культуры. Ани — город разных цивилизаций. Там есть чудесные христианские храмы и много мусульманских святынь. Мы разработали пятилетнюю программу восстановления Ани, реализация которой позволит превратить город в один из крупнейших в Турции туристических центров”, — сказал тогда министр. Даже в беседе с армянским журналистом турецкий государственный муж осознанно избегает упоминания о том, кто именно создал шедевры Ани. Министерством культуры Турции ведется целенаправленная политика, цель которой стереть из памяти принадлежность памятников армянам.
Реставрация может стать удобным предлогом для того, чтобы внести в облик разрушенного города необходимые кому-то коррективы. И это не может не беспокоить. Турецкие официальные лица на словах заверяют в том, что работа будет проводиться в сотрудничестве со специалистами из Армении. Но на практике — ничего подобного. Наших экспертов и близко не подпускают. Горький опыт реконструкции собора Святых апостолов в Карсе убеждает, что опасения уместны. Единственная сохранившаяся в Карсе армянская церковь была восстановлена с грубейшими ошибками. В новом облике церкви, здание которой сейчас используется в качестве мечети, не осталось почти ничего армянского. Еще одно подтверждение оправданности опасений — проведенная в 2007-м году поверхностная реставрация Дворца Парона в Ани. Армянские археологи были возмущены, увидев то, что было надстроено на сохранившемся фундаменте дворца. На месте величественных и изящных княжеских палат возведена обыкновенная каменная коробка, не имеющая ничего общего с оригиналом. Между тем возведение этой “коробки” было представлено турецкой пропагандой как жест доброй воли в отношении армян. Результат топорной работы реставраторов удостоился похвалы самого президента Абдуллы Гюля.
Похвалил президент реставраторов и за решение заняться восстановлением Кафедрального собора. Включение главного храма Ани в план реставрационных работ можно было бы считать большим достижением. Но оказывается, Кафедральный собор, который в 989-м году был построен армянским царем Смбатом Вторым и зодчим Трдатом, многие турки считают мечетью. В 1064 году, завоевав армянскую столицу, султан Алпарсан первым делом приказал снести с купола собора крест и провел в его стенах пятничный намаз, возблагодарив Всевышнего за силу, ниспосланную для разгрома армян и завоевания их земель. Это был первый намаз, проведенный на территории современной Турции. В переводе с турецкого “завоевание” означает “фетих”. С тех пор турецкие националисты называют Кафедральный собор Ани не иначе, как “Фетхие”. В сентябре 2010-го Партия националистического движения устроила масштабную пропагандистскую акцию, организовав в Кафедральном соборе массовый пятничный намаз. Имея в виду это обстоятельство, полагаю, не стоит особо радоваться решению турецких властей о проведении реставрационных работ в главном храме древней столицы. Не исключено, что результатом этой “реставрации” станет провозглашение собора мечетью и официальное разрешение на регулярное проведение там суннитских ритуалов.

В докладе, подготовленном Международной кризисной группой по вопросу об урегулировании армяно-турецких отношений, особое место было уделено восстановлению Ани. В рекомендациях экспертов ICG говорится: “Предлагаем правительству Турции, проявив жест доброй воли в отношении Армении, предложить проведение совместных работ по охране руин города Ани, четко заявляя, что Турция признает и сохранит армянское историческое и религиозное наследие на территории Турции…” В ответ на призыв ICG министр культуры Турции Эртегул Гюнай заявил, что масштабное сотрудничество с армянской стороной в реализации культурных проектов будет возможно лишь в случае, если Ереван удовлетворит требования официального Баку в карабахском вопросе. Отметив, что Турция не может пренебрегать мнением Азербайджана даже когда речь идет лишь о культурных мероприятиях, Гюнай заявил: “Мы никогда не должны забывать о том, что Нагорный Карабах до сих пор под армянской оккупацией”. На фоне таких высказываний заявления турецкой стороны о готовности сохранить для грядущих поколений шедевры “анатолийской культуры” выглядят просто вызывающими.