Как понимают диалог во власти и в оппозиции?

Архив 201131/05/2011

С объявлением амнистии оппозиция в лице АНК записала себе в актив, что все их ранее выдвинутые требования по сути выполнены, и стало быть, пользуясь терминологией Тер-Петросяна, приоткрытая дверь для диалога с властью уже распахнута. На этом фоне актуализируется вопрос о том, вокруг каких вопросов будет вестись диалог с властью.

Судя по заявлениям сторон, согласия по этому поводу на данном этапе не просматривается, и суть диалога власть и оппозиция понимают совершенно по-разному. Начнем с того, что конгресс вошел во вкус и выражает устами своих представителей уверенность, что власть, выполнив три предусловия, а именно, возобновив следствие по делу 1 марта, выпустив на свободу всех осужденных по обвинениям в массовых беспорядках 1 марта, а также разрешив митинговать на площади Свободы, готова воплотить в жизнь и четвертое требование — провести внеочередные выборы — парламентские и президентские. Более того, конгресс уже успел распространить заявление, в котором выражается эта идея.
“Мы скажем свое слово, когда наши люди окажутся на свободе; пока мы просто хотим, чтобы их освободили из-под стражи”, — еще недавно осторожничали представители конгресса. Сегодня, как заявляет пресс-секретарь АНК Арман Мусинян, на выполнении выдвинутых АНК трех требований политический процесс в Армении не остановится и властям будут выдвигаться все новые и новые требования. Понятное дело — аппетит приходит во время еды… Вышедший на свободу редактор оппозиционной газеты “Айкакан жаманак” Никол Пашинян в свою очередь выражает убежденность, что во главе списка новых требований — досрочные выборы, которые неминуемы и они обязательно состоятся, иначе говорить с властью вроде как не о чем.
В связи с этой убежденностью возникает вопрос — что нужно для того, чтобы внеочередные выборы состоялись? Как минимум заинтересованность властей в том, чтобы события развивались по этому сценарию и, как максимум, конституционные предпосылки для того, чтобы стало возможным распустить Национальное собрание и назначить новые выборы. Прописанных в основном законе условий, для того чтобы распустить парламент в данный момент, не наблюдается, и нет никаких признаков того, что они появятся в ближайшем будущем.
“Мы уже высказали наше мнение, в нашей стране нет ни правовой, ни политической основы для проведения внеочередных выборов”, — заявил на вчерашней пресс-конференции пресс-секретарь РПА Эдуард Шармазанов, предложив ознакомиться с Конституцией страны.
Не видит он и вероятности проведения досрочных выборов. “Внеочередные выборы бывают тогда, когда страна переживает политический кризис. А в нашей стране нет политического кризиса”, — заметил он, подчеркнув, что позиция властей Армении направлена на то, чтобы в Армении не было политических сил экстремистского толка, которые пойдут на радикальные меры путем насаждения ненависти в обществе.
На этом, собственно, и основывается готовность власти к диалогу с оппозицией.
При этом представитель правящей партии, отвечая на обвинения в том, что власть готова к диалогу только с АНК, заметил, что они готовы к диалогу по насущным политическим и экономическим проблемам страны со всеми политическими силами по тому же принципу, как ведется диалог с парламентской оппозицией. Пример получился не слишком удачным, потому как консенсус в парламенте не наблюдается, а в последнее время с учетом демаршей “Наследия” худо-бедно действующий диалог немого с глухим находится в разлаженном состоянии. А если учесть недавнюю попытку АРФ Дашнакцутюн объявить вотум недоверия действующему кабинету министров во главе с премьером с помощью интерпелляции (запроса) об ответственности правительства за социально-экономическую ситуацию, с приближением выборов поводов для диалога останется еще меньше. К тому же парламентская оппозиция не скрывает своего беспокойства по поводу открытых для диалога с АНК нараспашку дверей.
“Я далек от мысли, что диалог означает, будто власть начнет аплодировать оппозиции, а оппозиция рукоплескать власти. Нет, это не диалог. Диалог — это когда ты готов обсудить с политическими оппонентами важнейшие для Армении задачи”, — заявил Эдуард Шармазанов, поясняя свое видение диалога с конгрессом.
Дело за малым, чтобы это видение совпало с не на шутку разыгравшимися аппетитами АНК. Впрочем, далеко не факт, что аппетит этот должен быть удовлетворен. Ведь по большому счету, внеочередные выборы не решают главной для нас проблемы — проблемы доверия к выборному процессу, и прецедент этот в нашей новейшей истории уже был. Механизм фальсификаций срабатывает независимо от того, очередные это выборы или внеочередные. Стало быть, конгрессу есть прямой резон пересмотреть тему диалога и если уж договариваться с властью, то по поводу гарантий обеспечения прозрачных и справедливых выборов. Если, конечно, они не горят желанием вогнать общество в состояние очередного стресса…
Арсен ГРИГОРЯН